news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100
news_top_970_100

Завершен перевод Корана на латышский язык

(Рига, 14 марта, "Татар-информ", Дмитрий Родионов). Этой весной завершен пятнадцатилетний труд Улдиса Берзиньша – он закончил перевод Корана на латышский язык.

Улдис Берзиньш известен в Латвии как выдающийся поэт и литератор, человек тонко чувствующий слово, знающий множество языков. Улдис Берзиньш перевел на латышский язык несколько Библейских книг: Книгу Иова, Книгу Екклесиаст, Книгу Притчей Соломоновых, Книгу пророка Ионы и Псалтырь.

Он сам затрудняется сказать, сколько языков он знает: это турецкий, древнееврейский, современный иврит, персидский, арабский, как он говорит, «само собой» - татарский, чувашский, общее количество – далеко «за двадцать».

Литератор отмечает, что Коран увлек его необычайно. По его словам, ему интересно и то Послание, которое заключено в Коране, и то, почему этот Текст смог изменить мировую историю.

Улдис Берзиньш рассказывает о работе: «Я начал робко, а потом все больше втягивался. Объем работы огромный и обаяние Текста огромно. Это не парафраз на тему, не научное исследование со ссылками и вопросительными знаками. Тут я тоже стремился сделать Коран достоянием языка, пытался передать стиль Корана, имитировать арабский синтаксис, арабскую логику (но упаси Бог от сухой имитации, которая не живет и не дышит на целевом языке!).

Только есть одна вещь, с которой не справиться. Безнадежно. Это рифма. Ее я игнорирую. Ведь когда мы переводим какого-то автора, то как бы компенсируем то, что перевести нельзя, тем, что существует в нашем воображении. То есть — что и как сказал бы автор, если бы говорил на нашем родном языке. Более всего это относится к рифме, которая очень часто является королевой и повелевает образами. Но в Коране у меня нет полномочий сделать нечто параллельное Оригиналу. Откуда мне знать, что случилось бы, если бы Автор был латышским Боженькой...»

Известно, что у церкви и общества есть схожие нравственные постулаты, точки соприкосновения в решении целого ряда социальных, морально-этических, духовных проблем. Ислам, в частности, призывает своих сторонников противодействовать нравственному разложению общества, к неприятию власти денег над человеком, коррупции, чуждому жизнеустройству.

Эти призывы и требования в лаконичной форме изложены в Коране. Коран, таким образом, является источником, дающим представление о наиболее значимых традициях, обычаях и культуре великого народа. Чем больше людей будет посвящено в таинство этого и других духовно-исторических источников, тем ближе человеческое общество подойдет к рубежу, за которым взаимопонимание, справедливость и взаимопомощь станут привычной и устойчивой нормой отношений между людьми.

Такие значимые исторические источники дают возможность изучать прошлое человеческого общества, результаты взаимодействия человека с окружающей средой; предметы материальной культуры, памятники письменности, обычаи, обряды и многое другое.

Важно, что достоверные и исчерпывающие знания о прошлом необходимы людям для того, чтобы верно сориентироваться в настоящем, чтобы найти ответы на многие вопросы сегодняшнего дня, чтобы, выявив главные тенденции развития природы и общества, осознанно заглянуть в будущее.

В этой связи перевод Корана на латышский язык можно рассматривать как событие огромного общечеловеческого значения.

Переводчик проделал огромную работу. Чтобы максимально передать содержание священной книги, он постоянно работал со словарями, консультировался со специалистами. Ему посчастливилось полгода поработать в стамбульской библиотеке, «там идеальные условия — целый день можно не выходить, даже кормят. В кабинетах сидят ученые муллы, с которыми можно консультироваться по самым разным вопросам — грамматике, интерпретации», - рассказывает Улдис Берзиньш.

Сложность перевода заключалась и в том, что системы понятий бедуинов и латышей разные. Например, пришлось назвать мечеть – «лугтава» (молельня), имама — «приекшставис» (предстоятель). Какие-то слова, например, «сура» оставлены как есть.

Переводчик Корана бескорыстен, он считает, что его работа - сама по себе награда: «Ведь что такое словесное вещество Корана - один этот текст, как эмоциональный взрыв, всколыхнул весь передний Восток и изменил пути цивилизации».

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100