news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

«Я пытался спасти банк»: Мусин уверяет суд, что невиновен в хищениях 53 млрд

Рассмотрение уголовного дела экс-главы Татфондбанка Роберта Мусина, подозреваемого в превышении должностных полномочий, близится к завершению.

«Я пытался спасти банк»: Мусин уверяет суд, что невиновен в хищениях 53 млрд
news_top_970_100

(Казань, 13 апреля, «Татар-информ», Гузель Хусаинова). Вахитовский суд Казани продолжил допрос бывшего руководителя Татфондбанка Роберта Мусина. Ему вменяют шесть эпизодов превышения должностных полномочий — сумма ущерба, по версии следствия, достигает 53 млрд рублей. Рассмотрение уголовного дела экс-главы Татфондбанка Роберта Мусина близится к завершению.

К слову, на прошлом заседании Мусин рассказал подробности трех эпизодов дела. Один из них связан с группой компаний DOMO, сумма ущерба от которого составила 18 млрд рублей. Компания так и не выплатила банку эти кредиты, что, по словам Мусина, и стало причиной краха Татфондбанка. 

Сегодня Мусин рассказал подробности еще трех эпизодов. Ни по одному из них он своей вины не признал. 

По версии следствия, в 2016 году Татфондбанк заключил договор с группой компаний «ТАИФ», в которую входили «Казаньоргсинтез» и «Нижнекамскнефтехим». По словам Мусина, в этот момент ТФБ нужно было привлечь субординированный депозит на 4 млрд рублей для поддержки от Центробанка РФ. Однако таких денег не было — тогда на помощь ТФБ пришел "ТАИФ". «Казаньоргсинтез» внес два депозита на 1,8 млрд и 2,1 млрд рублей, а на остаток суммы выдал кредит «Нижнекамскнефтехиму». Так ТФБ получило от Центрбанка РФ депозит, а спустя некоторое время объявило о банкротстве. 

«Данные события и действия имели место быть, но с самой формулировкой и статьей я согласиться не могу, так как там сказано, что я желал наступления произошедшего, но я пытался банк оздоровить», — заявил Мусин. 

Следующий эпизод связан с выводом порядка 260 млн рублей через подставные организации, зарегистрированные за рубежом. Так, Мусин оформил в ТФБ кредит для «Казанской сельхозтехники». Как полагает следствие, организация также была подконтрольна Мусину и на самом деле требовалась для передачи денег на счета иностранных банков. По окончании деньги должны были осесть на личном счету банкира.

«Выделенные „Казанской сельхозтехнике“ деньги были перечислены скорее всего в BARG-AG, мне тяжело это вспомнить. Это тоже была операция такая, компания нарабатывала имя, дальше деньги выдавала швейцарскому банку, и, в общем, всё возвращалось в ТФБ», — объяснял Мусин.

Гособвинитель поинтересовался, для чего нужна была такая длинная цепочка для «перегонки» денег. Мусин ответил, что это была стратегия спасения ТФБ, находящегося на грани банкротства. По словам банкира, выход на иностранные банки был необходим для поддержания имиджа банка за рубежом. 

Ущерб от последней аферы в 2016 году следствие оценило еще в 27,5 млрд рублей. По версии следователей, незадолго до краха ТФБ Мусин активно начал договариваться о поручительстве с Госжилфондом РТ, Зеленодольским заводом имени Горького, ПСО «Казань» и Казанским хлебозаводом № 3. Большая часть их имущества использовалась как залог для других крупных организаций. Гособвинение уверено, так Мусин пытался создать видимость благополучия ТФБ перед Центробанком РФ.

«С обвинением я согласиться не могу. Юридические действия и события имели место быть, но конкретно мои действия послужить банкротству банка не могли. Если бы признаков банкротства не было, то можно было бы не выводить полученные деньги. Банк бы продолжал работу и дожил бы до оздоровления, новых акционеров или санаций», — заявил Мусин. 

По окончании допроса банкир заявил, что вплоть до своего ареста пытался спасти банк от краха. 

«Я старался спасти ситуацию. Еще ночью 2 марта 2017 года, то есть за день до своего ареста, я был в Центробанке с руководителем центрального департамента по надзору. Я до конца вел работу», — заключил Мусин.

Так или иначе, судебное следствие по одному из самых громких дел близится к концу. Завтра банкира допросят в очередной раз, после чего перейдут к прениям. 

Ранее ИА «Татар-информ» сообщало, что экс-главу Татафондбанка Роберта Мусина подозревают в хищениях на 35,5 млрд рублей. спустя два года в Вахитовском суде стартовал процесс по делу. Пострадавшим вкладчики ТФБ по искам прокуроров в общей сложности получили 246 млн рублей. В прошлом году на руководство ТФБ возбудили уголовные дела за махинации на 41 млрд рублей.

news_right_column_240_400_1
news_right_column_240_400_2
news_bot_970_100