news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Жители села Юлук Баймакского района Башкортостана: «Среди башкир остаемся татарами»

В Баймакском районе Башкортостана среди башкирских сел затерялась единственная в этих краях татарская деревня. Корреспонденты ИА «Татар-информ» побывали в Юлуке, сохранившем следы знаменитых татар – Мирхайдара Файзи, Мухаммадсадыка и его сыновей Закира и Шакира Рамиевых, Шайхзады Бабич.

Жители села Юлук Баймакского района Башкортостана: «Среди башкир остаемся татарами»
В Баймакском районе Башкортостана среди башкирских сел затерялась единственная в этих краях татарская деревня
Фото: ИА «Татар-информ»

Юлук – единственная татарская деревня в Баймакском районе Башкортостана. В этом селе в свое время жили знаменитые золотопромышленники и меценаты Рамиевы, а в библиотеке села работал Мирхайдар Файзи (1891-1928) – драматург, автор знаменитой пьесы «Галиябану». Еще один связанный с этим селом исторический факт – видный татарско-башкирский поэт Шайхзада Бабич свою последнюю ночь на свободе провел в Юлуке.

В Юлук мы приехали не только по следам Мирхайдара Файзи, Рамиевых и Бабича, но чтобы увидеть, как живут наши соплеменники в окружении «исконных башкир».

Наше путешествие началось с Сибая. Здесь проживают Фидаил Абубакиров и его жена Фания апа, которых можно назвать живой историей села Юлук.

Фидаила Абубакирова и его жену Фанию апа можно назвать живой историей села Юлук

Фото: © Рамис Назмиев

С 1963 года Фидаил абый работал сельским учителем в Юлуке, преподавал химию и биологию, музыку. Когда в деревне построили новую двухэтажную школу, он поднял вопрос о присвоении школе имени Мирхайдара Файзи и сам обошел всю деревню, собирая подписи жителей. В 2000 году вышел на пенсию, а уже в пожилом возрасте дети перевезли родителей к себе в город.

«Учительница татарского перешла на преподавание башкирского»

«Раньше в этих местах был Юлуцкий Ям (ям – в XIII-XVIII веках название почтовых станций. – Авт.). Здесь была почтовая станция, через нее перевозились документы государственной важности, – рассказывает Фидаил Абубакиров. – Татары в эти края пришли, спасаясь от насильственной христианизации. Говорят, в те времена здесь были густые леса из лиственницы. Татары, получив разрешение предводителей башкирских племен, выбрали место между реками Магаш и Туган, построили себе дома из этих лиственниц. Как рассказывал Гумер ага Абубакиров, образованные муллы, оставшись верными своей религии, пришли на знакомые им башкирские земли. Большинство переселенцев занимались торговлей. Рассказывали, что они прибывали сюда целыми обозами. Пишут, что в обозе было сорок подвод. Вот так, постепенно образовалась деревня.

«Раньше в этих местах был Юлуцкий Ям. Здесь была почтовая станция, через нее перевозились документы государственной важности»

Фото: ИА «Татар-информ»

Изучивший историю Рамиевых писатель Лирон Хамидуллин рассказывал о появлении в этих краях представителей знаменитой династии. «В татарской деревне Юлук каждый год устраивали большую ярмарку, туда приезжали башкирские начальники, с ними составлялись годовые соглашения-договора. Татарские купцы привозили туда дорогие ткани, зерно, другие товары повседневной необходимости. Там же обозначалось, у кого и сколько будет куплено крупного рогатого скота. Этот рынок считался очень выгодным, и ярмарка в селе Юлук была популярна и среди купцов западных районов губернии.

Как-то приехав на эту ярмарку, купец Мухаммадсадык Рамиев принимает решение насовсем обосноваться в Юлуке, покупает дом и небольшой мыловаренный завод. Своими силами строит кожевенный завод. Вот так, в Орском уезде, занимающем огромную территорию на границе широкой казахской степи и Сибири, началась новая жизнь Рамиевых», – пишет Лирон Хамидуллин.

