news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

^Всероссийский мусульманский съезд скорее разъединил духовных лидеров, чем объединил

47,43 Kb4-5 ноября в Нижнем Новгороде прошел Всероссийский форум мусульман. Организаторы – а это Духовное управление мусульман Нижегородской области, очень точно подгадали дату – именно в эти дни (3, 4, 5 ноября) мусульмане всего мира праздновали Ид уль-Фитр или Уразу-байрам, а Нижний Новгород, как малая родина Кузьмы Минина – знаменитого земского старосты, сформировавшего народное ополчение в 1612 году, стала центром празднования Дня народного единения в общефедеральном масштабе. Кроме того, в это же время исполнилось 100 лет со дня проведения I Всероссийского мусульманского съезда.

Первый день форума был посвящен научно-практической конференции «Мусульманское сообщество России: итоги и перспективы». Выступление кандидата исторических наук, профессора Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н. Добролюбова Ольги Сенюткиной – специалиста по истории мусульман Нижегородчины в начале прошлого столетия, подтвердили идеологическую нагрузку предстоящего форума. Она сообщила, что I Всероссийский мусульманский съезд, ознаменовавший начало единения мусульман в Российской империи, является важным опытом и для современной российской уммы (мусульманской общины). Слова «единение» и «мусульмане» в контексте празднования Дня народного единения и 100-летия вышеназванного съезда, произносились на конференции довольно часто: участники форума пытались убедить друг друга в том, что именно это и происходит в Нижнем Новгороде.

Единение мусульман, по замыслу организаторов, по крайней мере, по той информации, которая была предоставлена в СМИ за несколько недель до события, должно было выразиться в выборе единого муфтия (по первоначальной версии), или в создании так называемого Совета улемов – совещательного органа, состоящего из знатоков исламского права, то есть «совета старейшин», который регулировал и координировал бы взаимоотношения российской мусульманской общины с внешней средой, а самой умме давал рекомендации по дальнейшему развитию.

В числе безусловных достоинств форума – широкое участие в нем представителей духовенства (причем не только мусульманского), ученых-историков, востоковедов, исламоведов, представителей исполнительной власти (в числе участников форума были заместитель губернатора Нижегородской области Александр Цапин главный федеральный инспектор области Владимир Зорин, начальник главного управления МВД РФ по Приволжскому федеральному округу, генерал-полковник милиции Владимир Щербаков), а также высокий уровень научно-практической конференции, в работе которой активно участвовали казанские ученые.

К сожалению, широкий контингент участников не обеспечил прошедшему форуму представительности. Из муфтиев различных регионов России на нем присутствовали сопредседатель Совета муфтиев России, председатель Духовного управления мусульман азиатской части России Нафигулла Аширов, председатель Межрегионального духовного управления мусульман Поволжья Мукаддас Бибарсов, председатель Центрального духовного управления мусульман Оренбургской области Исмагил Шангареев, председатель Единого Духовного управления мусульман Пензенской области Аббас Бибарсов, имам-хатыб Ярославской соборной мечети Рустам Батров, председатель Духовного управления мусульман Нижегородской области Умар Идрисов и другие. Форум проигнорировало Центральное духовное управление мусульман России во главе с Талгатом Таджуддином (как известно, эта организация является альтернативой Совета муфтиев России), а также ключевые фигуры самого Совета муфтиев России – председатель СМР Равиль Гайнутдин и председатель Духовного управления мусульман Республики Татарстан Гусман Исхаков. Естественно, у каждого из двух последних оказалась объективная причина, не позволившая им приехать на столь значительное мероприятие. По крайней мере, так заявили на пресс-конференции по итогам форума организаторы. Однако, что греха таить, их отсутствие изначально делало выборы «единого» муфтия нелегитимными, а потому носило определенный политический смысл.

