news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Наследие волжских булгар: в Казани выставят украшения и одежду из музеев Москвы и Питера

Ювелирную бугорчатую филигрань из тончайших серебряных «нитей», серебряные кольца с характерными символами булгар XI-XIII веков, покажут на выставке «Волжская Булгария. Великое наследие», которая откроется сегодня в Национальном музее Татарстана. О редкостях времен древних булгар и их интерпретациях – в материале «Татар-информа».

news_top_970_100

Это межмузейный проект, цель которого – продемонстрировать многогранную булгарскую цивилизацию через наследие, наследников

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Кольцо из глубины веков

Уникальные экспонаты для выставки «Волжская Булгария. Великое наследие» предоставлены крупнейшими музеями страны – Российским этнографическим музеем (РЭМ, Санкт-Петербург), Государственным Эрмитажем, Государственным историческим музеем (ГИМ, Москва) и, конечно, самим Национальным музеем РТ.  

Это булгарское серебряное кольцо с типичными символами XI-XII веков «ходило в народе», или, как принято говорить у профессионалов, бытовало у населения (то есть его носили, хранили в домашних реликвиях) до 20-х годов прошлого века! Такое в коллекции Русского этнографического музея единственное, ведь по сути это уже археологический предмет, который чудом оставался актуальным и носимым до недавнего времени. Его выкупили у населения в экспедиции, когда на заре Советского Союза создавали Музей народов СССР.

Булгарское серебряное кольцо – единственное в коллекции Русского этнографического музея

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Стебель, внизу листья, наверху цветок, развернутый фронтально – на зрителя. Серебряное, качественное, не портится. Абсолютное типичное – уже в XI-XII веках хорошо работали ювелирные булгарские мастерские с серебром, умели делать и чернь, и зернь, и скань – все то, что потом использовали на протяжении всех столетий казанские ювелиры. Конкретно на этом кольце применены чернь и гравировка. Самое главное, что сохраняется на протяжении столетий, что передается мастерами из рук в руки, – это композиционное решение и орнаментальные мотивы. Именно это и служит и духовной, и ремесленной базой культуры, которую мы знаем до сих пор. Обязательно сравните с экспонатами археологической витрины Эрмитажа – вы увидите сходство символов с серебром находок в Булгаре. Или вот гривна (нашейное украшение) с подвесками, которая бытовала у татар-кряшен до начала ХХ века – здесь тоже элементы перекликаются с археологическими находками, символами», – акцентировала научный сотрудник отдела этнографии Поволжья и Приуралья РЭМ Любовь Мишуринская.

Подлинный костюм бесермянки

Все этнографические образы на выставке – и это самое ценное – подлинные. Костюмные комплексы, как их называют музейщики, аутентичные и являются памятниками XIX – начала ХХ века, не стилизацией, не реконструкцией. Всего на выставке девять костюмов разных народов, в том числе костюм бесермянки. О таком народе большинство посетителей музея, пожалуй, даже никогда и не слышали. А костюм бесермянки, к слову, впервые покинул Русский этнографический музей ради выставки вне его стен.

Всего на выставке девять костюмов разных народов, в том числе костюм бесермянки

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Наша задача – показать потомков булгарского круга. Как раз бесермяне – малочисленный народ, получивший этот статус (народа, не этнической группы) не так давно. Часть бесермян исповедовали ислам, такое было. Это этнографическая группа в составе удмуртов, есть определенный вариатив в толкованиях названия народов, так же как и версий о происхождении этого народа достаточное количество, и до сих пор исследователи спорят об этногенезе данного народа. Костюм действительно уникальный», – подчеркнула куратор выставки, заведующая отделом этнографии Поволжья и Приуралья РЭМ Елена Колчина.

В аутентичном костюме присутствует головной убор, украшенный монетами екатерининского времени (серебряные крупные монеты 1812, 1829 годов), напоминающий современному человеку шлем и в то же время закрывающий (тканью) подбородочную часть. По конструкции такого типа головной убор исследователи видят и не только у бесермян, обращает внимание Любовь Мишуринская, но у чувашских женщин тоже. В качестве украшений использовали и кораллы. Присутствуют декоративные перевязи: двойная тоненькая, как бусы, характерная для всех народов региона, как финно-угорских, так и тюркских, и широкая, называемая камали. Она также декорирована – монетами, раковинами, жетонами и красным бисером (бисером имитировали кораллы, так было дешевле).

