news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100
news_top_970_100

«Хотелось успокоить душу»: у жителя Буинского района Ильгиза Гиниятуллина необычное хобби

Ильгиз Гиниятуллин из села Нурлаты Буинского района изготавливает сувениры из дерева – макеты мечетей, мельниц, колодцев. Это ремесло для него одновременно и хобби, и дополнительный доход. Корреспондент «Татар-информа» побывала у мастера и открыла в нем человека с собственной философией жизни.

«Хотелось успокоить душу»: у жителя Буинского района Ильгиза Гиниятуллина необычное хобби
У дома Ильгиза Гиниятуллина стоит деревянный макет мельницы
Фото: © Абдул Фархан / «Татар-информ»

У дома Ильгиза Гиниятуллина стоит деревянный макет мельницы, и уже по нему можно понять, что здесь живет человек творческий. Хозяин вышел к воротам, чтобы встретить гостей: в калошах поверх валенок, шапке-ушанке – настоящий деревенский житель! Приветливо улыбаясь, позвал нас внутрь. Во дворе бодро клюют корм упитанные куры, с ними гордо расхаживает петух. «Другой живности у меня нет, хватает и кур», – поясняет Ильгиз абый.

Самая большая комната в доме отведена под мастерскую. На рабочем столе почти готовый макет мечети. Тут же инструменты, на полу – опилки, одним словом – «творческий беспорядок».

Ильгиз абый выносит в зал стулья и извиняется: «Угощений вам не готовил, у меня и жены нет».

А почему так?

– Сразу говорю: я нормальный мужчина! Просто не женат. Странно, да? (Смеется.)

Может быть, вы любили одну всю жизнь и не получилось быть вместе?

– Я уже не верю в такие сказки! Надо смотреть на жизнь реально. Полюбить можно в любом возрасте, а не только в молодости.

Давайте отойдем от этой темы. Я родился и вырос в этой же деревне. В семье нас было трое детей. У меня есть старшая сестра и старший брат. Сестра замужем в Высокогорском районе, а брат живет в другом доме. Мне 49 лет. Делаю разные сувениры из дерева. Мечети, мельницы, беседки, телеги сувенирные. А сейчас я больше занимаюсь изготовлением макетов мечетей.

«Делаю разные сувениры из дерева. Сейчас я больше занимаюсь изготовлением макетов мечетей»

Фото: © Абдул Фархан / «Татар-информ»

Почему именно мечети?

– Я полтора года не мог ходить, оставался дома. У меня было такое состояние – чем-то хотелось успокоить душу. Еще школьником я вырезал из дерева разные фигуры. Но больше так не делаю, потому что мне сказали, что по религии живых существ делать нельзя.

На изготовление макета мечети уходит довольно много времени. Минимум полтора месяца. Я могу сидеть за работой по восемь, двенадцать часов подряд. Свои трудности есть в любой работе.

Вы где-то обучались этому?

– Окончив 8 классов в Нурлатах, поступил в училище искусств в Буинске. Затем полтора года служил в армии в Высокогорском районе. Армия меня научила самостоятельности. Это было начало 90-х, зарплату вовремя не платили. Поэтому приходилось делать разную работу. В колхозе, на стройке.

Родители у меня обычные деревенские люди. Я один вот такой, как говорит брат – «немного странный». То, чем я занимаюсь, действительно выглядит очень необычно для деревни. Здесь все держат домашних животных, и корова своя, зимой скот забивают на мясо, а я ничего этого не делаю. Мне это и не нужно, я не хочу тратить свое время, ухаживая за скотом. А держать животных просто потому, чтобы быть как все, – зачем? Мне нравится такой мой образ жизни.

Для чего и для кого вы делаете эти сувениры?

– Со мной связываются, и я принимаю заказ. Раньше я делал это для собственного удовольствия, для души, а сейчас уже для заработка. Бесплатно раздавать не могу, потому что мне надо себя содержать.

«Иногда меня так поглощает процесс работы, что могу без обеда-ужина по 12 часов сидеть, не отрываясь»

Фото: © Абдул Фархан / «Татар-информ»

«Дерево дышит. Оно настоящее»

Сколько стоит одна ваша работа?

– Сколько вы зарабатываете в день? Вот такой вам встречный вопрос. У меня даже 500 рублей в день не выходит. Макет я делаю полтора месяца. Вот посчитайте. А еще нужен материал. Иногда меня так поглощает процесс работы, что могу без обеда-ужина по 12 часов сидеть, не отрываясь, потому что остановишься – концентрация пропадет, ты уже теряешь нить, можешь начать делать ошибки.

Один из макетов у меня был из дерева, но под белый кирпич. Я делаю сувениры исключительно из дерева. Потому что это живой материал. Дерево дышит. Оно настоящее. Когда его пилишь, вырезаешь из него, разное дерево издает разные звуки. У меня здесь ель, липа, сосна. Бамбук использую в очень редких случаях.

