news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Венера ГАНЕЕВА: «Театр оперы и балета им. Мусы Джалиля - это один из самых серьезных театров в России, с очень высоким рейтингом»

Венера ГАНЕЕВА: «Театр оперы и балета им. Мусы Джалиля - это один из самых серьезных театров в России, с очень высоким рейтингом»

30,82 KbНародная артистка России и Татарстана, лауреат Государственной премии Республики Татарстан Венера Ганеева отметила 50-летие. 9 декабря в Татарском академическом театре оперы и балета им. М. Джалиля состоится ее юбилейный концерт. Как она готовилась к этому знаменательному событию, каковы планы на будущее – на эти и другие вопросы журналистов певица ответила на пресс-конференции в агентстве «Татар-информ». Вел беседу генеральный директор агентства «Татар-информ» Леонид Толчинский.

Венера Ахатовна, расскажите, как вы готовились к этому вечеру?
В.Г.: Сценарий юбилейного концерта составила я сама. У меня есть опыт организации и режиссуры концертов, например, проекта «Фабрика звезд по-татарски». Например, первый выход: из глубины сцены по белой дорожке я прохожу в роскошном вечернем платье розового цвета с длинным шлейфом, иду на авансцену, напевая мелодию песни Вадима Усманова «Чулпан», ведь «Венера» – это утренняя звезда (Чулпан – ее название на татарском языке).

Когда-то в оперетте Имре Кальмана «Баядера» я пела партию Одетты. Я вспомнила выходную арию Одетты, которая была актрисой: «Рампы, огни, словно звезды горят,/ сцена блестящая радует взгляд,/ нежно звучат голоса,/ только три часа, только три часа…» Эта ария очень созвучна моему состоянию, ее я исполняю на авансцене, а затем ко мне по очереди подходят мои герои из спектаклей. Это Джик из оперы Назиба Жиганова «Алтынчэч», а затем Герцог из «Риголетто» Верди. Вот такой я задумала вступительную часть.

На концерте прозвучат оперные арии, эстрадные песни, дуэты с моими учениками. Ведь я занимаюсь и оперным пением, и эстрадным. Считаю, что коль скоро мне дан голос, надо использовать его максимально. Несколько оригинальных номеров хочу преподнести поклонникам своего творчества как сюрприз. Например, прима-балерина Большого театра Анна Антоничева исполняет «Умирающего лебедя» Сен-Санса. В это время я исполню вокальное сопровождение номера. Но не хотелось бы, чтобы зрители подумали про меня - я вовсе не ощущаю себя умирающим лебедем.

29,58 KbМногие считают катализатором популярности эстраду. Как вы считаете, можно ли стать известным, посвящая себя классическому искусству?
В.Г.: Быть востребованной на сцене музыкального театра, заниматься любимым делом и получать за это хороший гонорар– желание любой оперной певицы. Однако в мировом искусстве существует такая тенденция, что и большие оперные звезды не пренебрегают исполнением популярной музыки. Посмотрите, три тенора - Доминго, Карерас и Паваротти – с каким драйвом они поют западную музыку. И я не стала ограничиваться лишь оперным искусством. Думаю, что если бы служила только большому искусству, замкнулась в оперном театре, я, наверно, не имела той популярности, как сейчас. Тех результатов, которых удалось достичь, я добилась, в том числе и благодаря пению на эстраде. Это не мешает вокальной школе.

В последние годы наш театр очень много гастролирует. В первые годы я очень активно ездила, видела очень много сцен Европы. Но в последние шесть лет, после того, как начала педагогическую деятельность, я решила для себя, что важнее быть с семьей, важнее преподавательская деятельность. Основной причиной, конечна, являлась болезнь отца. К сожалению, свой золотой юбилей я встречаю без самых близких людей – без папы и мамы. Думаю, они гордились бы дочерью…

Ваши родители благословили вас на то, чтобы вы стали певицей?
В.Г.: Это была их заветная мечта. Мама очень хотела, чтобы я стала певицей. И папа также очень радовался моим достижениям. Каждый день молюсь за своих родителей.

В общественности всегда очень много споров об уровне нашей эстрады и оперного театра. Как вы оцениваете современное искусство?
В.Г.: Я работаю в театре оперы и балета 23 года, и все это время разговоры вокруг театра не смолкали. Наверно, эти разговоры всегда будут, это очень волнующая для многих тема. Лично я очень горжусь тем, что работаю в Татарском академическом государственном театре оперы и балета им. Мусы Джалиля. Я бы сказала, что это один из самых серьезных театров в России, с очень высоким рейтингом. Возможно, это третий театр России после Большого и Мариинского. Профессиональному уровню оркестра, хора нашего театра может позавидовать любой театр мира. Театр им. Джалиля взрастил целую плеяду замечательных оперных артистов. Для некоторых оперных певцов, которые сейчас поют на престижнейших сценах мира, и в Метрополитен опера и в Ла-Скала, наш театр был стартовой площадкой к мировым высотам. Один из таких - Николай Путилин. Я скучаю по тем временам, когда он пел в нашем театре, вспоминаю о нем с теплотой. Первой его крупной ролью была партия Риголетто в одноименной опере Верди. Я играла Джильду. Это было чудо. Казань помнит этот спектакль. Сейчас Николай Путилин украшает Мариинский театр в Санкт-Петербурге.

