news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100
news_top_970_100

Упасть от бессилия после первого акта: на фестивале Шаляпина разыграли три роковые карты

Шаляпинский фестиваль неизменно украшает опера «Пиковая дама» со дня премьеры ее режиссерского решения в исполнении Юрия Александрова. Драматический сюжет, трагичная развязка в сочетании с выразительными костюмами и декорациями неизменно срывают овации публики.

Юбилейный Шаляпинский фестиваль не обошелся без трех роковых карт в опере «Пиковая дама» в постановке Юрия Александрова

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ» 

«Что бы “модерновый” режиссер ни выдумал, с музыкой Чайковского ничего не сделать»

И юбилейный год для Международного «проекта голосов» не обошелся без трех роковых карт. И хотя куда привычнее для казанской публики в лице Германа видеть солиста Московского музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Николая Ерохина, в этот раз свое видение обреченного героя представил солист Большого театра Олег Долгов.

Татарский театр оперы и балета имени Джалиля всегда тщательно подходит к приглашению артистов на определенные партии. С Германом прогадать было никак нельзя – именно он является стержнем всего действия, а сам герой присутствует во всех картинах трех актов.

«Упасть от бессилия в “Пиковой даме” можно и после первого отделения, – признается Олег Долгов. – Сквозное развитие образа через всю оперу в корреляции со сложными как в музыкальном, так и в эмоциональном плане номерами выматывает. По сложности ей не уступает разве что партия Хозе из оперы “Кармен”. В русской опере все еще усложняется и тем, что в ней многое значит само слово. И тут надо рассчитывать свои силы, иначе оперу просто не вывезешь».

В этот раз свое видение Германа представил солист Большого театра Олег Долгов.

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ» 

В первом же ариозо «Я имени ее не знаю» артист должен показать все отчаяние героя, при этом приберечь силы к приближающейся грозе. К примеру, знаменитый советский и австрийский тенор Владимир Атлантов перед выходом на сцену распевался несколько часов, чтобы взять роковую ноту си бекар в сцене грозы.

«Секрет в том, что в этой партии помогает сам Чайковский. Нужно только довериться тексту и музыке, идти за ними – играть не придется. Сами по себе сложатся и характер, и образ, сформируется атмосфера внутреннего нарастающего напряжения. И не появится рисков потерять внимание публики, которое держится на Германе», – поделился секретом солист.

Однако к формуле успеха этой партии сам Олег Долгов пришел не сразу. По его словам, четыре года назад, готовясь к премьере «Пиковой» в Большом театре, мистическая партия Германа подкосила его здоровье.

По словам Олега Долгова, эксперименты с «Пиковой дамой» со стороны режиссуры – дело заведомо провальное

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ» 

«Тогда я морально и физически выгорел. Мне потребовалось полгода, чтобы прийти в себя. В тот период я попытался вернуться в строй, но тщетно – партия не давалась, не подпускала к себе. Видимо, мне требовалось время, чтобы созреть», – признался Долгов.

По словам Олега Долгова, эксперименты с «Пиковой дамой» со стороны режиссуры – дело заведомо провальное. «Что бы “модерновый” режиссер ни выдумал, с музыкой Чайковского ничего не сделать. Она ведет солистов, ведет все действие, неизменно выстраивая один и тот же рисунок», – подчеркивает он.

«Пока я дергался в конвульсиях, зрители не скупились на аплодисменты»

И, кажется, с коллегой по цеху согласен солист Национального театра Мангейма Эвез Абдулла (Томский), в рамках Шаляпинского фестиваля который исполнил и партию Скарпиа в опере «Тоска».

По признанию Эвеза Абдуллы, Томский для него – герой скользкий

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ» 

«Признаться, я соскучился по классическим постановкам. В Европе настолько “наелся” модерновых спектаклей, что академические оперы – как глоток свежего воздуха. Здесь я получаю колоссальное удовольствие. Нравится вся атмосфера: и то, как принимает публика, и сам театр, и местная кухня. Выпечка здесь просто изумительная, что, кажется, я набрал пару кило», – смеется Эвез Абдулла.