В аутентичном костюме присутствует головной убор, украшенный монетами екатерининского времени

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Это очень архаичный тип костюма, потому что декор рубахи, подол и передник соотносится с первичным декором в костюме народов Поволжья, присутствовавшим в XVII веке. Они заменили материалы на более поздние, сделали его более ярким и красивым, но это архаический образец», – подчеркнула Мишуринская.

Дар супруги Александра II

Чувашский, башкирский, марийский, мордовский, удмуртский, костюм дунайской болгарки и балканца, а также, конечно, татарский костюм будут представлены на выставке «Волжская Булгария. Великое наследие». Уникальность последнего в том, что его музейщики собрали на основе элементов, полученных в дар от императрицы Марии Александровны, супруги императора Александра II. Первая этнографическая выставка проходила в России в 1867 году, к ней и были созданы и собраны костюмы многих народов, населявших тогда Россию.

Уникальность татарского костюма в том, что его собрали на основе элементов, полученных в дар от императрицы Марии Александровны, супруги Александра II

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Этот татарский костюм является частью и гордостью нашего музея. Но в нем не хватало нижнего платья (оно сымитировано из современных материалов уже в наше время), украшений и нижнего головного убора. А шапка с бобровым околышем, прекрасный парчовый жилет, башмачки размера не больше 36, возможно, даже 35,5, декорированные лентами, жемчугом, к сожалению, и с утратами – части одного подлинного аутентичного костюмного комплекса. Это обычная практика, когда члены императорских семей предоставляли свои дары музеям. К слову, мы этот костюм уже привозили в Казань 10 лет назад», – рассказала Мишуринская.

Башмачки размера не больше 36, возможно, даже 35,5, декорированные лентами, жемчугом

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Вершина мастерства татарских ювелиров

Украшения музейщики подобрали в соответствии с эпохой. В 1860-х должно было быть платье с двойной оборкой, с широким подолом – как раз вошли в моду шелка, как отечественные, так и французские. Для реконструкции платья выбрали в данном случае переливчатый шелк. Нагрудник, как и украшение, подобрали из фондов в соответствии с эпохой – старинное второй половины XIX века под воротниковой пряжкой с бирюзой и сердоликом, а также активно декорированную сердоликом перевязь хасите.

Перевязь хасите составлялась из самых разнообразных вещей, как и ювелирных красивых, так и служащих оберегом

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Хасите всегда составлялась из самых разнообразных вещей, как и ювелирных красивых, так и служащих оберегом. Например, вы видите маленький сосуд. Считается, что такие сувениры привозили из хаджа – это сосуд со святой водой источника Замзам. Или вот бусины из ягод растения, которое в татарской традиции называется Марьям Ана / Слезы Богородицы, или бусенник, из него чаще всего делают четки», – показала элементы перевязи специалист. 

Ювелирные жетоны для подвешивания или пришивания, похожие на крупные ордена или медали, – одни из самых притягивающих взгляд экспонатов. Из них в том числе составляли перевязь хасите, их использовали для закрепления накосника – элемента обрамления косы. Бугорчатая филигрань – техника, в которой сделан один из таких жетонов: из тончайшей «нити» металла скручивали пирамидку, из пирамидок набирали узор. В данном случае использовали серебро с золочением.

Ювелирные жетоны выполнены в технике бугорчатой филиграни

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Бугорчатая филигрань – вершина творчества казанских ювелиров. К этому пришли в конце XVIII – начале XIX века. Популярный камень в ювелирных украшениях у многих тюркских народов – сердолик. Он и как оберег идет, и как оберег воинов в Средней Азии. В XVIII веке в основном носили кораллы. Везли их по Волжскому пути из Средиземного моря, через Черное море и через Волгу. Когда были открыты месторождения на Урале, образ татарских украшений стал меняться. Кроме сердолика появился малахит. А потом научились имитировать малахит – он был дорог, делали из эпоксидной смолы, подкрашивали», – рассказала собеседница.

Костюм дунайской болгарки и костюм балканца, представителя народа Северного Кавказа, относятся к уникальным образцам. Предки этих этносов были родственны волжским булгарам. Они все выходцы из великой империи хана Кубрата. Впоследствии народы разошлись: кто-то остался на Северном Кавказе, кто-то остался в Поволжье, а часть мигрировали на Дунай, на Балканы.