Татары в эти края пришли, спасаясь от насильственной христианизации

Фото: ИА «Татар-информ»

Фидаиль ага Абубакиров рассказывает: «В деревне была деревянная мечеть. Когда Рамиевы поселились в этих краях, они строят каменную мечеть. Тут же, в мечети, была обустроена библиотека. Четыре дня в неделю книгами могли пользоваться мужчины, а два дня отводились женщинам. Книг в библиотеке было много. Когда пришла советская власть и начались гонения на религию, чтобы спасти книги, в 1919 году Дэрдменд (поэтический псевдоним Закира Рамиева. – Ред.) вызвал из Оренбурга Мирхайдара Файзи, чтобы тот начал заведовать библиотекой.

Переехав в Юлук, Мирхайдар Файзи организовал здесь драмкружок. Но была проблема с исполнением женских ролей – местные жители своих дочерей в театр не пускали. Мирхайдару Файзи приходилось самому переодеваться в девушку и играть в его знаменитой «Галиябану». Тогда Дэрдменд прислал специальную бумагу, где было указано, что работающие учителями девушки обязаны ходить в драмкружок. Таким образом, юлукские девушки впервые поднялись на сцену», – рассказывает краевед.

Фидаил абый помнит и трагические моменты в истории села, когда сносили минарет старинной деревянной мечети. «Мечеть стояла недалеко от нашего дома. Мы, напуганные, из окна наблюдали за происходящим. По крыше ходил какой-то человек, спиливал минарет, а потом группа людей с помощью аркана стягивала его вниз. Там были сельчане, некоторые в этот момент стояли и читали молитвы. Этого человека, который сносил минарет, потом убило ударом молнии. Говорили, его нанял сельсовет, пообещав за это барана. Из мечети со срезанным минаретом сделали клуб.

Из мечети со срезанным минаретом сделали клуб

Фото: ИА «Татар-информ»

В деревне мы семь классов учились на татарском. Потом продолжить обучение на татарском не получилось, потому что в округе других татарских деревень не было, нас перевели на башкирский. Учительница татарского языка Дильбар Актуганова стала преподавать башкирский язык.

Живя среди башкир, у нас и язык изменился – получился своеобразный, особый язык. Наш язык теперь просто называют юлуковским языком. Услышат нашу речь, спрашивают: «Ты что, из Юлука?» Вот так, среди башкир остаемся татарами», – говорит Фидаил Абубакиров.

Юлук – деревня небольшая, несколько десятков домов расположились свободно

Фото: ИА «Татар-информ»

«Говорили на татарском, писали на башкирском»

Из Сибая мы отправились в Юлук. От районного центра Баймака до деревни 40 километров. Асфальта нет. Где-то приходилось трястись по крупной щебенке, есть и участки грунтовой дороги – там уже можно немного разогнаться. Жители деревни между разговорами пожаловались на отсутствие дорог – они полагают, что обделены они из-за того, что являются татарской деревней.

Юлук – деревня небольшая, несколько десятков домов расположились свободно. В селе имеется школа-девятилетка, в одном здании с ней – детский сад. Сельский клуб на сто мест и библиотека в этом же здании. Почта, магазин… это и есть все общественные места в деревне. И, конечно, мечеть – украшение села.

В Юлуке есть два исторических здания, которые заслуживают статуса памятника культурного наследия если не федерального, хотя бы республиканского значения. Одно из них – склад, в котором Рамиевы хранили добытое на приисках золото. Второе – здание библиотеки, расположенное в доме богатого купца из рода Рамиевых. Именно в этой библиотеке работал Мирхайдар Файзи.