В нашем театре очень сильные солисты. Поколение артистов, к которым принадлежу и я - Зиля Сунгатуллина, Клара Хайрутдинова - мы все работаем. Если нам предлагают роли, с удовольствием за них беремся.

Сейчас модно ангажирование – приглашение солистов из других театров. Приезжим артистам приходится за день-два вжиться в постановку и нередко на сцене рождается нечто абсолютно новое, спонтанное. Иногда получаются очень интересные спектакли. И зрителю такие постановки очень интересны. Я это очень приветствую: с удовольствием хожу на такие спектакли, и еще с большим удовольствием сама в них принимаю участие.

Я очень ждала открытия этого сезона. Хоть мой день рождения был весной, хотелось провести юбилей в обновленном театре, в новом сезоне.

А вот что касается эстрады, у меня такое чувство, что молодежь заболела ею. На сцену такое паломничество, все хотят быть звездами. Я заведую вокальной кафедрой в Казанском государственном университете культуры и искусства, мне много раз приходилось сталкиваться с молодыми людьми, которые стремятся поступить в наш вуз, не имея ни голоса, ни слуха. Они готовы учиться за деньги, только бы стать «звездой». Но они ошибаются, когда думают, что за деньги можно стать звездой. Ни за какие деньги признание зрителя купить нельзя.

Сейчас много продюсерских центров, которые занимаются «раскруткой» молодых «звезд». Даже молодости, красоты и таланта еще мало, чтобы преподнести певицу как звезду. Политика этих продюсеров «раскрутить и сделать звездой» без надлежащего музыкального образования неправильна. Мало иметь красивую внешность, необходим и богатый внутренний мир. Если певица выходит на сцену чтобы продемонстрировать свое красивое телосложение, но при этом не несет музыку в душе, не имеет отношения к песне, которую исполняет, она похожа на робота. Такое искусство я никаким образом не принимаю.

Я считаю, что продюсеры и их подопечные должны перенимать опыт у уже сложившихся мастеров, например, советоваться с опытными 30,46 Kbартистами. В нашем университете открыто отделение дополнительного профессионального образования, где мы можем помочь продюсерским центрам, дать будущей «звезде» комплексное образование – и знания, и вкус, поможем воспитать высокую внутреннюю культуру.

Обращаться к деятелям культуры – это нормальное явление. Ко мне приходят за советом и уже состоявшиеся певцы. Я никогда не отказываю в совете, указываю на ошибки. Думаю, что я могла многое перенять от своих консерваторских педагогов. Кажется, я заразилась от них преподаванием. Слава богу, что мой педагог Клавдия Щербина до сих пор продолжает работать в Казанской государственной консерватории. Хотя ей уже далеко за 80 лет, она все еще рядом со своими учениками, которые ей бесконечно благодарны

Вы уже осознали свой юбилей, этот возраст?
В.Г.: Мне много приходилось петь на юбилеях, и вот теперь настал мой черед праздновать круглую дату. Могу сказать, что 50 лет – это тоже хороший возраст. 50 – это поистине золотой юбилей, золотая середина жизни человека, человек к этому возрасту созревает со всех сторон. Я пенсионерка по выслуге лет – и считаю это своим достоинством. Ветеран труда – это тоже почетное звание.

Мой день рождения - 24 марта. С того дня до сегодняшнего - у меня настроение юбилейное. Все эти месяцы я жила ожиданием этого концерта. В душе каждый день у меня праздник. После этого концерта я собираюсь выехать в гастрольный тур по городам Татарстана.

У меня есть коронный номер – это романс Алябьева «Соловей». Это высший пилотаж вокального искусства. На юбилейном концерте я исполню его вместе с «оперной дивой» из театра кукол. Это юмористический номер, суть которого в том, что я как бы соревнуюсь со своей давней соперницей по сцене.

А дружба в театре между солистами возможна?
В.Г.: Театр – это удивительный мир. Там происходит очень много кулуарных интриг.

В театре могут быть только творческие отношения. Я всегда соблюдала дистанцию и уходила от театральных интриг.

Расскажите о ваших творческих планах?
В.Г.: В прошлом году я предложила проект «Фабрика звезд по-татарски». В УНИКСе с большим успехом прошел концерт, на котором мы представили студентов КГУКИ. Этот проект я намерена продолжать и открывать для публики новые молодые таланты.

30,58 KbВы почувствовали на себе такое явление как пиратство?
В.Г.: В продаже никогда не было моих кассет или дисков. Я выпускала диски с помощью спонсоров, но исключительно для того, чтобы дарить поклонникам моего творчества на концертах.

Как известно, татарское слово «мон» не переводится на другие языки. Что для вас значит «мон»?
В.Г.: Я считаю, что душевность исполнения песни придают не мелизмы, не опевания, а то, с каким чувством ты исполняешь произведение. Проникновенное отношение к песни, к ее словам – это и есть «мон». Для этого не обязательно «писать картины» голосом. Голос должен быть чистым, одухотворенным, наполненный внутренним содержанием.

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2