И запах приятный?

– Наверное, он чувствуется только вам, а я замечаю только запах солярки (смеется).

Полумесяц на минарете мечети тоже из дерева?

– Нет, вот только что вырезал из монетки и отполировал. Он из металла.

Мечеть еще не покрашена. На это уходит четыре дня. Потом эта краска должна впитаться. Если оставлю материал на столе, он сохнет, деформируется.

«Религия была практически запрещена, и меня осуждали за то, что нарисовал мечеть. Теперь религию возрождают – я уже оказался хороший»

Фото: © Абдул Фархан / «Татар-информ»

Дерево я приношу с моей работы на стройке. Это отходы, они не пропадают, а идут в дело. Работать с деревом очень приятно. Я также делаю макеты колодцев, шатров. Как-то мне сказали, что над колодцем полумесяц ставить нельзя. Я не понимаю – как это нельзя?

Я не люблю, когда люди вот такие ограниченные. Я сам мусульманин, но человек не религиозный. То есть пять раз в день намаз не соблюдаю. Для меня главное – доброта и почитание Бога внутри, в душе человека. Если в сердце носишь зло, хоть сто раз в день читай намаз – смысла в этом не будет. А мастерить мечети мне нравится, и всё.

Я вот сейчас вспоминаю, как в школе нарисовал мечеть. Мне сделали замечание. А потом, в 90-е годы, религия стала очень важной и люди везде стали соблюдать ее. Я говорю – где они были тогда?

Видимо, тут дело в силе большинства. Тогда религия была практически запрещена, и меня осуждали за то, что нарисовал мечеть. Теперь религию возрождают – я уже оказался хороший. Почему так? Представьте себе – я выхожу на улицу и начинаю что-то кричать. На меня посмотрят как на сумасшедшего. Подойдет ко мне друг и тоже будет кричать, а потом подойдет третий и присоединится к нам. Тогда уже тот, кто на нас смотрит, сам будет казаться странным. Потому что нас много!

«Я понимаю, что изготавливаю не игрушку какую-нибудь, а мечеть. Потом отрываю ее от сердца и передаю людям»

Фото: © Абдул Фархан / «Татар-информ»

«Ни в чем не должно быть фанатизма»

Вы говорите, что не религиозный, а почему тогда надели тюбетейку?

– Это татарский каляпуш. Ни в чем не должно быть фанатизма. Я сам не религиозный, но каждый элемент своего макета устанавливаю со словами «бисмилла» – именем Аллаха. Обязательно мою руки, прежде чем приступлю к работе. Я понимаю, что изготавливаю не игрушку какую-нибудь, а мечеть. Потом отрываю ее от сердца и передаю людям.

Полюбоваться вашими сувенирами можно только на вашей странице, а здесь, у вас дома, всего один макет. Все остальные уже нашли себе дом?

– Одну работу пока не продал, остальные да, куплены. Моя основная работа сезонная, зимой я обычно нахожусь дома. Поэтому мои макеты помогают поддерживать себя материально.

«В душе я хотел бы смастерить такие вещи, что все ахнули бы, но не могу. Потому что для этого ты должен уйти в творчество, без разных бытовых хлопот»

Фото: из личного архива Ильгиза Гиниятуллина

Какие у вас планы, цели на будущее?

– Хочется больше сделать макетов деревенских мечетей. Скоро мне надо будет выйти со своими сувенирами на Сабантуй в нас в деревне. Успею ли? Времени уже остается немного. Иногда я выхожу на Сабантуй в Буинске. Раньше и в Казань ездил. Но весной работы много – и стройка начинается, и в огороде дел полно… Вдвоем можно было бы успевать, но у меня рядом никого нет.

В душе я хотел бы смастерить такие вещи, что все ахнули бы, но не могу. Потому что для этого ты должен уйти в творчество, без разных бытовых хлопот, творить, не отвлекаясь. Если бы у меня была возможность посвятить не месяц, а например, год, то я, наверное, смог бы удивить людей. Но стабильного дохода у меня нет, и я не могу заниматься только творчеством.

Детей своего брата тоже научил мастерить макеты мечетей. Они сами попросили меня научить. Мне предлагали открыть кружок. Но там много бумажной части, документы надо заполнять. У меня нет педагогического образования. И терпения в общении с детьми может не хватить.

Ильгиз абый, в своем огороде что выращиваете? Картошку сажаете?

– Сажаю, просто потому, что перед людьми неудобно. В прошлом году выкопал 50 мешков картошки. Я что, столько съем? Отправляю все родным. Земля есть, оставлять участок пустым как-то неправильно. Сам я даже не ем все это. Посадил четыре грядки моркови, четыре грядки лука.

Автор: Ралина Салимова, intertat.tatar; перевод с татарского

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100