news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100
news_top_970_100

Государство против человека и четыре смерти: Шаляпинский фестиваль открыли оперой «Тоска»

Одной из самых «кровавых» опер был открыт 40-й Шаляпинский фестиваль. О том, как события XIX века откликаются в современности и почему Татарский театр оперы и балета отказывается от постановки «в чемодане», – в репортаже ИА «Татар-информ».

«Тоска», по мнению режиссера, – одна из первых удачных попыток в музыкальном искусстве поставить на сцене «правду жизни»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

«Тоска» первая веристская итальянская опера

Три главных героя и четыре смерти – в Казани премьерой оперы «Тоска» Джакомо Пуччини открылся юбилейный, 40-й Международный оперный фестиваль имени Шаляпина. Постановка прошла в Татарском театре оперы и балета имени Джалиля.

Сюжет для казанского зрителя не новый: предшественница нынешней версии оперы «Тоска» шла на сцене Татарского музыкального театра 25 лет до 2018 года. Она была поставлена швейцарским режиссером Кристофером Гроссером в 1993 году.

В этот раз за работу взялся также хорошо знакомый татарстанскому театралу тандем ародного артиста РФ, лауреата театральных премий «Золотая маска» Юрия Александрова и художника-постановщика – народного художника России Вячеслава Окунева.

Еще в начале театрального сезона сплоченный дуэт представил на суд публики премьеру оперы «Паяцы» камерный спектакль, который сам Александров охарактеризовал как «заряженную батарейку». В ней отражены реалии жизни, что в искусстве обозначено не иначе как «веризм» накал страстей происходит динамично, а развязка наступает стремительно.

Еще в начале театрального сезона дуэт Александрова и Окунева представил на суд публики премьеру оперы «Паяцы»

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

И хотя сам стиль был сформирован только в конце XIX века, режиссер подчеркнул, что «Тоска» одна из первых удачных попыток в музыкальном искусстве поставить на сцене «правду жизни».

И кажется, что Александров и Окунев только разогрелись на опере «Паяцы» – на «Тоске» зритель стал свидетелем постепенно назревающей трагедии, где каждое действие героев продуманно. И вместе с тем выдающиеся способности приглашенных артистов Ахмеда Агади (Марио Каварадосси), Елены Михайленко (Флория Тоска) и Станислава Трифонова (Барон Скарпиа) способствовали чувственному и эмоциональному развитию действия, за которым скрывается колоссальная работа.

«Для того чтобы по-новому взглянуть на знакомую оперу, я беру в руки партитуру. Ведь в музыке композитором все события уже зашифрованы, а акценты расставлены. Режиссерская же работа заключается в том, чтобы вскрыть этот замысел и представить его на сцене», – рассказал режиссер.

Выдающиеся способности приглашенных артистов Ахмеда Агади (Марио Каварадосси), Елены Михайленко (Флория Тоска) и Станислава Трифонова (Барон Скарпиа) способствовали чувственному и эмоциональному развитию действия

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

«Искусство никогда не уживется с идеологией диктатуры»

Итак, в этот раз Александров делает акцент именно на музыкальной составляющей оперы – иной раз кажется, что не музыка подстраивается под игру артистов, а наоборот – солисты обоснованно и точно следуют и чутко подстраиваются под каждый музыкальный нюанс партитуры Пуччини: если взмах ножом Тоски над телом Скарпиа – то точно под резкое фортиссимо оркестра.

«Хотя я прекрасно понимаю, что работа “под лупой” в поисках нужного нюанса чрезвычайно трудозатратна. Все, кто работает над спектаклем, должны найти общий язык. Только в этом случае возникает ансамбль как кульминация творческого процесса», – пояснил Юрий Александров.

Солисты чутко подстраиваются под каждый музыкальный нюанс партитуры: если взмах ножом Тоски над Скарпиа – то точно под резкое фортиссимо оркестра

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

По словам режиссера, несмотря на то что действие происходит в начале XIX века, сама опера современна: в ней заложены актуальные современному миру смыслы. Так, образ художника противопоставляется политической системе, в которой ему приходится существовать.

