news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Взялись за Баумана: что делать с неудачным опытом переименования улиц Казани?

На прошлой неделе казанскую улицу Баумана предложили переименовать в честь первого Президента Татарстана Минтимера Шаймиева. В рамках круглого стола вместе с краеведами, урбанистами и историками «Миллиард.Татар» обсудил, стоит ли идти на такой шаг, а также оценил современную концепцию топонимики Казани.

news_top_970_100

Рим Гиниятуллин на съезде Всемирного конгресса татар выступил с предложением переименовать улицу Баумана в честь Минтимера Шаймиева

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Баумана не подходит под такую “государственную” задачу»

С предложением о переименовании главной пешеходной улицы Казани на прошлой неделе выступил гость съезда Всемирного конгресса татар (ВКТ) Рим Гиниятуллин.

«В Казани каких только улиц нет: Кирпичная, Силикатная. А центральная улица носит имя Баумана, которого никто не знает», — заявил глава Совета Старейшин татар и башкир в Узбекистане.

Инициатива не была включена в итоговую резолюцию съезда, несмотря на бурную поддержку со стороны участников мероприятия.

«Меня в этом предложении смутило то, что переименовать решили именно Баумана. Это максимально развлекательная, торговая, шумная улица. На мой взгляд, она не подходит под такую “государственную” задачу. Насколько мне известно, в Казани распространено мнение, что под такие цели “зарезервирована” улица Карла Маркса. И это было бы логично, учитывая то, что она проходит через площадь Свободы, вузы, госучреждения», — считает публицист, краевед Марк Шишкин.

С ним соглашается известный казанский краевед Алексей Клочков. По его словам, улица Маркса — идеальный вариант для такой цели. А в том случае, если дело дойдет до переименования Баумана, то ее стоило бы назвать Проломной.

«Проломная — уникальное название. Оно связано с древней историей, когда подорвали стену в районе перекрестка на Университетской, а потом через эту дыру ездили. Так и появилась Проломная дорога. Это название фиксируется даже в классической литературе, — рассказывает краевед. — А что касается Шаймиева, то его имя, безусловно, должно быть увековечено. Нет сомнений в том, что он сделал очень многое для республики и для Казани конкретно».

Энже Дусаева: «Я бы все-таки вообще не трогала Баумана и оставила все как есть»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

Другая участница круглого стола — урбанист, культуролог Энже Дусаева — отнеслась к предложению о возврате улицы Проломной с большой осторожностью.

«Как историк я всеми руками за. Как культуролог считаю, что не стоит, потому что часть жителей нашего города может воспринять это название как культурную травму или напоминание о ней. Это болевая точка. И с этим придется работать. В этом смысле вариант с переименованием Баумана в Ногайскую дорогу, конечно, лучше. Но я бы все-таки вообще не трогала Баумана и оставила все как есть», — высказалась эксперт.

В свою очередь, ведущий научный сотрудник ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова АН РТ Азат Ахунов тоже усомнился в идее, озвученной одним из делегатов ВКТ. По его словам, подобные названия можно «делать в новых районах с широкими проспектами». Также историк отметил, что при работе с центральными улицами, вероятно, стоит провести референдум.

По словам Азата Ахунова, подобные названия можно «делать в новых районах с широкими проспектами»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

«В Казани была целая структурная концепция, но началась мировая война, и все “слетело”»

Идея о переименовании улицы Баумана является лишь поводом для начала более широкой и сложной дискуссии о казанской топонимике. За последние несколько лет в столице Татарстана неоднократно вспыхивали бурные обсуждения, связанные с этой темой. Самый характерный пример — переименование улицы Эсперанто.

В этом ключе становится интересно, есть ли у города какая-либо топонимическая концепция. И если есть, то каким критериям она отвечает.

«Я принес протокол Казанской городской Думы по топонимике за 1914 год. Тогда впервые встал вопрос того, что городу нужна единая схема переименования улиц. Вызвано это было созданием адресного стола и введением нумерации домов, — объяснил краевед Марк Шишкин. — Из 290 улиц Казани того времени насчитали 152 необходимых к переименованию».

Согласно документу 1914 года, 28 улиц Казани не имели названия, 17 носили название «Односторонка», 32 улицы были «Поперечные», 22 улицы разнились между собой только прибавлением слов «большая» и «малая» и так далее.

«Они провели ревизию и сформулировали концепцию: улицы, расположенные в одном районе и перекрещивающиеся между собой, получают название одного значения. Например, фамилии известных русских писателей должны быть вблизи театров и учебных заведений.

Марк Шишкин: «Меня в этом предложении смутило то, что переименовать решили именно Баумана. Это максимально развлекательная, торговая, шумная улица»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

Адмиралтейская слобода — улицы, связанные с эпохой Петра I. Ягодная слобода — приурочить названия ко взятию Казани. Суконная слобода — улицы переименовывать в честь уральских городов. Ново-Татарская слобода — в честь поволжских городов. Будущий Советский район был полностью отдан под юбилей 1812 года.

Татарская история тоже получила звучание: уже тогда в плане появился Тукаевский переулок (сейчас это меховой квартал рядом с фабрикой «Мелита»). То есть была целая структурная концепция, но началась мировая война, и все “слетело”, — рассказал Марк Шишкин.

«Топонимика — это слепок коллективной памяти»

Осознание того, что топонимикой нужно управлять, было уже тогда. Размышляя над тем, как выстроить эту работу сейчас, участники круглого стола высказали несколько важных тезисов.

«Что касается общих критериев, то, желательно, чтобы улица была связана с именем человека, в честь которого она названа. Но надо понимать, что всегда так делать не получится, — высказался Алексей Клочков. — Приведу пример. У нас есть улица Московская (бывшая Кирова) и есть Кировский переулок. Я вышел на архивные документы и выяснил, что на том месте, где расположен Кировский переулок, было домовладение Александра Ивановича Свечина, который приехал в Казань во время екатерининских реформ и сделал очень много для нашего края. Но переулок — Кировский. Этого человека можно всячески уважать, но он там вообще не при делах. Это один из примеров того, как можно было бы сменить топоним подходящим образом».

Алексей Клочков считает, что улица Маркса – идеальный вариант для такой цели

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

По словам Энже Дусаевой, к топонимике нужен структурный и комплексный подход. Плюс в таких процессах должны принимать участие краеведы, историки, а также культурологи.

«Для меня топонимика — это слепок с культурной, исторической и отчасти коллективной памяти. Почему была такая реакция на переименование Эсперанто? Причина в том, что это часть нашей коллективной памяти, то есть существуют люди, при которых эта улица начинала носить такое название. Поэтому любое взаимодействие в этом поле вызывает ощущение отторжения и травмы», — считает эксперт.

С ней соглашается Азат Ахунов: по его словам, топонимика — действительно часть коллективной памяти, его личной памяти в том числе.

«Взять те же улицы Ленина, Кирова — я не являюсь фанатом обоих, но до сих пор так называю эти улицы. А потом сам же себя поправляю. Это наша история, с которой связано много самых разных воспоминаний. Это то же самое, что взять и лишить человека памяти», — высказался историк.

Помимо этого, эксперты предложили делать акцент на национальном колорите, привязке к местным историческим реалиям и балансе культур в названиях. Также прозвучало предложение давать больше пространства женским именам в топонимике Казани и оставлять на табличках старые названия улиц.

В целом участники встречи сходятся в том, что топонимика — очень тонкий вопрос, особенно для Казани — «города двух больших общин». И, пожалуй, главенствующий принцип здесь — «не навреди».

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100