news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100
news_top_970_100

«Улицы Казани 90-х залиты кровью»: опера и участники ОПГ о вреде фильма «Слово пацана»

Какая нужда снимать и широко показывать фильмы и сериалы про группировки? Зачем романтизировать образы бандитов на экранах и в книгах? Эти вопросы «Татар-информ» задал тем, кто находился в эпицентре событий в Казани в лихие 90-е. Смерти молодых ребят, трагедии их близких – главное, что вспоминают очевидцы о том, что происходило в те дни.

«Улицы Казани 90-х залиты кровью»: опера и участники ОПГ о вреде фильма «Слово пацана»
«Молодежи нельзя показывать, что это круто – быть бандитом»
Фото: пресс-служба МВД по РТ

«Сломанные судьбы, людские трагедии – ничего крутого в этом нет»

Совсем скоро в свет выходит сериал «Слово пацана» о жизни Казани и Татарстана в 90-е годы. Снят он по книге Роберта Гараева, который провел ряд интервью с участниками ОПГ тех лет. Станет ли картина поводом для молодого поколения романтизировать бандитскую жизнь, как это случилось уже в начале нулевых после сериала «Бригада»? Об этом «Татар-информ» поговорил с теми, кто когда-то сам был участником ОПГ, и сотрудниками милиции, которые боролись с организованной преступностью в Казани.

Азат Гайнутдинов – основатель и учредитель АНО «Центр социальной реабилитации и адаптации», который сегодня помогает бывшим осужденным. Он сам прошел через многое, видел своими глазами, как рушатся судьбы людей, которые участвовали в группировках. Он признался – сам книгу не читал. Но уверен, что такие произведения должны нести исключительно поучительный характер. Чтобы те, кто познакомился с бытностью ОПГ, понимали: жизни группировщиков чаще всего заканчиваются трагично.

«Название “Слово пацана” создает впечатление, что это какая-то детская романтика. Если эта книга призывает молодежь к этой самой блатной романтике, то я не поддерживаю это. Это же сломанные судьбы. Молодежи, конечно, сначала весело и интересно, ну а потом уже не до веселья: они получают сроки, судимости, оставляют пятно на всю свою жизнь», – рассуждает Азат Гайнутдинов.

Молодежи нельзя показывать, что это круто – быть бандитом, говорит он.

Азат Гайнутдинов: «Если эта книга, по которой снят фильм, призывает молодежь к блатной романтике, то я не поддерживаю это. Это же сломанные судьбы»

Фото: © Султан Исхаков / «Татар-информ»

«В кино показывают, как они катаются на дорогих машинах, а молодежи ведь не хочется работать, им хочется, чтобы все было быстро и сразу. Но так не бывает. За то, что заработано нечестным трудом, рано или поздно придется расплатиться свободой. Я сам видел, что творилось с этими мальчишками. Да, сначала была какая-то романтика, а потом она превращается в такие реалии: был осужден, освободился, образования нет, семья отвернулась. Что он будет делать? Хорошо, если у него нет зависимостей, он возьмется за ум и не вернется к прежней жизни», – вспоминает Азат Гайнутдинов.

Но чаще всего люди, которые встали на эту скользкую дорогу, уже не могут с нее выбраться, говорит он.

«Помните, был сериал “Бригада”? У меня в деревне мальчишки насмотрелись, надели плащи, пришли в сельский магазин. Закрыли продавщицу и сказали, что будут ее крышевать. Она просто отшлепала их и выгнала. Я тогда очень долго смеялся. Главное, чтобы это все не повторялось и дети не думали, что это круто», – говорит Азат Гайнутдинов.

Михаил Основ: «Я никогда не думал, что приду работать в милицию. Но после Афганистана пришел, увидел, что сволочей много, и решил честных людей защищать»

Фото: пресс-служба МВД по РТ

«Те, кто не одумался, сейчас уже на кладбище»

Начальник отдела по борьбе с организованной преступностью УВД Казани, полковник милиции в отставке Михаил Основ пришел на службу в 1982 году.

«Те, кто не одумался тогда, сейчас в основном на кладбище. Эти мраморные памятники в полный рост легко узнать. И на всех знакомые фамилии», – говорит он.