По признанию Абдуллы, Томский для него – герой скользкий. И хотя его трактовка Чайковским сильно разнится с первоисточником Пушкина, мерзавцем его назвать трудно.

«Его поведение трактовать можно по-разному. Но меня радует, что все же Томский не отрицательный герой. В моем репертуаре таких персонажей можно пересчитать по пальцам одной руки. В этот список можно добавить разве что Марчелло из “Богемы”. Все остальные герои – те еще злодеи и душегубы. Тем временем сам я человек миролюбивый: люблю людей, детей, животных. Но что поделать, раз для баритона рисуют одних негодяев», – сетует солист.

«Меня радует, что все же Томский не отрицательный герой. В моем репертуаре таких персонажей можно пересчитать по пальцам одной руки»

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ» 

Впрочем, по словам Абдуллы, срывают овации и “мерзавцы”. К примеру, на премьере «Тоски» в Казани во второй день публика долго молчала, пока Флория Тоска не нанесла несколько ножевых ранений в тело Скарпиа. Интересное наблюдение, если учесть, что в опере Скарпиа – воплощение политической системы.

«И пока я дергался в конвульсиях, зрители не скупились на аплодисменты, словно говоря: “Браво! Так ему и надо”. У народа, видимо, накипело. Такой реакции на чью-то смерть на сцене я не слышал в зале давно. Видимо, отрицательные герои нужны для контраста, чтобы люди ценили добродетель», – поделился наблюдением артист.

Играть на сцене Эвезу Абдулле помогает не только музыкальное, но и инженерное образование. Еще юнцом он мечтал о небе: хотел стать летчиком, в Баку получил образование авиационного инженера.

«Музыка – своеобразная математика, и мое первое образование помогает ориентироваться как в ней, так и в траекториях движения на сцене. В 90-е меня увлекла кулинария, какое-то время работал поваром. В отъездах мои знания меня часто спасают, голодным не остаюсь никогда», – поделился Абдулла.

Солистка Мариинского театра Елена Витман исполнила партию Графини

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ» 

«Постановки Татарского театра отличают грандиозные декорации и изумительные костюмы»

На сцене в этот день сплелось несколько школ: казанская, московская, зарубежная и петербургская. Последнюю представили Елена Витман (Графиня) и заслуженная артистка России Татьяна Павловская (Лиза).

«Безусловно, все мы разные, но прекрасно уживаемся на одной сцене. Нас связывает великое искусство: Александра Пушкина, Петра Чайковского и такое явление, как Шаляпинский фестиваль. Выходить на казанскую сцену для меня - большое удовольствие. Постановки Татарского театра  отличают грандиозные декорации и изумительные костюмы. Юрий Александров, режиссер постановки - мой учитель, с которым я работала с моих первых выступлений и на протяжении многих лет. Это правда, что он очень скрупулезен: работает буквально над каждым жестом и нюансом. Такой подход в  работе очень близок мне, я привыкла серьезно относиться к своему делу и ко всему  происходящему на сцене», - рассказала Павловская.

«Выходить на казанскую сцену для меня всегда большое удовольствие», – призналась Татьяна Павловская

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ» 

Шаляпинский фестиваль только набирает обороты. Впереди зрителей ждут спектакли «Травиата» и «Аида» Джузеппе Верди (6 и 8 февраля соответственно), «Паяцы» Руджеро Леонкавалло (11, 12 февраля), «Борис Годунов» Модеста Мусоргского (15 февраля), «Севильский цирюльник» Джоаккино Россини (17 февраля). Завершит программу национальная опера «Сююмбике» Резеды Ахияровой (21 и 22 февраля).

В рамках параллельной программы фестиваля состоятся два камерных концерта, которые пройдут 7 и 13 февраля в Малом зале ГБКЗ имени Сайдашева. Зрителей ждут также показы опер в кинотеатре «Мир» (спектакли проекта TheatreHD – «Дон Карлос» и «Итальянка в Алжире») и открытые репетиции.

Фоторепортаж: Владимир Васильев
autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100