Организаторы форума предугадали также настроения федеральной власти: спустя несколько дней по окончании форума в центральной прессе появилась информация о докладе, подготовленном специалистами ведомства к расширенному заседанию Совета безопасности. В докладе, в частности, говорится о необходимости ограничения притока в Россию иностранных религиозных деятелей, упорядочении регистрации религиозных объединений. Авторы доклада выступают с предложением предусмотреть «существование одной центральной организации одной конфессиональной направленности в качестве юридического лица», их смущает «неадекватное количество религиозных центров» одной и той же конфессии, которые в настоящее время существуют в России. Речь идет в первую очередь о духовных управлениях мусульман, которых в России, по данным Минюста РФ, официально зарегистрировано более 40.

К чести участников Всероссийского мусульманского форума следует отметить, что выступления большинства из них вышли за рамки дежурных приветствий и фраз, заседание носило характер заинтересованного диалога, переходящего порой в жаркие дебаты.

48,98 KbОрганизаторы – ДУМ Нижегородской области и общероссийское общественное движение «Российское исламское наследие» назвали форум «Мусульманское сообщество России на пороге третьего тысячелетия». Вопросы, обсуждаемые на подобных съездах, остаются неизменными на протяжении последних нескольких лет. В «джентльменский набор» вновь вошли эффективные меры противодействия экстремизму, совершенствование системы мусульманского образования, проблема взаимодействия религиозных структур с государственными, в частности, с правоохранительными органами и т.д. Да и идея объединения мусульман, пусть не структурная, но идеологическая консолидация уммы, также не нова. По традиции «досталось» и евроисламу с его вечным «спутником» джадидизмом.

«Давайте говорить о настоящих проблемах, таких, как развитие ислама в России, развитие исламского книгопечатания, о том, что мусульманским женщинам не позволено свободно ходить в хиджабах, о проблемах на Кавказе», - призвал собравшихся сопредседатель Совета муфтиев России, председатель Духовного управления мусульман азиатской части России Нафигулла Аширов. По его мнению, для создания единого духовного управления мусульман нет достаточного количества квалифицированных кадров, а обсуждать надо насущные проблемы, причем искренне, называя вещи своими именами. В частности, он заявил, что слова о единении народов зачастую произносятся лишь из популистских побуждений. «Единение не должно зиждиться на отказе от собственного языка, культуры, религии. Мы слишком мало знаем культуру и обычаи друг друга», - считает Нафигулла Аширов. «Для того чтобы решить существующие проблемы, сохранить единство и стабильность, нужно светскому государству соблюдать его же Конституцию, в которой сказано, что все религиозные конфессии равны перед государством», - заявил он.

Председатель межрегионального Духовного управления мусульман Поволжья Мукаддас Бибарсов выступил с предложением выработать организационную структуру мусульманского духовенства. Это не обязательно должно быть централизованное духовное управление, необходима такая структура духовных управлений, которая координировала бы свои действия на совещательной основе, считает он. Однако в вопросах государственной политики по отношению к исламскому сообществу России он был солидарен с председателем ДУМ азиатской части России. По его мнению, некомпетентность людей во властных структурах, а также телевидение, формирующее отрицательное общественное мнение об Исламе и мусульманах, отчасти также повинны в радикализации некоторой части мусульманской молодежи. Мукаддас Бибарсов предостерег общественность от применения формулировки «радикализация Ислама». Он считает, что радикализации подвержена не религия, а ее последователи, причем это характерно не только для мусульман, но и для православных и атеистов.

Примечательны замечания Мукаддаса Бибарсова относительно идеи евроислама. Извинившись перед женской половиной аудитории, он сравнил общественных деятелей, призывающих отказаться от ритуальной части религии, например, от совершения намаза – обязательной пятикратной молитвы, евнухами, не познавшими прелестей семейной жизни. Он добавил также, что если тех общественных деятелей начала ХХ века, кого принято называть джадидами, представить в современных условиях, их назвали бы ваххабитами, намекая на то, что джадиды были очень строги к себе в части соблюдения обязательных ритуалов.

