news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Химпром Татарстана встретил 2022 год с потенциалом импортозамещения

news_top_970_100

26 мая наша республика отметит День химика. На первый взгляд, рядовой профессиональный праздник в Татарстане отмечается с размахом. И это не случайно. Химическая отрасль, точнее целый ряд химических отраслей со своей специализацией, во многом лежат в основе благополучия региона. В преддверии события «Татар-информ» расскажет о том, как влияет химпром на жизнь республики. И начнем мы с экономики.

Современный Татарстан с экономической точки зрения неразрывно связан с нефтью и нефтепереработкой

Фото: © «Татар-информ»

Не добыча, а переработка

Современный Татарстан с экономической точки зрения неразрывно связан с нефтью и нефтепереработкой. В 40-е годы прошлого века в ТАССР развитие получила добыча нефти, в 60-е – переработка углеводородов. В постсоветские годы первостепенная роль нефтехимии и химии только укрепилась.

«За точку отсчета лучше взять 90-е годы. Если посмотреть на природу экономического роста, то доминирующей она была за счет нефтедобывающей отрасли и машиностроения. В 1995-1997 годах была запущена программа диверсификации – программа социально экономического прогресса нашей республики, в которой фокус был смещен в сторону развития сопредельных отраслей, связанных с нефтепереработкой и нефтехимией. С того момента добыча была стабилизирована: все эти годы она держится на уровне от 31 до 34 млн тонн в год. Также многократно увеличились объемы нефтепереработки: если раньше ее доля составляла менее 1/5 с точки зрения показателей экономического роста, то сейчас она носит определяющую роль. Это обеспечивает большую стабильность и устойчивость нашей экономики», – рассказывает доктор экономических наук, профессор КФУ Марат Сафиуллин, с 2007 по 2010 год – министр экономики РТ.

По данным Министерства экономики РТ, в 2021 году в структуре промышленности добыча полезных ископаемых в Татарстане заняла 25,1%, а производство нефтепродуктов, химия и нефтехимия в совокупности – 37,9%.

«Со времен СССР так сложилось, что, начав добывать нефть в крупных объемах (добыто свыше 3 млрд тонн), регион неизбежно развил последующие технологические переделы, а именно: нефтепереработку, газохимию, нефтехимию, – поясняет экономический обозреватель Альберт Бикбов. – Весь этот комплекс отраслей занимает в Татарстане опосредствованно 60-70% экономики, оценочно с учетом торговли, обслуживающих и связанных отраслей. Без преувеличения можно сказать, что гиганты химии и нефтехимии – основа основ экономики Татарстана. В химической отрасли задействовано свыше 50 тыс. работников.

Да, добыча более выгодна, чем переработка, требует меньших инвестиций и имеет меньший срок окупаемости. Но запасы углеводородов не так велики, а их переработка позволяет продлить период экономического благополучия. Поэтому именно в нефтехимической и химической отраслях идет наибольший рост. В 60-х продукция “Нижнекамскнефтехима” и “Казаньоргсинтеза” исчислялась сотнями тысяч тонн. Сейчас счет на обоих предприятиях идет на миллионы тонн».

«За последние 30 лет объемы производства КОС выросли практически в 5 раз, на НКНХ – в 2,5 раза. Важно отметить, что рост на КОС был достигнут не за счет традиционного профиля – полиэтиленов, а за счет новых продуктов», – дополняет Марат Сафиуллин.

Новый глобальный нефтегазохимический проект

Третье десятилетие XXI века фактически открыло для татарстанской нефтехимии новые возможности. Напомним, изначально крупнейшие химические производства республики – КОС и НКНХ – были запущены в середине 60-х годов прошлого века как часть глобальной советской системы полимерной промышленности. Ресурсы для производства полимеров на КОС или НКНХ могли поставляться из одного региона, а перерабатывались эти полимеры совсем в других регионах. В начале 90-х прежние производственные цепочки были нарушены, а предприятия начали искать способы выжить в новых рыночных условиях.

