news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

«Оговорил себя, чтобы не попасть в СИЗО»: экс-проректор КАИ об обвинении в хищении 95 млн

news_top_970_100

Судебное следствие по делу о многомиллионном хищении в КНИТУ-КАИ при выполнении госконтракта от МОН РФ близится к своему логическому завершению. На скамье подсудимых – экс-директор фирмы-соисполнителя «Нур-тех» Марат Галеев, директор компании «Нур» Загир Исрафилов, а также бывший проректор вуза Виктор Гуреев, который сегодня выступил перед судом, чтобы ответить на несколько очень важных вопросов.

Фото: © Алина Файзрахманова / ИА «Татар-информ»

В первую очередь Гуреев отметил, что он никогда не являлся руководителем госконтракта, и в качестве ответственного исполнителя его имя было указано только в «информационной карте проекта», которая направлялась вместе с заявкой для участия в конкурсе.

«Мои данные были там указаны, потому что, во-первых – я по просьбе ректора Гортышова оказывал помощь в составлении заявки, поскольку имел определенный опыт. Во-вторых, мое имя использовали для придания значимости проекту как элемент борьбы в ходе конкурсного отбора, так как я в 2010 году успешно защитил докторскую диссертацию и имел авторитет в научных кругах. Для меня все этим и ограничивалось», – разъяснил Гуреев.

Фото: © Алина Файзрахманова / ИА «Татар-информ»

По словам бывшего проректора, его полномочия в госконтракте никаким приказом или распоряжением закреплены не были, и он действовал в соответствии с личной устной просьбой руководителя госконтракта и ректора Гортышова. Он подчеркнул, что лично приказов о приеме на работу в КНИТУ-КАИ по госконтракту, как и по другим проектам, никогда не подписывал, так как не имел на это никаких прав и полномочий. 

«Гортышев попросил меня контролировать наличие всей отчетной документации по этапам госконтракта, и моя подпись на документах означала лишь то, что данный документ предусмотрен Календарным планом, и его наличие необходимо для сдачи работ по этапу, только это, и не более того. А моя виза на представлениях на оплату означала подтверждение того, что данный человек действительно привлечен для выполнения работ по данному госконтракту», – добавил Гуреев.

Фото: © Алина Файзрахманова / ИА «Татар-информ»

Напомним, что по версии следствия, за новое оборудование, на разработку которого госконтрактом выделялось 95 млн рублей, были выданы технологии, закупленные в Китае.

«В техзадании к госконтракту конкретно указано, что из всех 10 технологических операций разработке подлежала только одна – «Модифицирование композиции наночастицами». Все остальное могло быть заимствовано. При создании опытно-промышленного производства под заимствованием понимается приобретение стандартного оборудования, то есть оборудования, которое производится серийно», – прокомментировал эту часть предъявленного обвинения Гуреев.

По его словам, по госконтракту было изготовлено оригинальное оборудование – две установки наномодифицирования гранул – лабораторная и опытная. Их оригинальность была подтверждена Патентом.     

Фото: © Алина Файзрахманова / ИА «Татар-информ»

Как стало известно ИА «Татар-информ», проверка в КНИТУ-КАИ по госконтракту не выявила хищения средств при выполнении госконтракта, поскольку в финансовых документах, предоставленных бухгалтерией вуза, все суммы соответствуют смете госконтракта. 

Кроме того, заявления об ущербе, нанесенном по госконтракту, от КНИТУ-КАИ не поступало, и в дальнейшем вуз также не признал себя потерпевшим. Не было такого заявления и от заказчика, МОН РФ, которое официально заявило суду о том, что госконтракт выполнен полностью и в строгом соответствии с техническим заданием, календарным планом и сметой.

Тем не менее, на этапе предварительного следствия Гуреев частично признал свою вину по одной из статей предъявленного обвинения. Однако, по его словам, он был вынужден это сделать после оказанного на него психологического давления. Бывший проректор заявил, что оговорил себя для того, чтобы избежать слишком суровой меры пресечения и не оказаться в СИЗО. Сейчас он, к слову, под домашним арестом.

«Отражение частичного признания моей вины в допросе носит чисто формальный характер. Это было сделано исключительно из соображений безопасности. Я решил пойти на самооговор, чтобы быть дома, а не попасть в СИЗО, и сохранить свое здоровье, чтобы иметь возможность доказать свою невиновность.

Чтобы быть объективным, я бы хотел отметить, что во время допросов следователь никогда не повышал голос и не угрожал мне, его психологическое давление было выстроено весьма тонко и очень профессионально. Например, следователь говорил, что исполнители проекта дали уже против меня показания, и все уже доказано, а «на поверку» оказалось, что это был оговор со стороны единственного свидетеля в результате оказанного на него давления, о чем он свидетель и сообщил в суде», – рассказал сегодня экс-проректор.

Фото: © Алина Файзрахманова / ИА «Татар-информ»

По информации ИА «Татар-ифнорм», Гуреев был задержан именно на основании показаний этого свидетеля, который позднее также заявил о якобы оказанном на него давлении и отказался от ранее данных показаний. По его словам, после длительного допроса, который продолжался 7 часов, он вынужден был оговорить Гуреева, так как его якобы запугали. Об этом он сообщил во время своего допроса на суде. 

Отметим, что из остальных свидетелей, которых было больше сотни, никто показаний против Гуреева не дал ни во время следствия, ни во время допросов их на судебных заседаниях.

Ранее ИА «Татар-информ сообщало, в Казани судят бывшего проректора КНИТУ-КАИ и двоих сотрудников фирмы-соисполнителя за хищение 95 млн рублей, выделенных для исполнения госконтракта 2011 года между Министерством образования и науки РФ и КНИТУ-КАИ, – части путем фиктивного трудоустройства сотрудников «Нур-теха» в вуз, части путем выдачи за оригинальную разработку китайской технологии и оборудования. Подсудимые вину не признают.

 

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100