news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

«Я буду защищать свой народ до последнего»: жена погибшего на СВО о своем любимом герое

Спецназовцу Аделю Шамгунову было 29 лет, когда он героически погиб в Изюме, спасая боевых товарищей. За это он посмертно награжден орденом Мужества. Супруга героя, Альбина, рассказала «Татар-информу» о том, каким смелым, честным и любящим был ее муж и о том, как учится жить без него.

«Я буду защищать свой народ до последнего»: жена погибшего на СВО о своем любимом герое
Альбина Шамгунова: «Я всем говорю – я в жизни еще не встречала человека умнее моего мужа. Не потому, что я его превозношу, а это действительно так»
Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

«Я в жизни еще не встречала человека умнее моего мужа»

Альбина Шамгунова руководит IT-компанией, график у нее бешеный. Вместе с этим она еще и мама – воспитывает четырехлетнюю дочку. Несмотря на отсутствие свободного времени, женщина успевает заниматься волонтерской деятельностью – помогает бойцам отряда, в котором воевал ее муж.

«Я всем говорю – я в жизни еще не встречала человека умнее моего мужа. Не потому, что я его превозношу, а это действительно так. Он очень хорошо знал историю, его можно было слушать часами. Он знал историю России и Татарстана от А до Я. Для него это было святое. И с ним было интересно это обсуждать. Мы говорили о политике, он опирался в своих рассуждениях на факты, а не на предположения», – говорит она.

Адель Шамгунов родился в Казани в 1992 году

Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

Адель Шамгунов служил в отряде специального назначения. Он родился в Казани в 1992 году. Со своей будущей супругой познакомился еще во время учебы в университете.

«До этого он еще и окончил Суворовское училище, а после девяти месяцев учебы в университете решил пойти в армию. Его отправили в закрытый город Саров, где он подписал контракт на три года. Все это время я его ждала, а когда он вернулся в 2014 году, мы поженились», – рассказывает Альбина.

«Он окончил Суворовское училище, а после девяти месяцев учебы в университете решил пойти в армию»

Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

Вернувшись в Казань, Адель подписал контракт и стал служить на Пороховом заводе.

«В 2018 году он принял решение по завершении контракта уйти в спецназ. Так он попал в штурмовую группу. Еще во время службы на Пороховом заводе он ездил в командировки, но они были не такими масштабными, не такими опасными, они были только по России. Поэтому я привыкла быть дома и сантехником, и хозяйкой. Например, когда я узнала, что беременна, он в этот день собирался в очередную командировку на три месяца. Когда он ушел в спецназ, мне стало тяжеловато, у него появились другие командировки, другого масштаба», – вспоминает Альбина.

Несмотря на то что Адель был старшим сержантом и не имел офицерского звания, он знал о военной службе практически все – наверное, на это повлияла учеба в Суворовском, рассуждает жена героя.

Со своей будущей супругой познакомился еще во время учебы в университете

Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

Уехал в командировку в Сирию на полгода, а родным сказал, что в Чечне

«Первая в спецназе командировка была в Сирию на полгода. Он мне тогда сказал, что едет в Чечню, и для меня это было не так страшно, я понимала, что там спокойно. О том, куда он едет на самом деле, я узнала случайно. Он попросил приехать меня в свою часть и забрать телефон. Я открыла его и увидела там карту Сирии и переводчик с арабского языка. В этот момент я скатилась по стенке, для меня это была шокирующая новость. У нас была такая сильная взаимосвязь, что, видимо, он что-то почувствовал и именно в этот момент позвонил с вопросом: “У тебя все в порядке?”», – поделилась Альбина Шамгунова.

Боец попытался успокоить супругу и попросил ничего не рассказывать родителям. Поэтому о том, где он был на самом деле, они узнали, когда Адель вернулся.

Находясь в Сирии, Адель всегда успокаивал жену – сообщал только хорошие новости: «Сыт, одет, все хорошо», – говорил он ей во время телефонных звонков. Какие выполнял задачи, с чем сталкивался, никогда не рассказывал.

Находясь в Сирии, Адель всегда успокаивал жену – сообщал только хорошие новости

Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

«Только после его гибели его боевые товарищи рассказали мне: если им поступали какие-то задачи, первым, кто садился в БТР, был мой муж. Он вообще ничего не боялся и к смерти очень просто относился», – поделилась Альбина.

О том, что едет на СВО, Адель тоже не рассказал – не хотел, чтобы близкие переживали.