В милицию Михаил Основ пришел работать после службы в горячих точках. Увидел, что творится в городе, и в отличие от других сверстников не встал на сторону криминала.

«Я никогда не думал, что приду работать в милицию. Но после Афганистана пришел, увидел, что сволочей много, и решил честных людей защищать. Так я оказался в Вахитовском уголовном розыске, в группе “Лидер”, которая занималась группировками», – вспоминает милиционер.

Уже в процессе работы он узнал, что с одним из лидеров ОПГ когда-то учился вместе в институте. Говорит, помнит, как навещал его в больнице после одной из драк. Тогда никто не знал, почему он оказался на больничной койке.

Михаил Основ считает, что преступность в те годы развивалась из-за экономических причин

Фото: пресс-служба МВД по РТ

«Я десять лет работал в Вахитовском районе. Для меня улица Зинина, Чеховский рынок, Калуга, Гвардейская – это асфальт, политый тонким слоем крови. Столько голов они проломили», – говорит он.

Михаил Основ считает, что преступность в те годы развивалась из-за экономических причин. Парней учили не пить и не курить, собирать общак. Но общак, как правило, оседал в кармане того, кто стоял у руля ОПГ.

Говорит, что через него прошли сотни ребята, которые выбрали не тот путь. Были лишь единицы, кого ему удалось вразумить.

«Помню, как-то идет мне навстречу мужчина, с ним двое детей. Говорит: “Здрасьте, дядя Миша, вы меня не помните?” Это был Костя, я запомнил его имя и фамилию. Он пять лет отсидел за изготовление гранат. Ему тогда лет семнадцать было. Один подросток получил после этих взрывов осколочные ранения, осколки тогда несколько квартир повредили. Еще одна граната взорвалась в кармане его приятеля, он попал в больницу. Я с его пальтишком, с дырой сантиметров в пятнадцать, ходил потом по школам, показывал последствия бандитской жизни. Еще один взрыв прогремел в ДК Маяковского, он бросил гранату в лидера группировки с улицы Аделя Кутуя. И вот прошло сколько лет, и он поблагодарил меня за то, что вовремя его остановил и спас. Мне было так приятно, что я увидел его с детьми. А сколько тех, кого не удалось спасти. Главное ведь финал – чем они жизнь закончат. Один застрелен в гостинице, другой обнаружен, когда снег сошел, третий сожжен в своей машине. Остается только мраморная плита», – вспоминает полковник милиции Михаил Основ.

Борис Сагадеев: «Книга – это воспоминания пацанов тех лет, которые попали в ОПГ, про отношения в ОПГ и кто чем закончил. А закончили они не очень»

Фото: предоставлено Борисом Сагадеевым

«Раньше фильмы снимали, чтобы воспитать, сейчас – чтобы заработать»

Полковник полиции Борис Сагадеев на службу пришел в 1992 году, тоже работал в группе «Лидер», но в Московском районе. Считает, что книга «Слово пацана» – это попытка автора пропиариться.

«Вот теперь снимают фильм по этой книге. Нужно понять, какую подоплеку он несет. Если раньше фильмы снимали, чтобы воспитать, то сейчас – чтобы заработать. Ну а те, кто помнит те времена, был участником событий, потерял близких, вряд ли захотят об этом вспоминать. Если посчитать, сколько человек тогда погибло, цифра превысит тысячу. Это молодые парни, которые могли бы работать, создавать семьи. А их убивали просто так. Книга – это воспоминания пацанов тех лет, которые попали в ОПГ, про отношения в ОПГ и кто чем закончил. А закончили они не очень», – говорит милиционер.

Полковник полиции Борис Сагадеев на службу пришел в 1992 году, тоже работал в группе «Лидер», но в Московском районе

Фото: предоставлено Борисом Сагадеевым

Все происходило тогда на примере сицилийской мафии, именно поэтому ребят учили вести здоровый образ жизни. Сагадеев общался с Хайдаром Закировым, главарем ОПГ «Жилка» по прозвищу Хайдер, тот рассказал, что его авторитет – Дон Корлеоне.