Доктор экономических наук, профессор КФУ Марат Сафиуллин

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

В 2021 году «Казаньоргсинтез» и «Нижнекамскнефтехим» вошли в новый глобальный химический проект СИБУРа. Это обещает не только более эффективное решение вопроса с сырьевым обеспечением. В условиях санкций, когда запреты налагаются в том числе и на технологии, сотрудничество в рамках такого крупного проекта открывает возможности для отечественных научно-технических и инжиниринговых разработок. Отдельные предприятия вряд ли способны потянуть серьезные вложения в полноценный НИОКР, чего не скажешь о большой корпорации, объединяющей несколько сходных производств.

«На мой взгляд, это принесет положительный эффект. СИБУР – одна из наиболее динамично развивающихся компаний с хорошей историей и менеджментом. С одной стороны, важны свежие взгляды, с другой – для того, чтобы конкурировать глобально, нужны крупные предприятия. В целом наличие материнской компании с хорошей сырьевой базой позволит предприятиям развиваться совершенно иным образом», – отмечает Марат Сафиуллин.

В жестких внешнеполитических условиях такая интеграция позволит сохранить производства и будет способствовать экономической устойчивости региона. Еще осенью 2021 года СИБУР и Татарстан подписали соглашение об объединении усилий, направленных на развитие и укрепление экономической стабильности Татарстана, формирование на территории региона благоприятного инвестиционного климата.

Центры притяжения бизнеса

Химпром наряду с добычей полезных ископаемых сегодня «кормит» Татарстан. За прошлый год, по данным Рафината Яруллина, гендиректора «Татнефтехиминвест-холдинга», предприятия нефтехимической и химической отраслей перечислили в бюджет республики 87 млрд рублей прямых платежей (без учета косвенных поступлений). Это четверть от всех бюджетных доходов региона. А если не брать в расчет поступления из федерального бюджета, то налоги химпрома составят почти треть от всех доходов республиканского бюджета.

За прошлый год предприятия нефтехимической и химической отраслей перечислили в бюджет республики 87 млрд рублей прямых платежей

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Безусловно, что наряду с “Татнефтью” эти компании представляют собой опору экономики Татарстана. Исходя из высокой роли в экономике республики, данные компании вносят чрезвычайно важный вклад в развитие бизнес-среды и формирование благоприятного инвестиционного климата хотя бы просто из своих масштабов, связанных и сопутствующих бизнес-поставщиков и бизнес-покупателей», – рассуждает Альберт Бикбов.

Действительно, прямые налоги – это лишь вершина экономического айсберга химпрома. Реальное экономическое влияние существенно выше. Крупному заводу нужны компании, которые будут строить к нему дороги, обслуживать коммуникации, кормить рабочих и т.д. Работникам заводов нужны магазины, сфера услуг, сфера развлечений и прочее. Ради крупных предприятий формируется и производственная инфраструктура, которую не смог бы осилить малый и средний бизнес: энергетические узлы, водозаборы и водосбросы, автомобильные дороги и железнодорожные ветки, логистические комплексы. Но наибольший эффект достигается, когда вокруг крупных предприятий формируются настоящие экономические кластеры. Примером тому может служить полимерный кластер в Татарстане, фактически сформировавшийся вокруг «Нижнекамскнефтехима» и «Казаньоргсинтеза» за последние годы.

«Крупнотоннажные нефтехимические производства в силу эффекта масштаба позволяют производить продукцию с минимальными, нежели в малом и среднем бизнесе, издержками, – говорит Альберт Бикбов. – Однако сосредоточенность гигантов на крупнотоварном производстве оставила за бортом внимания множество неизбежных сопутствующих производимых продуктов. Естественно, что эту нишу занял малый и средний бизнес. Так, крупнотоннажный химический бизнес стал центром притяжения для множества более мелких химических бизнесов и образовал множество экономических цепочек. Простой пример – “Казаньоргсинтез” и целый легион более мелких производителей товаров из полиэтилена и полиэтиленовой крошки».

Новый полимерный кластер

Наличие полимеров, энергетических мощностей, логистической инфраструктуры привело к тому, что вокруг этих крупных химических предприятий стали появляться компании-переработчики.

