news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Учительница татарской школы в Сибири: «В этом году в первый класс пришли четыре ребенка»

В рассчитанную на 362 места школу села Уленкуль в Омской области в этом году в первый класс пришли всего четверо детей. Почему одна из лучших школ области почти опустела, есть ли надежды на возрождение села – в материале корреспондента ИА «Татар-информ» Рифата Каюмова.

news_top_970_100
Учительница татарской школы в Сибири: «В этом году в первый класс пришли четыре ребенка»
Римма Мачитова рассказала о богатой истории Уленкульской школы
Фото: © Абдул Фархан / ИА «Татар-информ»

В сентябре более ста татарских историков и краеведов побывали в Омской области, где ознакомились с историей и бытом местных татар. В программе поездки было посещение татарской школы в селе Уленкуль Большереченского района Омской области. До войны в этой школе все предметы преподавались на татарском языке. И хотя официально она не имеет статуса татарской школы, ее по праву можно называть таковой: здесь учатся дети из татарских семей, в учебной программе есть татарский язык (правда, всего один урок в неделю), и носит она имя поэта-героя Мусы Джалиля, а во дворе школы установлен бюст героя. 

«Уленкульская школа славилась выпускниками, получившими высшее образование»

О богатой истории школы рассказала учительница истории Римма Мачитова. По ее словам, еще до революции в селе было медресе, в котором преподавали муллы, окончившие престижные исламские учебные заведения.

«Медресе работало при мечети. Во многих татарских деревнях Сибири до революции были подобные школы. Дети учились на арабском языке. Среди преподавателей Уленкульского медресе были муллы, которые получили образование в Медине.

Хотя официально школа не имеет статуса татарской, ее по праву можно называть таковой: здесь учатся дети из татарских семей, в учебной программе есть татарский язык

Фото: © Абдул Фархан / ИА «Татар-информ»

В 1922 году из медресе сделали общеобразовательную школу, там было четыре класса. Позже она стала семилетней. Детей в деревне было много, и в 1939 году в Уленкуле заработала средняя общеобразовательная школа», – рассказала Римма Мачитова.

Когда началась война, старшеклассников и учителей-мужчин забрали на фронт. Большинство из них погибли, вернулись лишь единицы. Специалистов с высшим образованием, способных их заменить, не нашлось, поэтому в 1941-1948 годах ни один ученик в школе не смог получить аттестат о среднем образовании. Для этого требовалось поехать в соседнюю русскую деревню и сдать экзамен на русском языке. Но дети, в течение десяти лет получавшие знания на родном языке, не смогли пройти это испытание.

В свое время Уленкульская школа славилась тем, что очень много выпускников получали высшее образование

Фото: © Абдул Фархан / ИА «Татар-информ»

Первые три аттестата после долгого перерыва были вручены лишь в 1949 году. Все три выпускника получили высшее и среднее профессиональное образование и работать вернулись в Уленкуль. В 1950-х годах в Уленкуль приехало много специалистов, получивших высшее образование в Казани, и аттестаты о среднем образовании стали выдаваться ежегодно.

С тех пор связи школы с Казанью не прерывались. Большинство выпускников для продолжения учебы выбирали казанские вузы. Эта традиция сохранилась до сих пор, говорит Римма Мачитова. В свое время Уленкульская школа славилась тем, что очень много выпускников получали высшее образование. Среди них были учителя, врачи, научные сотрудники, военные и люди многих других профессий. Часть из них работать приехали в родную деревню, многие также оставались жить в городе.

Школа носит имя Мусы Джалиля, а во дворе установлен бюст героя

Фото: © Абдул Фархан / ИА «Татар-информ»

«Я сама окончила школу в 1975 году. С детства мечтала поступить в Казанский университет, подняться по лестницам, по которым ходил Ленин, но суждено было мне учиться в историческом факультете Омского университета. Направления в Казань начали давать позже, но я тогда уже работала в школе», – рассказывает собеседница.

«В первый класс пришли всего четыре ребенка»

Сейчас татарский язык в Уленкульской школе преподает выпускница Казанского педагогического университета Венера Латыпова. Ее ученики практически ежегодно становятся призерами в региональных, международных олимпиадах по татарскому языку. Учитывая, что родной язык и литературу дети изучают всего по половине урока в неделю, это хороший результат для школы и учеников. Общаясь с жителями села, мы убедились, что татарский язык в Уленкуле широко используется. Взрослые и дети свободно говорят на родном языке.

Детей в школе с каждым годом становится меньше

Фото: © Абдул Фархан / ИА «Татар-информ»

«В 2008 году Уленкульская школа стала «Школой года» по Омской области. Зульфия Сагитовна, директор школы в те годы, очень много сделала для повышения качества образования и воспитания в нашей школе. Я была ее заместителем по учебной и воспитательной работе, а сейчас уже преподаю историю. Думаю, в Омской области нет ни одного педагога, который не наслышан об Уленкульской школе, потому что мы считаемся одной из лучших школ в регионе», – рассказала Римма Мачитова.

С нового учебного года директором школы назначен 35-летний Рустем Мухаммадиев. Он тоже выпускник Казанского педагогического университета, учитель истории, учился в аспирантуре. «Надеюсь, с ним школа достигнет еще более высоких результатов», – поделилась сельчанка.

