news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

В Большом концертном зале им. Сайдашева прошел концерт «День России»

В Большом концертном зале им. Сайдашева прошел концерт «День России»
Фото: © Владимир Васильев/ «Татар-информ»

В Государственном большом концертном зале имени Салиха Сайдашева 13 июня прошел концерт ко Дню России. О том как жизнь всегда побеждает смерть — в репортаже «Татар-информа».

В рамках Фестиваля русской музыки, литературы и истории, посвященного Дню русского языка, солисты и ансамбли Казанской консерватории им. Н.Г. Жиганова подготовили сочинения отечественных композиторов. Художественный руководитель фестиваля – ректор консерватории Вадим Дулат-Алеев.

Программа состояла из двух частей. В первом отделении выступили солисты и ансамбли Казанской консерватории. Прозвучали сочинения Милия Балакирева, Петра Чайковского, Александра Глазунова, Сергея Прокофьева, Сергея Рахманинова, Михаила Глинки и Назиба Жиганова.

Когда дело доходит до классической музыки, можно услышать множество предрассудков. Многие заранее отказываются ее понимать, а те, кто нашел в себе силы зайти в концертный зал, напряженно настраивают слух в надежде услышать подсказки, которые композитор восьмой нотой запрятал в нотный стан. Но искусство — это эмоции, а не математическая задача. По крайней мере для слушателя.

Скрипка и виолончель на одной сцене одним своим звучанием напоминают разговор двух полов. В «Элегическом трио №1» Рахманинова слышится спор, когда один музыкант перебивает другого: движения их смычков асимметричны, тональности противоположны — две печали, которые ищут общий язык. Лишь беспристрастное фортепиано ведет этот разговор к неминуемому концу.

Образ зловещего карлика не может быть не театральным. В фортепианной обработке «Марша Черномора» Глинки переплетается внешняя безобидность и внутренний темперамент антигероя. Две этих характеристики задают резкий, беспорядочный тон всей мелодии. В такой ироничной манере и формируется образ злого волшебника Черномора.

Во втором отделении на сцену вышел оркестр Оперно-симфонической студии Казанской консерватории. Под руководством дирижера Сергея Ферулева коллектив исполнил Скерцо для струнного оркестра Николая Римского-Корсакова и Камерную симфонию «Памяти жертв фашизма и войны» Дмитрия Шостаковича.

Настоящий фурор на слушателей произвел опус 110а Камерной симфонии (он же — «Памяти жертв войны»). Сам композитор не писал Камерной симфонии — это обработка композитора Рудольфа Баршая. Имевшая большой успех, она была добавлена в список сочинений Шостаковича, посвятившего ее памяти жертв войны и фашизма.

Под этим заглавием совершенно меняются смыслы и эмоции, которые передает коллектив музыкантов. Тревожное, но мерное звучание скрипок и виолончелей прерывает неожиданный взрыв. В суматохе не то игривой, не то панической игры уже слышно одну скрипку, играющую отдельно от других. Когда звуки стихли и начались повторы угрожающих струнных восклицаний, та единственная скрипка предельно тихо продолжала тянуться к надежде, словно капля жизни в море отчаяния и смерти.

Концерт продолжался около двух часов с одним перерывом на антракт, но, к сожалению, не все смогли оценить великолепный финал «Памяти» — не утверждающий жизнь, но дающий надежду. Послышался кашель и переживания об упущенном троллейбусе. Чтобы сгладить вину за неосторожную выходку заскучавшего слушателя, с бенуара раздалось громкое «браво». Несколько минут зал провожал Ферулева и его оркестр громкими аплодисментами.

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2