«Он только вернулся из Сирии, побыл дома три месяца и в конце января сказал, что они поедут на учения. Сказал: “Не переживай, через три недели я вернусь”. А тогда я тщательно следила за новостями, за тем, что происходит на Донбассе, и интуиция мне подсказывала, что все это связано с этим, хотя упорно старалась в это не верить. Когда он собирался, он взял с собой связку домашних ключей. Сказал: “Ну на всякий случай, вдруг, когда я вернусь, тебя дома не будет”. Он был такой счастливый, успокаивал меня. И вот он собрал все вещи, я его обняла, поцеловала и попросила закрыть дверь ключами. Он так и сделал, но когда я отошла от двери, услышала щелчок замка – он вернулся и оставил ключи со словами: “Ты знаешь, наверное, они мне все-таки больше не понадобятся”. Тогда у меня в голове возникла мысль, что что-то не так. С тех пор я постоянно задаю себе вопрос, что было бы, если бы я догнала его и вернула ключи – вернулся бы он или нет?» – расплакалась женщина.

О том, что едет на СВО, Адель тоже не рассказал – не хотел, чтобы близкие переживали

Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

Альбина перевела дух и продолжила: вскоре муж написал, что будет некоторое время без связи. Она следила за новостями еще более внимательно. А когда Президент объявил о начале СВО, сразу же поняла, где находится ее муж.

«У меня был нервный срыв, я окончательно слегла. Я уехала в деревню к родителям, они буквально кормили меня с ложечки. И тогда к нам приехали его родители. Они ничего не знали. Я не могла смотреть им в глаза. Я прекрасно понимала, что он находится там, но я так хотела оградить их от тех переживаний, которые я испытываю. Я говорила им, что он на учениях. Мне приходилось их обманывать», – говорит Альбина.

26 февраля Адель наконец-то вышел на связь. Она выдохнула с облегчением, поняв, что с мужем все хорошо.

«Я просила его, чтобы он сделал все что угодно, только бы вернулся домой живым и здоровым. Уговаривала даже уволиться, расторгнуть контракт, на что он мне ответил: “Я давал присягу своему народу, я буду защищать свой народ до последнего. Здесь наши ребята, я никуда не уйду”», – вспоминает она.

26 февраля Адель наконец-то вышел на связь. Она выдохнула с облегчением, поняв, что с мужем все хорошо

Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

«Я не брошу своих ребят, я не останусь в госпитале»

Спустя время Альбина случайно узнала, что муж получил ранение – он находился в госпитале, поэтому и был на связи.

«Он сказал, что у него всего лишь проблемы с коленом, как всегда просил не переживать. Но уже потом я узнала, что у него были множественные осколочные ранения правой ноги. Один из осколков попал в колено. До 15 марта он пробыл в госпитале, его уговаривали остаться подольше, долечиться, там были ребята и с менее тяжелыми ранениями, а Адель сказал: “Я не брошу своих ребят, я не останусь”. И ушел опять на фронт», – поделилась жена героя.

15 марта муж прислал СМС: поздравил дочь с днем рождения и рассказал, что будет находиться на границе с Украиной. 25 марта он позвонил в последний раз.

15 марта муж прислал СМС: поздравил дочь с днем рождения и рассказал, что будет находиться на границе с Украиной

Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

«Наш разговор длился буквально 15 секунд. Он успел сказать, что любит нас с дочкой больше жизни. У него был очень радостный голос. Он сказал, чтобы я передала его родителям, что с ним все в порядке, и после этого связь прервалась», – вспоминает Альбина Шамгунова.

26 марта Адель погиб.

«В этот день я сразу поняла, что что-то не так. Я проснулась со слезами, не знала, как взять себя в руки. Начала писать в чат другим женам военных. Я понимала, что у некоторых мужья не выходят на связь по две недели, а мой звонил мне только вчера, но я не могла понять, что со мной происходит, – это было что-то невыносимое, я не могла найти себе места», – вспоминает Альбина.

О том, что Адель погиб, Альбина узнала только 5 апреля.

О том, что Адель погиб, Альбина узнала только 5 апреля

Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

«Еще до этого дня я приехала в его часть, чтобы передать для него вещи. Я спросила у сослуживцев, все ли с ним в порядке, и по их реакции все поняла. Но старалась отгонять от себя дурные мысли, старалась жить дальше, водить дочку в садик. Я не спала, я была на успокоительных, но старалась держаться. А вечером 5 апреля в домофон позвонили, сказали, что пришли из его части. Я только помню, как открыла дверь и упала. Выбежала соседская собака и начала меня приподнимать, выбежали соседи. Я очнулась, когда военные заносили меня в квартиру. Тогда я поняла, что он не ранен, что его уже нет», – рассказывает Альбина.

Адель отправился выполнять боевую задачу, его сослуживцев накрыл артобстрел, и он бросился помогать раненым – он был стрелком-санитаром. В этот момент случился еще один прилет, Адель мужественно прикрыл собой товарищей. Он погиб.

