news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Владимир Хотиненко о татарстанском кино: «Не забывайте о своих истоках»

Режиссер и сценарист Владимир Хотиненко поделился своими мыслями о будущем российской киноиндустрии и идеи съемок фильма в Казани, а также воспоминаниями о первой встрече с Равилем хазратом Гайнутдином.

news_top_970_100

Владимир Хотиненко: «Казань – абсолютно корректная территория, где тонко понимают все человеческие и исторические процессы»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Казань – абсолютно корректная территория»

С работами Владимира Хотиненко плотно связана российская киноиндустрия времен перестройки. Его фильмы всегда возникали «на злобу дня». Его лента «72 метра» выходит незадолго до трагедии с подводной лодкой «Курск», фильм «Макаров» становится отражением событий, следующих за 92-м годом, а «Мусульманин» и вовсе является первым российским фильмом, затрагивающим тему веротерпимости. По признанию самого режиссера, его увлекает чеховский способ исследовать человека.

Сегодня он трудится над сценарием большого кинопроекта о Николае Рерихе. «Работа невероятно интересная. Будет фактически «Индиана Джонс», - утверждает он. Побывав в Казани, Хотиненко настолько вдохновился местной архитектурой, что всерьез задумался вплести ее красоты в новый проект.

Сам Владимир Хотиненко признался – в Казани не был давно, и как многие гости татарстанской столицы, поражен красотой и развитой инфраструктурой города. Он уверен, что Казань олицетворяет собой саму суть нашей необъятной страны. «Взгляните на территорию Кремля. Возвышается мечеть и рядом стоит православный храм. Казань – абсолютно корректная территория, где тонко понимают все человеческие и исторические процессы».

«Ранее в Казани даже в мыслях не было снимать», - говорит режиссер. Теперь он понял, что город того стоит. Правда посетовал на отсутствие кинокомиссии (организация, поддерживающая медиагруппы в регионах – прим. ред), работа которой могла бы привлечь в республику режиссеров самых разных рангов. «Это то, над чем стоило бы подумать в пользу развития киноиндустрии региона», - посоветовал он.

По мнению Хотиненко, за региональным кинематографом – будущее: «Я считаю региональные фильмы глотком свежего воздуха»

Фото: предоставлено съемочной группой фильма «Ибн Фадлан»

«Не нужно стесняться “выпятить” свои корни»

В свете последних событий, Владимир Хотиненко познакомился с современным татарстанским кинематографом. Давать аналитическую оценку всей региональной киноиндустрии он не взялся, но зато нашел отличительную черту татарстанского кинематографа. На его взгляд, почти в каждом фильме присутствует человеческая история.

«Я считаю положительной тенденцией всего кинематографа, когда в фильме в центре внимания не лихие съемки или закрученный сюжет, но человек и проблемы, которые он преодолевает. Причем без ложных happy end’ов», - уверен он.

Однако признался, в фильмах, которые ему удалось увидеть («Тарлан» Юлии Захаровой, «Мы – дети 41-го года» Амира Галиаскарова, «Посланник» Зуфара Хайруллина и других), ему не хватило «национального».

«Понятно, что здесь проживает множество национальностей, и республика всеми силами старается сохранять дружбу и взаимоуважение между ними. Но не нужно стесняться “выпятить” свои корни. Преследуя цель быть корректными, не забывайте о своих истоках».

Во время разговора стало понятно, что Владимир Хотиненко – ярый пропагандист регионального кинематографа. Режиссер признается – столичная «замаринованность» ему опостылела, а за региональным кинематографом – будущее. «Я считаю региональные фильмы глотком свежего воздуха. Со временем столичное кино стало ограниченным, и на этом фоне стали возникать такие явления, как «якутское кино». И, наконец, стали появляться финансовые программы поддержки регионального кино. Значит, перспективу в этом видят и на федеральном уровне».

Первым делом Хотиненко призывает вовлекать в процесс как можно больше молодежи. Он уверен – количество лент обязательно перейдет в качество производимого продукта

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Скоро придет то кино, на которое зритель пойдет»

Еще одна причина взгляда федералов в сторону регионов в уходе из российского проката большого игрока – Голливуда. Режиссер объяснил, что эта проблема может обернуться возможностью для российского кинематографа. «Я сторонник того, чтобы в этой ситуации не посыпать голову пеплом. Призываю воспринимать сложившуюся ситуацию не как проблему, а как вызов».

Первым делом Хотиненко призывает вовлекать в этот процесс как можно больше молодежи. Он уверен – количество лент обязательно перейдет в качество производимого продукта. «Не надо стенать, нужно действовать. Займись мы сейчас нашим кино, можно успеть его вывести на качественно новый уровень».