Он отмечает, что тема взаимоотношений государства и личности вечна. Государство (в лице Скарпиа) выбирает наиболее удобную для себя форму правления – диктатуру. Здравомыслящий человек (Каварадосси) со своей стороны пытается вырваться из этой системы. Либеральные идеи себя скомпрометировали, демократия превращается в терроризм. Убивать ради сохранения системы – в порядке вещей. И, конечно, такое божественное, как искусство, никогда не уживется с такой идеологией.

Все сценические решения: церковь Сант-Андреа, замок Сант-Анджело, в которых разворачивается сюжет, – сделаны детально, заставляя восхититься подробной работой над декорациями

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

«Работа над сценографией шла без малого восемь месяцев»

Но не только игра артистов заставила публику стоя рукоплескать по завершении спектакля. Только занавес открывается, и по залу разносятся несдержанные вздохи. Все сценические решения: церковь Сант-Андреа, замок Сант-Анджело, в которых разворачивается сюжет, – сделаны детально, заставляя восхититься подробной работой над декорациями. А масштабные полотна на библейский сюжет вызывают трепет даже у искушенного зрителя.

И хотя в самой работе есть некоторые отсылки к предыдущим версиям оперы в исполнении Александрова и Окунева, сам художник поясняет, что сценографической задачей было воссоздать места действий, подробно описанных в одноименной пьесе драматурга Викторьена Сарду, с которой прописано либретто.

«В самом либретто очень подробно описаны места действия, и я сам очень люблю Рим. На сцене мы даже воссоздали несколько артефактов: к примеру, алтарь Сант-Андреа выполнен весьма детально. Но все-таки декорации не точная копия Вечного города, а скорее впечатления от него. Нам хотелось подарить зрителю спектакль-путешествие. Чтобы у него была возможность увидеть недоступную из-за пандемии красоту в своем родном театре. И я благодарен театру за возможность воплотить мои идеи на таком высоком уровне. Работа над сценографией шла без малого восемь месяцев, а декорации выполнялись в лучших мастерских», – подчеркнул Вячеслав Окунев.

Вячеслав Окунев: «Нам хотелось подарить зрителю спектакль-путешествие. Чтобы у него была возможность увидеть недоступную из-за пандемии красоту в своем родном театре»

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Один из приезжих на фестиваль музыкальных критиков отметил, что повторение художественных находок автора в разных театрах на одну и ту же оперу – история обычная, учитывая количество поставленных им редакций.

«Когда режиссер ставит одно и то же название на разных сценах, у него всегда есть возможность повторить себя. И степень этого повтора определяет сама постановочная команда», – пояснил он.

«Боялся, что меня попросят создать спектакль “в чемодане”»

Александров заметил, что долгое время избегал сотрудничества с Татарским театром оперы и балета.

«Я знал, что труппа много гастролирует, и боялся, что меня попросят создать спектакль “в чемодане” для удобства транспортировки. Но, к счастью, руководство театра настроено создавать и показывать только полноценные, масштабные спектакли, что называется, по гамбургскому счету. К примеру, мы отправляли на переделку кресло Скарпиа, потому что оно не соответствовало цвету и стилю письменного стола. Такая заинтересованность руководства к происходящему на сцене дорогого стоит», – уверен режиссер.

Юрий Александров: «Руководство театра настроено создавать и показывать только полноценные, масштабные спектакли»

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Страх Александрова перерос в тесное сотрудничество с театром. Только на Шаляпинском фестивале будут представлены такие его работы, как «Пиковая дама», «Аида», «Паяцы», «Севильский цирюльник», «Сююмбике». Также афишу фестиваля украсят оперы «Травиата» и «Борис Годунов».

По словам директора театра Рауфаля Мухаметзянова, от гала-концерта в этом году фестивалю пришлось отказаться. Однако театралов ждет обширная параллельная программа музыкального форума – состоятся два камерных концерта, которые пройдут 7 и 13 февраля в ГБКЗ имени Сайдашева. Зрителей ждут показы опер в кинотеатре «Мир» (спектакли проекта TheatreHD – «Фауст», «Дон Карлос» и «Итальянка в Алжире»), открытые репетиции и публичные лекции об оперном искусстве.

Читайте также: Юрий Александров: «Перед нами стояла задача сделать оперу “Тоска” по гамбургскому счету»

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100