news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

«Ушел и можешь не вернуться»: из зоны СВО истории саперов, мобилизованных из Татарстана

Мины – одни из самых неприятных сюрпризов для бойцов в зоне спецоперации. Сотни смертоносных ловушек, огромные минные поля, опасность буквально на каждом шагу: как проходят будни наших саперов на передовой, читайте в эксклюзивном материале «Татар-информа».

«Ушел и можешь не вернуться»: из зоны СВО истории саперов, мобилизованных из Татарстана
Саперы Вооруженных Cил России проводят большой объем работы по обезвреживанию опасных объектов
Фото: © Равиль Мукменов / «Татар-информ»

«Вот эта вещь смело отрывает ногу по колено...»

Саперы Вооруженных Сил России проводят большой объем работы по обезвреживанию опасных объектов. Корреспонденту «Татар-информа» удалось снять эксклюзивные кадры взрывной работы в зоне СВО.

«Итак, группа, выезд на объект. Соблюдаем технику безопасности. Двигаемся по одному, соблюдаем дистанцию друг между другом», – предупредил военный.

«Сели? Куда едем?» – спрашивает водитель.

«Пойдем на старые позиции», – ответил боец.

«Участок дороги, это, опять же, визуально видно, где проводились ближайшие работы – какие-то всковыривания, возможно, камушки, предметы, все, что не советуется трогать. Многие вещи прячут в колее, где-то даже в грязи. Это скрытные, специальные объездные пути дорог, – рассказывает военнослужащий ВС РФ с позывным Удав. – Вот обнаружена противопехотная мина, возможно, даже с сюрпризом. Возможно, что-то заложено снизу, не исключено. Сейчас вернемся, возьмем инструмент и приступим к работе».

«Пользуемся "кошкой" (устройство для разминирования, – прим. Т-и), в простонародье мы называем ее так. Это безопасность, наша безопасность. Было много случаев – закладывают сюрпризы довольно часто, варварски применяются. Для безопасности мы сделаем рядом небольшой зацепик, откручиваем шнур, уходим на безопасное расстояние. Ждем период времени. Соответственно, ничего не шевелится в этот момент. Никакие вещи. Все. Натяжечка. Мы уходим», – инструктирует боец.

Мины – одни из самых неприятных сюрпризов для бойцов в зоне спецоперации

Фото: © Равиль Мукменов / «Татар-информ»

После этого бойцы заходят в укрытие и ждут некоторое время, поскольку зачастую вэсэушники ставят «замедлители».

«Если бы мы поторопились с вами сейчас, подошли через минуту такие добренькие, потом были бы "добренькими"», – отметил он.

Боец рассказал корреспонденту агентства о том, как устроена найденная мина.

«В простонародье это ПМН-2. Никакого извращенства не вижу, сюрприза не было. Возможно, колхозная работа – просто на уничтожение техники. Будем утилизировать», – рассказал военный.

Как выяснилось, указанная мина уже не подлежит разминированию или транспортировке – только к уничтожению, добавил боец.

«Вот эта вещь смело отрывает по колено ногу. И еще по глазам бьет. Фантазия сапера – это фантазия сапера. Действительно, век живи – век учись» – добавил Удав.

«Если ты перестаешь бояться, ты перестаешь в принципе существовать»

Фото: © Равиль Мукменов / «Татар-информ»

«Здесь те, кто должен быть здесь»

На передовой нашему корреспонденту удалось взять интервью еще у двоих бойцов, один из них, представляясь, объяснил, что взял позывной в честь своего отца.

«Прозвище у него было такое, понравилось», – рассказывает Партизан.

Боец рассказал, что в мирной жизни он работал торговым представителем, а до этого – барменом в различных ресторанах.

Военный с позывным Медведь приехал в зону СВО с образованием телерадиомеханика. До спецоперации работал электриком.

«Позывной Медведь мне дали сослуживцы. Не знаю почему, люблю бороться, наверное. У меня в военнике есть прописной вкладыш красненький. В случае мобилизации там прописано: "Явиться в течение трех дней на сборы". Когда я пришел, сказали – нужен, ну и пошел. Родина в опасности, кто спасать будет?» – рассуждает боец.

Свою историю отбытия в зону СВО рассказал и Партизан.

«Все остальное уже можно на пафосе вывозить, но, по сути дела, внутри именно вот это: "Потому что могу и потому, что не зассал!" Можно было отмазаться, придумать, сбежать, еще что-то. И, наверное, каждый соврет, что не было просто [желания, – прим. Т-и]. По сути дела, здесь те, кто должен быть здесь», – добавил Партизан.