Правда, ожидать, что произойдет это скоро, не приходится. Режиссер уверяет – нужно продержаться год-два, и российскому прокату будет чем забить прокатную сетку. «Я говорю это не для красного словца. Я состою и в фонде кино, возглавляю сценарное жюри в минкультуре, участвую в питчингах и, наконец, состою в членах жюри разных фестивалей. На подходе есть интересные картины. Очень скоро придет то кино, на которое зритель пойдет. Только нужно дать кинотеатрам перетерпеть этот год».

«Когда мы с Женей Мироновым начали готовиться к съемках «Мусульманина», мы поняли, что без погружения у нас ничего не получится. Тогда я и познакомился с Равилем хазратом Гайнутдином»

Фото: ©  Рамиль Гали / «Татар-информ»

«Магия экрана, у которой особая, ничем незаменимая энергетика»

А перетерпеть можно и повторным прокатом. К примеру, это испытание достойно выдержали фильмы «Брат» Балабанова и «Асса» Соловьева. «Все просто. Хотите подлинник увидеть – идите в кино. А если картинки в альбомах полистать – для этого есть интернет-площадки. К примеру, к моему юбилею восстановили три мои картины – «Зеркало для героев», «Макаров» и «Мусульманин». Состоялись специальные показы на экранах. И хотя это мои картины, даже на меня они произвели впечатление. В частности, с фильмом «Мусульманин» наложился и контекст времени, и сегодня он звучит даже иначе. И все это – магия экрана, у которой особая, ничем незаменимая энергетика».

Хотя, конечно, нельзя отметать и магическую силу самого героя фильма, способного вести диалог со зрителем. Именно такого героя, на взгляд Хотиненко, не хватает современной киноиндустрии. 

«Когда мы с Женей Мироновым начали готовиться к съемках фильма «Мусульманин», мы поняли, что без погружения у нас ничего не получится. В Москве стояла только одна мечеть – на проспекте Мира. Тогда я и познакомился с Равилем хазратом Гайнутдином. Равиль Гайнутдин спросил: «Вы верующий человек?». Женя тогда засомневался, говорить ли правду – вдруг откажет. Но все-таки признался, что тот крещенный. Равиль Гайнутдин выдержал пауза и сказал фразу, от которой я до сих пор в восторге: «Значит, вы на пути к вере». Он вручил Миронову молельный коврик, привезенный из паломничества (мы потом использовали его в съемках) и поставил молиться вместе со всеми – в первые ряды! На молитву в мечеть Женя ходил не меньше месяца, именно поэтому получился такой персонаж». «Сломать» предвзятое отношение к российскому кино и самих зрителей, - еще одна задачка, над которой стоило бы поломать голову, считает режиссер. «Особенно это касается телевидения. В массовой культуре я вижу повсеместное торжество пошлости и непрофессионализма, которые отравливают зрительское восприятие. Добрая часть молодежи очень скептично относится к отечественному кинематографу».

«Захотели – убили героя, а передумали – вновь воскресили. Собственно, потому деятелей культуры раньше и хоронили за кладбищем, считали, все это от лукавого»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Мы – боги своего мира»

Что же касается самих молодых режиссеров, Хотиненко сокрушается. На кафедре режиссуры игрового фильма ВГИКа первокурсников приходится дообразовывать. «Буквально по всем фронтам – литературе, истории и даже русскому языку. Но проблема здесь не в молодежи, а в системе нашего образования. Представьте, мы тратим год, чтобы вывести ребят на уровень, на котором можно было бы с ними серьезно говорить о режиссуре».

Но проблема это не нова – радикальных перемен не случилось, считает режиссер. И за последние 20 лет интерес молодежи к режиссуре не угас. «Ну еще бы, ведь по сути своей мы – боги своего мира. Захотели – убили героя, а передумали – вновь воскресили. Собственно, потому деятелей культуры раньше и хоронили за кладбищем, считали, все это от лукавого», - смеется Хотиненко.

Сам же Владимир Хотиненко уверен – своим появлением в киноиндустрии он обязан случаю. «В Свердловск приехал Никита Михалков - встречался с местной интеллигенцией. На встречу меня затащил мой друг. Буквально затащил. Идти я не хотел ни в какую. Ну что мне там делать? Но так случилось, что мы с Михалковым зацепились языками. Рассказал ему про свою службу, разные истории из жизни, - говорили часа три. И тогда Михалков предложил мне попробовать себя в режиссуре. Я так и сделал, и вскоре он пригласил меня ассистентом на свою картину «Несколько дней из жизни Обломова». Трудно представить, как сложилась бы моя судьба, если бы не эта встреча».

Фото на анонсе: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100