Склад, в котором Рамиевы хранили добытое на приисках золото

Фото: ИА «Татар-информ»

Оба здания в ветхом состоянии. Склад уже множество раз подвергался «исследованию» со стороны кладоискателей, все вокруг перерыто, однако, как рассказывают жители, до сих пор рядом со зданием замечают людей, мечтающих найти сокровища татарского бая. Оба здания сейчас уже наглухо закрыты, двери-окна крепко заколочены, внутрь попасть невозможно. Видимо, полуразрушенные здания стали представлять опасность, и, чтобы избежать несчастных случаев, доступ к ним решили надежно закрыть.

По центральной улице направляемся к мечети. Наша спутница – Дильбар Маннапова, заведующая клубом и библиотекарь села Юлук.

«Мы учились по-башкирски, в своей речи использовали “с”, а в школе вместо него писали “һ”, как в башкирском языке. Переход на башкирский произошел в 1955-е годы. Из-за этого мы для всех остальных стали башкирами, даже наши родственники-татары вовсю называли нас башкирами. Потом уже привыкли, приспособились к этому – раз живем на башкирской земле, с башкирами говорим по-башкирски, а с татарами – на татарском.

Дильбар Маннапова, заведующая клубом и библиотекарь села Юлук

Фото: © Рамис Назмиев

Вот это наша улица Мирхайдара Файзи. По этой улице раньше сплошь стояли богатые купеческие дома. Все были двухэтажные.

Нынешняя почта до сих пор расположена в бывшем купеческом доме. Рассказывают, что в этом доме какой-то мальчик нашел золото. Якобы фундамент обвалился и показалась стопка позолоченной посуды – видимо, хозяева когда-то ее туда спрятали. Мальчик отнес находку в сельсовет, клад увезли, конечно. Говорят, в качестве вознаграждения мальчику сшили штаны из красного флага».

Мы дошли до здания библиотеки, где когда-то работал Мирхайдар Файзи. К сожалению, это здание пока остается памятником культурного наследия лишь деревенского значения.

Здание библиотеки, расположенное в доме богатого купца из рода Рамиевых. Именно в этой библиотеке работал Мирхайдар Файзи

Фото: ИА «Татар-информ»

«Раньше в этом доме жил бай из рода Рамиевых. Рассказывают, будто было у него семь дочерей и они никак не могли выйти замуж. Якобы в пятничные дни отец красиво одевал их и сажал перед окнами. Будто они ходили от окна к окну. Видимо, к парням их и не выпускали, поэтому женихов себе они никак не могли найти. За жизнью наблюдали лишь из окна», – делится легендами своего села наша спутница.

«Полны жизни в любом возрасте»

В мечети нас встретил имам Газиз Шаяхметов. Он же и учитель. Отец пятнадцати (!) детей. Пятеро из них свои и десять приемных. Младшие из приемных – близнецы Даша и Родион учатся в 5 классе. «Среди них (приемных детей. – Ред.) и русские есть. Все говорят на татарско-башкирском языке», – говорит Газиз ага.

Имам рассказал историю возникновения своего большого семейства. «Дочка у нас была только одна, ей было одиноко среди мальчиков, просила сестру. Решили взять приемную дочь, стали искать девочку в окрестных детских домах. Но нам поставили такое условие – сначала возьмите мальчика. Мы взяли мальчишку, а потом уже приехали в Сибай за девочкой. Взяли сразу двух – сестер Айгуль и Айгизу. Потом нам дали еще двух девочек. Постепенно наша семья стала еще больше. В этом году уже десять лет, как в нашем доме появился первый наш приемный ребенок. В доме все удобства. Дети с малых лет привыкают к труду – сами убираются, готовят, работают в огороде. Были бы односельчане злые, осуждали бы нас, говорили бы, что детей взяли для работы, но здесь люди хорошие, не завидуют, слава Аллаху», – говорит сельский мулла.

Имам Газиз Шаяхметов. Он же и учитель

Фото: ИА «Татар-информ»

«В нашей деревне люди добрые, с широкой душой – прибывших со стороны не чуждаются, не отталкивают», – присоединяется к разговору Дильбар Маннапова.