Костюм дунайской болгарки и костюм балканца относятся к уникальным образцам

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Здесь показан костюм болгарского пастуха. Надо заметить, что мужские костюмы в музейных коллекциях вообще редкость. Мужские костюмы реже сохраняются (их занашивали буквально до дыр), а тем более если речь о промысловой одежде. Женский болгарский костюм, как и татарский, экспонировался на первой этнографической выставке в Москве в 1867 году. Впоследствии этот костюм стал храниться в Российском этнографическом музее. Думаю, он будет интересен и для посетителей, которые не очень себе представляют сложную картину передвижения народов, и для специалистов. Потому что специалисты, которые занимаются изучением и Волжской Булгарии, изучением Великой Булгарии, изучением культур Волго-Уральского региона, могут увидеть те тонкие параллели, общие черты, которые отражаются в подлинных костюмных комплексах», – отметила Елена Колчина.

Черевички на татарский лад     

Традиционную казанскую узорную кожаную обувь, конечно, тоже увидят посетители выставки. Причем образцы ее хранятся не только в Национальном музее РТ, но и самые лучшие и подлинные – в Русском этнографическом музее.

Любовь Мишуринская: «В середине XIX века ичижное мастерство достигло наивысшего развития»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Работа с кожей, считается, была присуща тюркским народам с древнейших времен, а узоры такого рода можно найти на войлоках еще древних тюрок Алтая и Урала. Соответственно, в данном случае просматривается преемственность. Мы показываем, разумеется, самый красивый образ изделия. Самый красивый был создан к середине XIX века, когда ичижное (ичиги, – прим. Т-и) мастерство достигло наивысшего развития. Тогда был выработан собственно татарский шов, самая богатая по цвету палитра кож была использована – традиционная азиатская обувь. Характеризуется она прежде всего тем, что сапоги кажутся бесшовными, потому что швы скрываются под декоративным обрамлением. Вы не сможете найти, где этот шов соединяет просто разные мозаичные кусочки, а где это присоединение, допустим, задника к голенищу», – показала Любовь Мишуринская на примере сапог, еще не закрытых в витрине.

Обувь без каблука с небольшим количеством рисунка более ранняя, уже в конце XIX века такую обувь носили больше пожилые дамы. Обувь изготавливалась из двойного слоя кожи, и такие сапоги никогда не носили без верхней обуви – то есть поверх обязательно надевали галоши.

«Вы не сможете найти, где этот шов соединяет просто разные мозаичные кусочки, а где это присоединение, допустим, задника к голенищу»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«И сейчас в деревнях пожилая женщина в таких сапогах, например, молится. Для модниц второй половины XIX века, даже конца XIX века, были сапоги на каблуках. Но крой соблюдается – все в соответствии с традицией делалось. Каблук и подошва деревянные. А уже при советской власти, начиная с 1920-х годов, стали делать всевозможные другие изделия в технике кожаной мозаики – вот, например, подушка. У нас она зарегистрирована как «подушка для автомобиля» 1960-х годов. Настенные коврики...» – показала сотрудник РЭМ.

До 4 сентября выставку «Волжская Булгария. Великое наследие» можно будет посмотреть в Национальном музее РТ. Затем она отправится по другим городам: с 30 сентября по 23 октября ее увидят посетители Национального музея Башкортостана в Уфе, а с 3 по 23 ноября – Исторического музея Южного Урала в Челябинске.

Елена Колчина: «Мы показываем многогранный абрис этой цивилизации, демонстрируем археологическое прошлое – предметы, которые дышат той стариной»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Это межмузейный проект, цель которого – продемонстрировать многогранную булгарскую цивилизацию через наследие, наследников. Мы показываем многогранный абрис этой цивилизации, демонстрируем археологическое прошлое – предметы, которые дышат той стариной, Средневековьем, этнографические экспонаты, и мы обязательно должны были отметить и литературное, письменное наследие. Речь идет о поэме Кул Гали «Кысса-и Йусуф», которая до сих пор является вдохновителем для современных авторов, рассказывая о понятных, известных человеческих ценностях. На выставке можно увидеть иллюстрации к поэме, выполненные современным художником, проживающим в Петербурге, Азатом Миннекаевым», – резюмировала куратор выставки, заведующая отделом этнографии Поволжья и Приуралья РЭМ Елена Колчина.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100