Аделя похоронили на Алее героев кладбища «Курган» 9 апреля, в день его 30-летия

Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

«Не так давно я узнала, что Адель спас маленькую девочку-украинку. Это было в Изюме. Из города в сторону России выезжала семья на машине с 8-летним ребенком. ВСУ открыли по ним огонь, и девочку ранило в плечо осколком. Адель оказал ей первую помощь. При этом наших ребят там называют оккупантами, захватчиками. Они из своих сухпайков собирали конфеты и раздавали их местным детишкам. Мне рассказали, что первым так начал делать Адель», – поделилась женщина.

Аделя похоронили на Аллее героев кладбища «Курган» 9 апреля, в день его 30-летия. Посмертно он был награжден орденом Мужества.

Посмертно он был награжден орденом Мужества

Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

«Мама, а папа больше не придет?»

Жена героя говорит, что справиться с горем ей помогла дочка, она уделяла ей максимум времени, понимала, что должна держаться ради ребенка.

«Дочка достойно приняла эту утрату, тогда ей было всего три годика. Мы не взяли ее на похороны. Когда я вернулась, я привезла с собой огромный портрет Аделя. Дочка подошла к нему и спросила: “Мама, а папа больше не придет?” Она поцеловала этот портрет, обняла его и сказала: “Мама, а ведь наш папа – герой!” А потом развернулась и ушла. Потом, когда я начинала плакать, она подходила ко мне и как будто говорила его словами: “Мама, мы вместе, мы справимся”. Это слова, которые в трудные минуты мне говорил Адель. Она просто брала меня и встряхивала, мол, ты чего раскисла. И тогда я собиралась и брала себя в руки», – поделилась жена Героя.

Дочка часто говорит маме: «Я знаю, папа просит Бога, чтобы он оберегал меня». Совсем не детские мысли и слова дочери помогают Альбине быть сильной.

Дочка часто говорит маме: «Я знаю, папа просит Бога, чтобы он оберегал меня»

Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

«Я никогда в жизни не думала, что со мной может произойти такая ситуация. Я росла в полной семье, и для меня семья – это значит вместе и до конца, в согласии и счастье. Мне помогали мысли о том, что я одна у своего ребенка и если я сейчас себя закопаю, я закопаю ее вместе с собой. Мне нужно было выбираться. Я посетила несколько сеансов психотерапевта, поняла свои сильные стороны. У меня появилось желание помогать другим, делиться своим опытом. Я не боялась делиться своими переживаниями. Я еще с юности писала очерки, поэтому после смерти Аделя мне хотелось сохранить каждую частичку воспоминаний о нем, и я стала писать, а потом выкладывать на своей странице в социальной сети. На меня подписывались другие вдовы, и я увидела, что они начали делать то же самое. Это получилась такая психотерапия – когда ты выкладываешь свою боль на бумагу и избавляешься от нее», – поделилась Альбина Шамгунова.

Так в окружении Альбины появились женщины с такой же судьбой – не только жены, но и мамы погибших героев СВО.

«Я постоянно перечитывала его письма, которые он писал мне во время срочной службы в армии. Мне казалось, как будто он пишет мне с того света: “Я знаю, что ты сильная, что ты со всем справишься, у тебя все получится. Собери всю свою волю в кулак, не распускай нюни!» – рассказывает она.

Уже год Альбина – активный волонтер

Фото: предоставлено Альбиной Шамгуновой

Деньги на новогодние салюты можно было бы потратить на помощь нашим защитникам

Уже год Альбина – активный волонтер. После работы до полуночи они пишет посты для телеграм-канала, который они создали с женами бойцов отряда, в котором служил ее муж. Собирают гуманитарку, деньги на ремонт техники, пытаются помочь всем, что в их силах.

«У меня было большое желание поехать в зону боевых действий, хоть как-то помочь, доставить гуманитарку. Но я понимаю, что я у своего ребенка осталась одна, и я понимаю, каков риск пребывания там. Поэтому мне пришлось свое желание отодвинуть на задний план», – рассказывает Альбина.

Жена героя рассказывает: занимаясь телеграм-каналом, она часто смотрит видео боев, и дочь волей-неволей слышит звуки выстрелов. А когда на Новый год рядом с ними стали запускать салюты, дочь спросила: «Мама, это стреляют, это взрывы?»

«Я тогда подумала, насколько люди не осознают, что там происходит, насколько тяжело нашим ребятам. Они ведь столько денег потратили на салюты, хотя могли их пожертвовать для помощи нашим защитникам», – рассуждает она.

Если вы хотите присоединиться к делу, которым занимается Альбина, и помочь бойцам, находящимся в зоне СВО, вы можете подписаться на телеграм-канал, который ведут она и жены других военнослужащих.

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100