Газиз Шаяхметов – башкир, но живет в татарской деревне. «Татары – гостеприимные, добрые, человечные. Татары душой не стареют – сколько бы им ни было лет, жизненная сила в них не гаснет. Есть у нас инәйләр (матери. – Ред.) – им уже много десятков лет, а до сих пор энергичные и активные. Вон бабушке Хадиче 93 года. Она из тех, кто первым играл в спектаклях о Галиябану», – говорит он.

Как рассказали нам сельчане, мечеть живет за счет пожертвований. Жители приносят садака на религиозных праздниках, иногда земляки из Сибири могут оставить и более крупные суммы. Однажды в деревню приезжали женщины из рода Дашкиных – сватьев Рамиевых. «В тот момент мы прибирались в мечети. Они подумали, что мы нанятые уборщицы. Мы им сказали – мы жители этой деревни, это наша мечеть, и мы сами в ней убираемся». Они нам оставили деньги на содержание мечети. В свое время дочь Альмухамета Дашкина Ханифа вышла замуж за Мухаммадсадыка Рамиева и преподавала в этом медресе», – рассказывает Дильбар ханум.

Мечеть живет за счет пожертвований. Жители приносят садака на религиозных праздниках, иногда земляки из Сибири могут оставить и более крупные суммы

Фото: ИА «Татар-информ»

В Юлуке обосновались торговцы из окрестностей Казани.

Имам Газиз Шаяхметов тоже хорошо знает историю села. По его словам, предки жителей деревни переселились из деревни Пүкәл (Пукаль), которая сейчас входит в Сабинский район Татарстана. «Татары бежали от Ивана Грозного. Деревня Пукаль находится близ Казани (до 1920 года относилась к Мамадышскому уезду, с 1920 года – Мамадышский район ТАССР, с 1924-го – Арский кантон, с 1930 года – Сабинский район ТАССР. – Авт.). Люди прибыли сюда на сорока возах. Мукаевы, Абубакировы... Здесь была станция – Юлуцкий Ям. Между станциями ходили ямщики. Башкиры Бурьянского племени разрешили татарам здесь поселиться с такой целью, чтобы они обеспечивали безопасность почтовой станции и этих земель.

Это было стратегически важное место. Татары здесь хорошо обустроились, открыли ярмарку. Она прославилась на всю округу. По Шелковому пути сюда на верблюдах приезжали даже из Средней Азии. Ярмарка шла несколько дней, приезжие жили в землянках, неделями тут торговали.

На ярмарку приезжал и купец Мухаммадсадык Рамиев. Деревня ему понравилась, решил здесь обосноваться. Жители этой деревни больше занимались торговлей, а не земледелием. Первые переселенцы из Татарии тоже были торговцы.

Есть ощущение, что Юлук обделен вниманием и башкирских, и татарстанских властей

Фото: ИА «Татар-информ»

Юлук я бы назвал деревней, где родился гимн любви. Рамиевы любили эту деревню, и Мирхайдару Файзи она понравилась, Шайхзада Бабич последнюю ночь перед своей гибелью провел здесь. Отсюда через Темясово поехал в Зилаир и был жестоко убит красноармейцами», – рассказал имам.

***

Есть ощущение, что Юлук обделен вниманием и башкирских, и татарстанских властей. Первые, видимо, не особо хотят решать проблемы татар, а Татарстан не доходит до Юлука в силу удаленности последнего и из-за того, что это единственное татарское село в этих краях. Это некоторые пессимистичные мысли, посетившие меня в деревне.

Хотелось бы, чтобы Татарстан обратил внимание на эту деревню в Баймакском районе Башкортостана. Может быть, получится сесть с руководством района за один стол, договориться и решить проблемы жителей татарского села Юлук?

Автор: Рузиля Мухаметова, www.intertat.tatar, перевод

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100