news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Валторна Аркадия Шилклопера и картины Кандинского: Музей ИЗО приютил «Джазовый резонанс»

Валторна Аркадия Шилклопера и картины Кандинского: Музей ИЗО приютил «Джазовый резонанс»
news_top_970_100

В Галерее современного искусства Музея ИЗО РТ состоялся концерт струнного квартета Quaternion и одного из лучших джазовых валторнистов мира Аркадия Шилклопера. Музыкант уже почти 20 лет живет в Германии, но по-прежнему открыт творческим экспериментам, в том числе с соотечественниками. К тому же, как признался сам Шилклопер, сотрудничество с Quaternion и совместный концерт в Казани буквально исполнили его давнюю мечту.

«Этот проект для меня очень трепетный. В начале мы сыграем септет ЧикаКориа. Это произведение для необычного состава: струнный квартет, фортепиано, флейта и валторна — фактически мини-оркестр. Когда я впервые услышал эту музыку, сразу подумал, что хорошо бы найти ноты и сыграть когда-нибудь с кем-нибудь где-нибудь. Прошло 37 лет прежде, чем эта мечта осуществилась — невозможно было найти ноты. Даже сам ЧикаКориа не знал, где этот манускрипт. Наш общий друг, альтист Андрей Яровой полгода звонил менеджеру ЧикаКориа, чуть ли не каждый день доставал его и достал — все-таки приобрел манускрипт», — рассказал Аркадий Шилклопер предысторию программы музыкального вечера в Музее ИЗО РТ.

Расшифровал рукописные ноты, фактически черновик, один из участников квартета Quaternion, его первая скрипка Евгений Субботин. Впрочем, признался валторнист с мировым именем, септет ЧикаКориа уже звучал в России, но впервые исполняется за пределами Москвы. К тому же концерт в Казани, по словам Шилклопера, можно считать своеобразным вечером памяти американского джазового пианиста и композитора ЧикаКориа: один из самых востребованных джазовых музыкантов второй половины XX века, лауреат 25 премий «Грэмми» и двух латиноамериканских «Грэмми» скончался 9 февраля этого года в возрасте 79 лет.

«Вообще, я музеи не люблю по большому счету, потому что музеи — это всегда история, это всегда прошлое. Для меня прошлое существует как традиция. В этом смысле это вещь важная. Но для меня погружение в историю не является самоцелью, в этом можно застрять, как и в традиционном джазе. Мне надо идти вперед. Прошлого нет, есть только настоящее, здесь и сейчас. И будущего нет, но есть то, что мы называем развитием, то, что Михаил Альперин (пианист — прим. Т-и) называл „растягивать“, и то, что мы называем сила намерений, когда ты хочешь намеренно что-то сделать, развивать, растягивать себя в разные стороны и быть не просто исполнителем, а стать музыкантом, творцом. Почему я ушел из академической музыки? Это та же самая история — это музей. Но в таких местах особая атмосфера, она мне очень нравится, помогает мне творить», — сказал Аркадий Шилклопер.

Второе отделение концерта было более легким. Его составили аранжировки Шилклопера на произведения известной британской рок-группы Yes, создававшей «прогрессивный рок». Сам джазмен, владеющий четырьмя инструментами, воспользовался в интерьерах музея лишь двумя — валторной и флюгельгорном. Концерт сопровождала медиапроекция, основой которой стали картины основоположника абстракционизма Василия Кандинского. Правда, распознать какие-либо визуальные образы было едва возможным из-за наложенных эффектов: изображение строилось от получаемого от музыкальных инструментов звуков, напоминая перемещение стаи разноцветных точек.

Концерт проходил в зале, где на днях открылась экспозиция картин Альфрида Шаймарданова, классика так называемой наивной живописи. Эти произведения изобилуют мелкими деталями, порой символичными, но понятными без разъяснений искусствоведов. Художник и музыкант познакомились перед началом концерта, Аркадий Шилклопер оставил в гостевой книге отзыв о творениях татарского живописца.

«Я наслышан о Шилклопере, посчитал своим долгом зайти и познакомиться лично. Для меня очень важно, что он (конечно, талантливый и наделенный харизмой) человечный. Я это сразу почувствовал. Нет налета искусственной звездности. Мы с ним мило побеседовали минут пять. Я очень рад, что та картина, которую я воображал в надежде на встречу с ним, не разочаровала меня. Человек весь в музыке и музыка для него — способ делиться радостью с окружающими. Я снял зал своей беспредметной живописи (находится на третьем этаже Галереи современного искусства, меньше знакома в художественной среде — прим. Т-и) под ту музыку, которая сейчас звучала. Мне кажется, она идеально легла под видеоряд», — сказал Альфрид Шаймарданов, предположив, что знакомство с джазменом станет толчком к написанию новой картины (в серии работ Шаймарданова есть, например, триптих «Маяковский. Пушкин. Есенин»).

Концерт «Джазовый резонанс» стал пятым в новом проекте Ольги Скепнер «Камерная музыка в музеях Татарстана. Возрождение. Новый век» и третьим, проводимым в залах Галереи современного искусства Музея ИЗО РТ. Два концерта, 6 и 20 мая, пройдут в Музее Боратынского, один в главном здании Музея ИЗО РТ, усадьбе Сандецкого, — 27 мая, завершающий состоится также в Галерее современного искусства, 2 июня.

news_right_column_240_400_1
news_right_column_240_400_2
news_bot_970_100