news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Заметный человек//САГА О ВОСЬМИ ГЕНЕРАЛАХ//30 мая, №18

Акционерным обществом  «Татнефть»,  в  прежние годы известным как производственное объединение,  за пять с половиной десятилетий его истории руководили восемь генеральных директоров. Просто директор – только начальник, а генеральный – уже генерал. Семеро генералов татарской нефти Алексей Шмарев, Валентин Шашин, Рафхат Мингареев, Агзам Валиханов, Ришад Булгаков, Аклим Мухаметзянов, Ринат Галеев -  бывшие, восьмой, Шафагат Тахаутдинов - нынешний. Видимо, естественны любопытство, возможны вопросы. Кто они? Какого склада характера, чем отличились, какую оставили о себе память?..

10,1 Kb

Я не последний из могикан,  но,  видимо,  один из немногих оставшихся в строю мастеров пера и бумаги,  который может  сказать,  что знал и знает всех восьмерых генералов татарской нефти.  Не просто наблюдал за ними со стороны,  а встречался, брал интервью, вступал в полемику на газетных страницах. Поэтому могу высказать о них свои,  наверное, субъективные суждения. Субъективные – значит, не равнодушные.

 Для татарского народа в первые годы разработки подземных кладовых нефтяное ремесло - занятие диковинное. Своих специалистов не было, поэтому первые генералы татарской нефти Алексей Шмарев,  Валентин Шашин со стороны. Люди другой крови, другого языка, другого склада характера, до Татарии они прошли хорошую школу грозненских промыслов,  башкирских месторождений, в республике пользовались доверием как аборигенов, так и рати приезжих энтузиастов, которых поманила романтика большой нефти.  Третий руководитель  «Татнефти» Рафхат Мингареев по национальности башкир; рабочую карьеру начал на Апшеронском полуострове, работал в Средней Азии, набравшись опыта, решил посвятить себя науке, и поступил в столичную аспирантуру.  Человек предполагает, судьба располагает. Началась война,  и аспирант-недоучка Мингареев взял в руки винтовку. В век моторов исход сражений зависит от ресурсов горючего,  будут ли заправлены бензобаки машин, танков, самолетов. Поэтому добровольца Мингареева из армейских окопов отозвали на нефтяную передовую. Нефтяная передовая - это Татария,  только что открытое Шугуровское месторождение... Агзам  Валиханов, Ришад Булгаков - татары, выросшие в Башкирии, оба получили блестящее институтское  образование,  но как специалисты, организаторы нефтяного производства выросли на татарских промыслах.  Аклим Мухаметзянов, Ринат Галеев, Шафагат Тахаутдинов корешочками местные,  из татарских аулов, которые сегодня окружает лес нефтяных вышек.

 На нефтяном  поприще  люди растут быстро; сегодня рядовой – завтра командир. Поэтому главная проблема даже не профессиональная, а нравственная - пройти испытание властью: не зазнаться, не позволить гордыне вознести себя выше других.  Ни один из командиров татарской нефти не нанес ущерба собственной гражданской и  профессиональной чести.  С престола большой нефтяной власти они уходили только с повышением, взваливая на себя бремя державных тягот,  нести которое было по силам людям крепкой воли, упорного характера, исключительных организаторских дарований.  Шашин  возглавил нефтяную отрасль страны. Шмарев,  Мингареев, Валиханов, Мухаметзянов впряглись в рабочую  упряжку  заместителей двух союзных министров - геологии и нефти. Булгакову досталась тяжелая ноша вытаскивать  из  прорыва   промыслы Западной Сибири.  Доля Тахаутдинова -  завершив второе тысячелетие,  с хорошим заделом начать двадцать  первый век.

  Восемь генералов, восемь характеров, видимо, начертанная звездами, одна нефтяная судьба. Только короли рождаются королями, нефтяными генералами становятся. В судьбах генералов татарской нефти бросается в глаза одна общая черта - все они люди  долга и чести, специалисты высокой квалификации, суровое   нефтяное ремесло осваивали не по книжкам, а поднимались по высоким ступеням генеральской должности, износив не один комплект рабочих спецовок.                  

Первая рабочая  должность Шмарева - буррабочий Майкопской разведки.  Два года новичок осваивал первые  навыки  нефтяного ремесла - в люльке верхового ворочал трубы,  лопатой кидал в мешалку глину.  Норма:  «Брать больше, кидать дальше,  отдыхать, пока летит». Ремесло новичку, видимо, «поглянулось»,  азартный бурильщик с похвальной трудовой аттестацией подался в Грозненский нефтяной институт за корочками профессионального горного  инженера.  На  правительственном  фирмане  о  поручении Шмареву возглавить татарских нефтяников стоит подпись «И.Сталин».  Виза  Вождя  подчеркивала не только значимость разворачивающегося предприятия,  но и персональную ответственность за исполнение верховной воли,  защищала обладателя державного фирмана от произвола бонопартиков местной власти. Сталин Шмарева возвысил, выделил среди других красных директоров, только он мог его низложить!

Марсель Зарипов

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2