news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

«Музыка, которую не заменит машина»: религиозные деятели обсудили роль музыки в исламе

«Музыка, которую не заменит машина»: религиозные деятели обсудили роль музыки в исламе
Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

В рамках XIV Форума татарских религиозных деятелей состоялась дискуссия «Религия, вера, моң, макам. Богослужение и народное творчество в татарской духовной культуре». Обсуждение развернулось в зале «Лазурный берег» ГРК «Ривьера». Из 1200 участников форума, организованного Всемирным конгрессом татар, площадка собрала около 200.

«Каждый раз, когда мы проводим фестиваль „Илаһи моң“, идут разговоры музыка запрещена. Советник ректора Болгарской академии, мой бывший студент, говорит: „Какой фестиваль, какие мунаджаты?“ На этот счет есть разные мнения, но если Болгарская академия не знает точного ответа, то кто должен знать?» рассказала «Татар-информу» кандидат филологических наук Резеда Сафиуллина-Ибрагимова.

Чтобы разрешить разночтения на этот счет, была организована дискуссия между религиозными деятелями. Сама Сафиуллина считает, что мусульмане-схоласты привносят в религию «нечто, оторванное от реальности», но у татар религия всегда была специфической, прогрессивной.

Резеда Сафиуллина-Ибрагимова

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Дискуссии не получилось, потому что среди спикеров и слушателей оказалось много сторонников музыки. Сафиуллина надеялась пригласить главу Духовного управления мусульман РТ Камиля хазрата Самигуллина, чтобы придать обсуждению весомость. К сожалению, Самигуллин прийти не смог, но свой вклад внес. Несмотря на относительную радикальность своих взглядов, исследовательница решила изменить название дискуссионной площадки: «музыка» ушла, появилось «народное творчество».

«Организаторы были согласны на слово „музыка, но мы решили, что пока не нужно. В следующий раз мы будем называть всё своими именами», пообещала Сафиуллина.

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Вместе с проректором медресе «Мухаммадия» по образовательной деятельности Зульфатом Габдуллиным было создано методическое пособие «Азбука для исполнителей произведений татарского духовного наследия» («Татар рухи мирасы әсәрләрен башкаручыларга методик әсбаб»). Оно включает богословские мнения по поводу музыки в исламе, а также образцы устного народного творчества и ссылки на цифровые площадки для обучения. По словам Резеды Сафиуллиной, музыкальный архив будет активно пополняться. Методичка должна стать входом для желающих заниматься народным творчеством ведь многие даже не знают, с чего начать.

«Многие профессионалы портят мунаджаты превращают их в попсу. Наша татарская эстрада такая аляпистая и безвкусная. Самодеятельные исполнители на них смотрят, берут в пример», — констатировала Сафиуллина.

Подобная музыка недоступна для механического исполнения. Она требует эмпатии, душевного контакта и всегда индивидуальна. Религиозные атрибуты обретают смысл только в контакте с человеком. Может ли машина стать религиозным атрибутом? Сафиуллина уверена, что нет она может только скопировать его внешние черты.

О музыке и творчестве говорили участники творческого объединения «Рухи моң» Марсель Вагизов и Марсель Ахмадуллин со «Школой татарского Азана» и Ильяс Халиков с религиозным театром «Минбар». С точки зрения религии рассуждали председатель меджлиса (приходского собрания прим. Т-и) «Ихлас» Мухамет Галлямов и первый заместитель муфтия Чувашской Республики Ильяс хазрат Сафиянов. Модератором выступил директор Казанского мусульманского медресе имени 1000-летия принятия ислама Ильяс хазрат Зиганшин.

Ильяс Зиганшин, директор Казанского мусульманского медресе имени 1000-летия принятия ислама

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

В заключение выступил певец Мингол Галиев заслуженный артист ТАССР и народный артист РТ. Выступая в Болгарии, Румынии, Чехословакии и Японии, он удивлял слушателей «высоким» и чистым пением с полуоткрытым ртом. Свою удивительную способность он объясняет просто: чтобы передать чувства, широко открывать рот не нужно.

«Это мелодия человеческой души, обращение к Богу. Она предназначена не для концертного исполнения, а для разговора с самим собой. Даже во время чтения азанов часто допускают одну ошибку показывают свой голос», заключил Галиев.

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2