Партизан рассказал, что в мирной жизни он работал торговым представителем, а до этого – барменом в различных ресторанах

Фото: © Равиль Мукменов / «Татар-информ»

«Страшно. Переживаешь каждый раз»

«Выкопали небольшое углубление, чтобы был меньший разброс по бокам. Фугасное действие уйдет вниз, соответственно, взрыв вверх. Для безопасности закладываем противотанковую мину. Закладываем обратно. ПМНочку тоже сюда», – рассказывает боец.

«У нас есть неразорвавшийся заряд. Он был сброшен, самодельный полностью. ВСУ печатают его корпус на 3D-принтере, закладывают сюда взрывчатку и сбрасывают с дронов. Вот этот не сработал, кому-то повезло, – рассказывает он, – закладываем пластид, подсоединяем провода и уходим на безопасное расстояние. Желательное безопасное расстояние – минимум 100 метров. Желательно, чтобы еще была пересеченная местность, чтобы можно было где-то укрыться».

«Самое тяжелое, наверное, для меня – это отдавать приказ, чтобы кто-то ушел вперед. Сам пойду, а пацанов – тяжело. Ушел и можешь не вернуться», – рассказал Партизан.

«В таких подрывах остаюсь я один. Остальные все уходят подальше, в плане безопасности. И все – происходит взрыв. Будем взрывать раздельным способом. У нас такая приблуда, – показывая устройство, рассказывает Медведь, – сами сделали для удобства, просто поставим рацию на удаление взрыва, где будет происходить, отъезжаем подальше и взрываем другой рацией. Подсоединяю второй провод, включаю рацию на определенную волну и уходим».

«Сапер – человек бесстрашный, идет и делает свое дело: разминирует, минирует. Морально тяжело, конечно, но, когда знаешь свое дело, с головой дружишь… Естественно, страшно, да. Переживаешь каждый раз», – поделился боец.

Военный с позывным Медведь приехал в зону СВО с образованием телерадиомеханика. До спецоперации работал электриком

Фото: © Равиль Мукменов / «Татар-информ»

«Работа сапера – это глаза и руки, даже не приборы. Работают глаза, руки, голова»

Сапер с позывным Амирхан показал нашему военкору, как военные осуществляют подрыв.

«Сейчас выходим в безопасное место. Осколков нет, мина фугасная. Очень сильное воздействие ударной волны. Выходим вниз, прячемся. Рекомендации: сейчас уходим как можно ниже подъема, при подрыве открываем рот, закрываем уши», – предупредил он.

Боец сообщил, что не следует после подрыва сразу выходить из укрытия. В это время могут прилететь фрагменты деревьев, камней или осколки.

«Подрыв произошел штатно. Ребята отработали на отлично», – оценил работу Амирхан.

«В принципе, вот все, что осталось у нас от мин этих. Штатно. Даже до сих пор еще запах ощущается», – добавил Партизан.

«Когда ты выходишь работать по заданию, ты каждый день думаешь об этом. Если ты перестаешь бояться, ты перестаешь в принципе существовать. Если ты не боишься, если замыленный глаз, одно и то же каждый день, то, скорее всего, ты не вернешься. Нужно каждый раз себя прям накачивать, тогда ты более собранный, более конкретный, более внимательный. В первую очередь работа сапера – это глаза и руки, даже не приборы. Работают глаза, руки, голова», – поделился боец.

«Подрыв произошел штатно. Ребята отработали на отлично»

Фото: © Равиль Мукменов / «Татар-информ»

Он рассказал, что столкнулся на передовой с проблемой, с которой раньше не удавалось сталкиваться. Как оказалось, зачастую по заминированным участкам бегает живность, которая и сама подрывается, и может подорвать бойца.

«Много и нами, и хохлами заминировано, очень много мин. Прежде чем аукнется, несколько десятилетий пройдет», – рассказывает Медведь.

Партизан отметил, что не покидает сослуживцев даже во время отпуска – мысленно он всегда находится на передовой.

«Ты уезжаешь в отпуск, а в отпуске думаешь, что здесь. Постоянно созваниваемся, общаемся, и так же приезжаешь обратно. Хочется домой, конечно, но хочется, чтобы прям все свои толпой пришли – толпой ушли домой», – отмечает он.

«Я думаю, скоро все закончится, где-то по весне. Потому что такие войны года два идут. Вот уже в феврале будет два года», – поделился Медведь.

Специальная военная операция проводится по решению Президента РФ Владимира Путина с 24 февраля 2022 года. Власти не раз заявляли, что она будет продолжаться до достижения поставленных целей, среди которых упоминается создание условий, гарантирующих безопасность самой России.

Узнайте больше о службе по контракту в рядах ВС РФ, а также о премиях, льготах и выплатах на heroes-tatarstan.ru или по телефону 117.

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100