«С детства Хайдер был дерзким: в 14 лет к нему пристали пьяные хулиганы, и он их серьезно избил. Потом случилось “Ледовое побоище” на озере Лебяжьем в 1987 году. За участие в этой массовой драке он получил срок за хулиганство. Отсидев, ушел в армию, а потом снова сел за вымогательство», – рассказывает милиционер.

Он вспоминает, как в те годы могли убить случайного человека, который попался на пути разъяренной толпы гопников.

«Это называлось “доброе утро”. В начале 90-х у милиции пересменка была с 8 до 9 утра. Группировщики в это время собирались и шли на разборки. Соберутся с утра человек 20-30, пробегутся по чужой территории и всех, кого встречали, без разбора бьют. Если раньше было правило не бить лежачего, присутствовало какое-то благородство, то потом стали применять и арматуры, и кастеты, и ножи», – вспоминает Борис Сагадеев.

Фото: предоставлено Борисом Сагадеевым

«Сначала делили асфальт, потом начали делить бизнес»

Прощайки, трико и телогрейки – вот универсальная одежда членов ОПГ тех лет. Опознавательный признак каждой отдельной группировки – шапки. Различали своих именно по головному убору – красная, синяя или с помпоном, поделился Сагадеев.

«Когда пошли в ход арматуры и ножи, шапочки поменяли на шапки-ушанки, чтобы смягчать удар. Под одежду подкладывали фанеру, сковородки или ледянки. Места сбора в основном были на хоккейных площадках, клюшки брали всегда с собой, это было очень удобное орудие в бою», – рассказывает полковник.

«Делить асфальт» начали примерно в 1995 году, потом уже стали делить бизнес. Групповые драки превратились в точечные удары, вспоминает Борис Сагадеев.

«Примерно в 92-м году был общегородской сходняк, приехали даже воры в законе, собралось человек 300. Стали решать, кто будет собирать общак. Было две кандидатуры. Если город поделить пополам речкой, то с одной стороны был Хайдер, с другой – Ринат Игламов по кличке Иглам. Воры решили, что будет собирать последний, Хайдер не согласился. В итоге убили Иглама, затем началась война группировок. Они начали убивать друг друга, красть и пытать. Все из-за власти и денег. Как мы знаем, власть порождает деньги, а деньги порождают власть», – поделился полковник.

На Хайдера совершалось множество покушений. В итоге одно из них оказалось удачным.

«Я разговаривал со свидетелем тех событий, который рассказал мне, как Хайдер вышел из квартиры, сел в лифт с двумя телохранителями. А мой собеседник тогда порвал штаны и зашел назад в квартиру, чтобы зашить. Говорит: “Сижу, шью и слышу в лифте выстрелы. Бегу, спускаюсь вниз, а лифт весь изрешечен”. Телохранители погибли на месте, Хайдера тяжело ранили. Его доставили в больницу в Подмосковье. Через два часа его перевели в другую палату, и туда, где он лежал, прилетела граната. Тогда ему повезло. Но в другой раз в него попал снайпер. Прямо в шею. Как говорится, сколько веревочке ни виться, все равно конец будет», – рассказал Сагадеев.

По его словам, в ОПГ шли с двумя целями – получить силовую поддержку и заработать денег.

«Один лидер мне даже жаловался, говорит, что к нему приходят молодые и надеются, что будут получать большие деньги, будут иметь хорошие квартиры и машины», – поделился милиционер.

«Делить асфальт» начали примерно в 1995 году, потом уже стали делить бизнес

Фото: пресс-служба МВД по РТ

«В 90-е в страну повалило столько всего с Запада, как дамба лопнула, царила вакханалия»

Пообщаться с «Татар-информом» согласился бывший лидер одной из казанских ОПГ. Свое имя он попросил не называть.

«В юности, конечно, мы многого не понимали. Не сказать, что я помудрел, но многое осознал. Такие люди, как Борис Сагадеев, тогда находились в эпицентре этого страшного котла. Сейчас мне 50 лет, тогда было 25. Я попытаюсь рассказать, что я тогда видел и почему это происходило», – начал рассказывать он.

Экс-лидер ОПГ поделился своими соображениями на тот счет, почему возникли группировки. А появились они, по его мнению, еще в послевоенные годы.