Не состоявшиеся выборы единого муфтия, несмотря на рекомендации представителей администрации Президента РФ, убеждают в том, что ни один из присутствовавших на форуме священнослужителей на «престол» единого муфтия не претендует. Однако некоторые наблюдатели полагают, что выборы не состоялось по той причине, что председателям региональных ДУМ выгодно существующее положение дел - ни единого муфтия, ни единого муфтията им не нужно.

Тот же вывод можно сделать и по отношению к руководству Духовного управления мусульман Татарстана, проигнорировавшему форум. На данном этапе Казань продолжает оставаться мусульманским городом №1 в России. Об этом свидетельствует и то обстоятельство, что на открытии мечети Кул Шариф в июне 2005 года Казань сумела не декларативно, а по факту объединить мусульманских лидеров России: с открытием мечети Татарстан поздравили и Равиль Гайнутдин, и Талгат Таджуддин.

Вес татарстанского муфтията определяется, во-первых, авторитетом Президента республики, а во-вторых, одним из самых больших в России количеством мусульманских приходов и, соответственно, прихожан. В то же время фактор нахождения в Казани Российского исламского университета как «кузницы» имамов для России не будет уже иметь былого значения, в связи с тем, что существование самого университета в нынешнем виде находится под большим вопросом. Да и остальные регионы «не дремлют» - не далее как в октябре 2005 года прошел государственную регистрацию Нижегородский исламский институт им. Х.Фаизханова.

Серьезную заявку на статус центра мусульманства в России, сделанную Нижним Новгородом, просто так со счетов не бросишь. Так же, как и то, что в вопросах мусульманского книгопечатания, издания периодики нижегородцы уже сравнялись с Москвой и Казанью. Созданный вуз позволит основать и научно-богословский центр. Свою долю пиара проект под условным названием «Нижний Новгород – новый исламский центр для современных людей» уже получил на Всероссийском форуме мусульман. И питать иллюзии, что все останется по-прежнему, духовным лицам в Татарстане не имеет смысла.

Резюмируя итоги форума, приходится констатировать, что в плане урегулирования отношений между мусульманской уммой России, официальной властью и общественностью, он был плодотворен. Однако в конъюнктурном смысле - скорее разъединил муфтиев, нежели объединил. Теперь мусульманское духовенство в России поделилось на присоединившихся к форуму и проигнорировавших его, а в относительно стабильной и дружной до сего времени структуре «Совет муфтиев России» есть и те, и другие.

47,74 KbВ Центральном духовном управлении мусульман - структуре под руководством Талгата Таджуддина, такого раскола не произошло. Там просто сделали вид, что вообще ничего не происходит. Вышеназванный религиозный деятель ясно дал понять, что для него ДУМ Нижегородской области, ООД «Российское исламское наследие» и все прочие – не авторитет. Тем временем, вот уже более десяти лет Талгат Таджуддин носит титул «Верховный муфтий», а не так давно при ЦДУМ России был учрежден и Совет улемов. Указом Председателя ЦДУМ Талгата Таджуддина от 20 апреля 2005 года муфтий Ямало-Ненецкого автономного округа Фарид Салман назначен его главой. Как следует из содержимого официального сайта этой организации, основные силы она бросила на борьбу с ваххабизмом – опубликованы перечни исламской религиозной литературы, рекомендуемой к изучению, а также список сектантской, ваххабито-фундаменталистской литературы.

На наш взгляд, наиболее точная формулировка проблем, стоящих перед мусульманским сообществом в России была озвучена в выступлении директора Центра арабских исследований Института востоковедения Российской академии наук и президента Центра стратегических и политических исследований Виталия Наумкина, который сказал, что «Российской умме недостает стратегии: стратегии взаимоотношения с другими конфессиями, с другими народами, стратегии подготовки религиозных кадров, стратегии развития регионов с преобладающим населением мусульман».

Диляра РАХИМОВА

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2