Для обеспечения такого количества производств создавался и научно-инжиниринговый сектор

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Процесс оказался небыстрым, но за 30 лет вокруг КОСа и НКНХ в Татарстане сформировался целый полимерный кластер. По данным Минпромторга РТ, сейчас в республике работают порядка 200 переработчиков базовых полимеров (полиэтилен, полипропилен, поликарбонат, полистирол), производимых на НКНХ и КОСе. Причем их совокупная мощность постоянно растет. Еще в 2010 году из 1,15 млн тонн производимых в Татарстане полимеров здесь перерабатывалось чуть более 12%. В 2021 году почти треть из более чем 1,5 млн тонн продукции «Нижнекамскнефтехима» и «Казаньоргсинтеза» забрали местные переработчики. За последние десять лет объем татарстанской переработки полимеров вырос почти в 5 раз.

Параллельно для обеспечения такого количества производств создавался и научно-инжиниринговый сектор, в который вошли АО «Региональный центр инжиниринга в сфере химических технологий», технопарк ФГБОУ ВО «КНИТУ» по разработке и испытанию новых полимерных композиций, Центр композитных технологий (ЦКТ) КНИТУ-КАИ по проведению научных исследований в области композиционных технологий и другие. А для подготовки кадров часть учебных структур была создана еще в советские годы: КНИТУ (КХТИ), КНИТУ (КАИ), НХТИ, химические колледжи в Казани и Нижнекамске.

Импортозамещение: от упаковки до медицины

Формирование полимерного кластера на базе татарстанского химпрома приобретает особое значение в условиях санкций, когда продукция целых отраслей становится недоступной для российского бизнеса и российского потребителя. Татарстанский полимерный кластер, в основе которого лежат российские углеводороды и мощные производители полимеров, такие как КОС и НКНХ, способен закрыть многие пробитые санкциями бреши.

Причем речь идет о компаниях, созданных фактически с нуля в последние 20 лет и к 2022 году ставших лидерами в своих секторах на рынке РФ. Спектр их производства широк. Во-первых, упаковочные материалы, о возможной нехватке которых столько говорилось в последние месяцы. В Камских Полянах не так давно построен крупнейший в России производитель стрейч-пленки – «Нова Ролл-стрейч». «Ай-Пласт» с центральным офисом в Нижнекамске стал ведущим отечественным производителем крупногабаритной пластиковой промышленной тары и упаковки, контейнеров для твердых коммунальных отходов. Казанский Danaflex теперь лидер в России и Восточной Европе по производству гибких упаковочных материалов.

В производстве строительных материалов татарстанские переработчики полимеров также перекрывают целый ряд ниш. Казанский завод «Техстрой» занимает 20% рынка трубной продукции в России. Завод «СафПласт» производит полимерные листы, а также профили, термошайбы. Целый ряд компаний, использующих в качестве базовых материалов продукцию «Нижнекамскнефтехима» и «Казаньоргсинтеза», производит медицинскую продукцию. Запущенный в разгар пандемии завод «Полиматиз» наладил производство медицинских масок и защитных костюмов из спанбонда. Компания «Медицинские изделия» начала выпуск полимерных медицинских инструментов для гинекологии и отоларингологии взамен продукции французских и китайских производителей.

Формирование полимерного кластера на базе татарстанского химпрома приобретает особое значение в условиях санкций

Фото: © «Татар-информ»

С вхождением КОСа и НКНХ в СИБУР для переработчиков растет выбор материалов для переработки и упрощается доступ к ним.

«Отечественный потребитель получит гарантированное обеспечение необходимыми объемами продукции, доступ к расширенному марочному ассортименту, в том числе продуктам, аналоги которых не производятся в России, – рассказали «Татар-информу» в пресс-службе компании СИБУР. – К этому добавятся положительные эффекты от оптимизации логистики за счет развития складской инфраструктуры, сокращения времени доставки продукции, единого подхода к условиям поддержки переработчиков. Вместе с тем создание национального нефтехимического лидера глобального уровня позволит эффективнее решать задачу по дальнейшему наращиванию несырьевого экспорта, противодействовать санкционному давлению за счет совместных инвестиций в импортозамещение технологий».