«Чтобы понять, что происходит сейчас, нужно окунуться в историю. Когда с фронта возвращались молодые ребята, понятно, что они, устраиваясь на работу или поступая на учебу, сталкивались с определенным бюрократизмом того времени. И представьте, когда какая-то “тыловая крыса” начинала им что-то объяснять. Понятно, что человека, который видел смерть, ничем не напугаешь, и он поступает жестко и дерзко. И вот он попадает в заключение, там он встречается с блатным уголовным миром, представители которого тоже начинают ему что-то доказывать. Естественно, в уголовной среде начинаются стычки блатных и не блатных», – рассказывает он.

Так называемая «сучья война» шла с 1946 по 1956 год. Это противостояние тех, кто пришел с фронта, и уголовниками – теми, кто жил по понятиям.

«Если рассматривать тех лидеров, которые были у власти в 80-е, 90-е годы, они родились как раз в то время. Вот они, молодые мальчишки, что они видели в свое детство? Когда они выходил во двор, они видели тех людей, которые отсидели, и вот эта уголовная романтика, она же была сплошь и рядом. Это тяжелейшее и страшнейшее время. Война, после войны сталинские репрессии, лагеря, выходят люди из тюрьмы, понятно, что не все они интеллигентные и культурные. Вот этот страшный и блатной мир с огромной жестокостью был везде. Понятно, что дружба и взаимовыручка были, но, как я думаю, стоило тебе только споткнуться, и тебя сжирали», – рассказывает бывший группировщик.

Детство, которое прошло в этой среде, дало такой результат, считает он.

«Они смотрели на выходцев из лагерей, копировали их поведение, может быть, хотели принять их образ жизни за идеал, принимали это за “робингудство”. Многие из лидеров тех лет, которые были убиты, могли бы применить свой потенциал в других сферах жизни. Из них получились бы, например, отличные военные», – рассуждает собеседник агентства.

В 90-е, когда страна трещала по швам, возникло огромное влияние Запада, которому все это было выгодно, руководству страны было сложно со всем этим справиться.

«Поток всей этой хлынувшей страшной информации, все эти боевики, ‘’крестный отец’’… опять же, эта порнография, которая хлынула к нам в страну. Все это начало расшатывать поколение – и не только тех, кто родился в 60-е годы, но и поколение 70-х годов. Все мечтали жить в Америке, где была якобы свобода слова. Я все это сравниваю с дамбой, которая лопнула. И, естественно, в стране царила вакханалия. Во всех бывших советских республиках появились эти криминальные лидеры», – делится воспоминаниями он.

«Обратная сторона тех событий – сколько крови, слез, страданий и мучений»

Фото: пресс-служба МВД по РТ

«Конец один – зароют»

Бывший глава ОПГ считает, что на сайте «Казанский феномен», который принадлежит автору книги, размещается неправдоподобная информация, а работает он ради собственного пиара.

«Там пишется полная ерундистика. Ну просто караул. Откуда этот автор берет информацию, просто непонятно. Там написано, что в одной из тетрадок у Хайдера были перечислены правила: что нельзя пить и курить, нужно вести здоровый образ жизни и чуть ли не перечислен свод каких-то законов. Это ерунда, об этом никто не писал, никакой уличный мир в тетрадках законы не прописывал. Это все делается для того, чтобы поднять рейтинг сайта. Зачем писать о здоровом образе жизни? Об этом и так понятно без слов», – считает он.

Собеседник агентства подчеркнул: всегда нужно помнить, чем закончилось то, что начиналось как бандитская романтика.

«Что стало с семьями погибших ребят? Дочери некоторых работали проститутками. Это дети тех убийц. Мне не нравится слово “киллер”, это неправильно. Это убийцы, надо называть все своими именами. Это те, кто за деньги убивал людей. Это очень страшно, когда один человек за деньги идет убивать другого человека, а другой человек деньгами оплачивает это убийство. “Киллер” – это американское слово. Отчасти оно даже романтично звучит. Но нет, не киллер – убийца. Обратная сторона тех событий – сколько крови, слез, страданий и мучений. 99 процентов подлости, обмана, лжи. А конец один – зароют», – заключил он.

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100