news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

«Входили трубы в твердь земли»: В Татарстане 75 лет назад начали добычу девонской нефти

Масштабное освоение месторождений нефти в девонских пластах началось в Татарстане в сентябре 1946 года, скважину № 1 пробурили на горе Гали недалеко от села Бавлы. Как из-под земли забил первый фонтан нефти, вспомнила газета «Нефтяные вести».

news_top_970_100
«Входили трубы в твердь земли»: В Татарстане 75 лет назад начали добычу девонской нефти

В годы войны

У поэта Юрия Лапшина есть такие строки: «Входили трубы в твердь земли, бил дождь в упругий свод брезента, тогда и знать-то не могли, что зарождается легенда. Но мысль жила, что все же есть под толщей лет в глубинах темных большая нефть, живая нефть в аортах древнего Девона».

Решение о бурении на бавлинской земле разведочных скважин было принято еще в годы войны, в конце 1942 года. Работы велись трестом «Туймазанефть». По предложению геологов треста М. В. Мальцева и Т. М. Золоева было определено место и намечено бурение трех разведочных скважин.

20 августа 1943 года вышел приказ о закладке на горе Гали недалеко от села Бавлы скважины № 1 с проектной глубиной 2150 м. Бурение скважины было начато 19 сентября 1943 года.

В условиях военного времени, в отсутствие необходимой техники работы продвигались медленно. Более чем через год, в ноябре 1944 года, скважина № 1 вскрыла верхний нефтеносный горизонт на глубине 1290,7 м. Так в отложениях угленосного горизонта были обнаружены первые на Бавлинском месторождении нефтяные залежи. Бурение было остановлено, скважина освоена и сдана в эксплуатацию с дебитом 5–8 тонн в сутки.

Как вспоминает газета «Нефтяные вести», одновременно с работами на скважине № 1 в июне 1944 года началось бурение на скважине № 2. Опробование верхних нефтеносных слоев на ней не проводили, так как было принято решение об углублении ее до отложений девона. Нефтяники надеялись, что чудо произойдет, ведь совсем близко, буквально рядом в Туймазах уже получили мощный нефтяной фонтан из девонского горизонта.

30 ноября 1945 года при опробовании пласта Д‑1 из скважины № 2 был получен приток девонской нефти с дебитом 5 тонн в сутки. Таким образом, было установлено наличие нефти и в этих отложениях. В феврале 1946 года скважину № 2 сдали в эксплуатацию. Есть девонская нефть, но дебит был небольшим, что не давало повода говорить о добыче девонской нефти в промышленных масштабах.

В дело вмешался климат

Убедившись в нефтеносности девонских отложений, специалисты «Туймазанефти» принимают решение углубить ранее пробуренную скважину № 1. В сентябре 1945 года разведочные работы были возобновлены. Углубление скважины до отметки 1800 м вела бригада мастера Степана Баклушина. Это был опытный буровик, получивший квалификацию и опыт на бакинских месторождениях. Он воевал, попал в плен, освободился в конце войны.

Задача по бурению была сложная и ответственная, мастеру предоставили карт-бланш — отобрать самому наиболее опытных бурильщиков, что он и сделал. Привлек и местных деревенских парней. Но тут в дело вмешался климат: дожди, ветра, крепкие морозы (первая мирная зима была аномально суровой), нескончаемые метели.

Как вспоминали участники той эпопеи, из-за этого были перебои с доставкой горючего для котельной, оборудования, еды. Случалось, солярки не хватало для топки даже одного из четырёх котлов, подающих пар на буровую. Тогда разведчики шли в лес, проваливаясь в снег по пояс, рубили деревья, доставляли их на самодельных санях, распиливали, кололи. В этом им помогали колхозники из окрестных деревень.

Работы по углублению ствола шли медленно — много ли наработаешь, если приводом для бурения служит слабенький тракторный двигатель. Проходка в месяц составляла 60–80 м. Вскоре работы были приостановлены, а возобновились только в июне 1946 года. Бурение шло медленно, только к концу лета поднятый с проектной глубины образец выбуренной породы песчаника показал на свежем изломе маслянистые коричневые пятна, пах нефтью. Буровики взбодрились: не пропал даром тяжелый труд, здесь точно есть нефть! В ударном темпе вели подготовительные работы по освоению скважины, как всегда подтянулись и сельчане: они рыли котлован для приема нефти.

И ударил мощный фонтан!

И вот наступил долгожданный день — 17 сентября 1946 года. На буровую прибыли представители конторы бурения и треста «Туймазанефть», собрались местные жители. В торжественной обстановке приступили к вывозу притока. Люди внимательно смотрели, слушали и ждали. И вот на третьем свабе скважина «заговорила». Все замерли. И тут ударил мощный фонтан нефти, он бил с огромной силой и был выше буровой!

Подставляли ладони под нефть — она была необычайно бархатистой, маслянистой. Теплая, бьющая из земли нефть… Ликование и радость были со слезами на глазах. Ветераны рассказывали, что люди обнимались, хлопали друг друга по плечам, кто-то хохотал и по-ребячески дурачился. А кто-то всхлипывал и плакал. Все было понятно и объяснимо: остался позади этап трудной, мучительной работы, бытовых лишений, жизни без семьи и домашней еды. И часто посещаемых сомнений — да есть ли здесь нефть? И она была. Многовековой Девон допустил людей к своим сокровищам. Начальный дебит скважины № 1 превышал 500 тонн в сутки. Так вышла из недр бавлинской земли большая девонская нефть.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100