Импортозамещение технологий началось

Именно с импортозамещением технологий в первую очередь сталкивается российское производство в период санкций, считают эксперты.

«Трудно спрогнозировать, насколько успешной окажется замена западных поставщиков технологий и решений на азиатских и арабских партнеров, – полагает Альберт Бикбов. – Здесь на руку играет фактор Татарстана как коммуникатора с исламским миром и Азией. Но если исходить из пессимистических оценок ухода западных партнеров, то потребуется немало времени и сил, чтобы импортозаместить их технологии (например, по катализаторам, где пока нет явных успехов). Технологически и технически предприятия химической отрасли Татарстана очень тесно завязаны на западных поставщиков как по капиталовложениям, так и по лицензиям и некоторым расходным материалам».

Впрочем, в татарстанском химпроме уже активно ведутся собственные разработки.

«Задача по снижению зависимости была актуальна всегда. В этом ключе самым узким местом для развития нефтехимии являются катализаторы: к сожалению, раньше они в большей степени ориентировались на ввозимую в страну базу. Однако у нас уже есть некоторый хороший опыт разработки окисных и металлических катализаторов, который потенциально способен снизить зависимость нашей нефтехимии от импорта. Для нас важнее не нефтехимия как отрасль импортозамещения, а привлечение ведущих ученых и коллективов для создания устойчивого развития нефтехимии», – конкретизирует Марат Сафиуллин.

В татарстанском химпроме уже активно ведутся собственные разработки

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Инициативу в этом процессе на себя взяла компания СИБУР. В конце апреля прошла большая сессия СИБУРа, посвященная импортозамещению и оптимизации производств. По ее итогам было разработано 9 дорожных карт по различным направлениям.

В частности, импортную неодекановую кислоту, которая используется в качестве стоппера в производстве каучука, заменили на другой широко распространенный реагент. Отечественные аналоги зарубежных металлоорганических катализаторов стали применять в производстве линейных альфа-олефинов и полиолефинов. Специалисты Научно-технологического центра НКНХ уже разработали и готовят к выпуску циркониевые катализаторы, а также полиалкиленгликолевые масла для компрессоров, используемых на «ЗапСибНефтехиме» и «Казаньоргсинтезе».

Рост мощностей

Сами татарстанские предприятия химпрома после слияния с СИБУРом получили возможности для развития своих инвестпроектов. Олефиновый комплекс мощностью 600 тысяч тонн этилена в год – один из главных стратегических проектов «Нижнекамскнефтехима». Новые мощности позволят перерабатывать прямогонный бензин объемом 1 800 000 тонн, значительно нарастить российские мощности по производству этилена для удовлетворения растущего внутреннего спроса и снижения импорта его производных. Реализация проекта включена в соглашения СИБУРа и Министерства энергетики России, в рамках которых компания приняла на себя обязательства инвестировать в развитие производств в Татарстане не менее 285 млрд рублей уже в ближайшие несколько лет.

Таким образом, нефтехимическая и химическая отрасли Татарстана встречают свой профессиональный праздник в непростой, но очень интересный момент своего развития. Момент потенциального выхода на новые уровни.

«Безусловно, после объединения с СИБУРом возможности данных химических предприятий резко возрастают. СИБУР поможет разрешить не только давнюю проблему, связанную с нестабильностью и недостаточностью поставок дешевого сырья, но и придаст новый импульс для завершения крупнотоннажных инвестиционных проектов на этих предприятиях (например, строительство пиролизного комплекса на “Нижнекамскнефтехиме”). Кроме того, СИБУР как ведущая химическая компания России не только принесет в Татарстан свои развитые компетенции и производственную культуру, свои торговые связи, но и поможет кратно развиться химическому комплексу Татарстана, опять-таки в силу эффекта масштаба», – заключает Альберт Бикбов.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100