Однако все достижения педагогического коллектива в будущем могут сойти на нет – из-за демографической проблемы. Детей в школе с каждым годом становится меньше. В огромном здании, построенном в 1978 году и рассчитанном на 362 ребенка, сегодня обучаются всего 68 детей.

С нового учебного года директором школы назначен 35-летний Рустем Мухаммадиев (слева)

Фото: © Абдул Фархан / ИА «Татар-информ»

«Если сравнить, в старом здании школы мы в одной параллели учились 56 человек. А в этом году одиннадцатый класс окончили семь выпускников, в первый класс пришли четыре ребенка. Вы только подумайте: школа с таким огромным зданием приняла всего четыре новых ученика!» – сокрушается Римма Мачитова.

«Дети не верят в будущее деревни»

Как рассказала сельчанка, молодежь из Уленкуля уезжает из-за безработицы. 

«Раньше у нас был большой совхоз, который обеспечивал мясом всю область. Когда он закрылся, те работники, что были моложе, уехали из деревни. Сейчас наши выпускники стараются выбирать профессии, не связанные с деревней. Некоторых пытаюсь уговорить пойти учиться на педагога, но не соглашаются. Они понимают, что такими темпами учителя в селе скоро тоже останутся без работы. Из семи выпускников этого года ни один не собирается возвращаться в деревню. Я говорила с каждым из них. Они мне прямо говорят: “Ну что тут делать в деревне, деревня ведь уже умерла”», – рассказывает она.

Молодежь из Уленкуля уезжает из-за безработицы

Фото: © Абдул Фархан / ИА «Татар-информ»

В Уленкульской школе учатся также дети из соседних татарских деревень – Тусказань, Каракүль, Черналы. Своя школа в Тусказани закрылась еще семь лет назад, четырех детей из этой деревни в Уленкуль возят на школьном автобусе. В этом году в первый класс из Тусказани пришел всего один ребенок. Единственная ученица из деревни Каракуль в этом году пошла в седьмой класс. Школа в Каракуле закрылась в 2015 году.

«Черналы – моя родная деревня, поэтому за нее особенно болит душа, – говорит Римма ханум. – Четыре ребенка из моей деревни ходят во второй и четвертый класс. В этом году в первый класс не пришел никто. В следующем году будет один ребенок. А в 1964 году нас, первоклассников, в деревне было 21 человек. Видно, как за полвека сократилась численность населения.

Я постоянно общаюсь с односельчанами. В сентябре прошлого года они посчитали пустующие в деревне дома – семнадцать. Молодежь в основном уезжает работать на север и остается там. Были бы в деревне рабочие места, люди не уезжали бы так массово», – полагает Римма Мачитова.

 

Фото: © Абдул Фархан / ИА «Татар-информ»

Она надеется, что в будущем в Уленкуле откроют предприятия и на новые рабочие места вернутся односельчане. 

«Парень из нашей деревни после школы остался в селе, занялся земледелием. Построил двухэтажный дом, женился. Теперь у него растут две дочки. Старается, трудится, поэтому и живет в достатке. Конечно, наверняка и трудности в его деле есть, но он не сдается. Если больше будет такой молодежи, несомненно, деревня будет развиваться», – уверена собеседница.

«С ребенком надо говорить по-татарски»

Во время общения с Риммой ханум замечаешь, насколько хорошо она владеет родным языком, несмотря на то что преподает не татарский язык, а историю. 

«Мы ведь живем в татарской деревне. С детства я и дома, и в школе говорю на татарском. В начальных классах учились на родном языке. В 5-6 классах ботанику, историю древнего мира, географию изучали на татарском. Все это наверняка повлияло», – полагает она.

Как вспоминает Римма ханум, ее родители любили читать, выписывали книги из Казани.

 

Фото: © Абдул Фархан / ИА «Татар-информ»

«Мама была учительницей начальных классов. Она очень красиво говорила на татарском. И мама, и папа у меня любили читать. Они выписывали множество книг из Казани. По вечерам к нам приходили соседи, чтобы послушать, как мама читает. Думаю, именно в те годы я полюбила книгу. Мой хороший литературный язык, я уверена, сложился благодаря моим родителям. Мама любила поэзию, знала множество стихов по памяти. Она и меня научила выразительно читать стихи. А я научила свою дочь. Мы вместе с ней выступаем на сцене.

В школе я говорю на татарском, стараюсь, чтобы дети слышали татарскую речь, впитывали татарское слово. Как-то одна из учениц мне сказала: “Только благодаря вам у меня появился интерес к татарскому языку. Я теперь татарский патриот”. Я так была этому рада. Я ведь даже не учитель татарского языка. Правда, я рассказываю детям о великих личностях татарского народа, при возможности учу их выразительно читать стихи на родном языке.

Я не поддерживаю взрослых, которые со своими детьми говорят на русском. Даже если ребенок обращается к тебе по-русски, отвечать ему надо на татарском», – объясняет Римма ханум.

Дочь Риммы Мачитовой живет в Омске, работает юристом. «Замуж она вышла за русского, однако с дочкой мы всегда говорим на родном языке, даже при ее муже. Он же знал, что женится на татарке», – говорит собеседница.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100