news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

«У нас свой путь»: Радий Хабиров создает «башкирский Болгар» под Уфой

Глава Башкирии задумал грандиозный проект – Евразийский музей кочевых цивилизаций. Он, по сути, будет дополнять татарстанский Болгар. Но в процессе реализации проект наполнится среднеазиатскими наработками. Когда откроется музейный комплекс, чем будет привлекать народ и насколько удачно выбрано место, разбирался обозреватель «Татар-информа».

news_top_970_100

Радий Хабиров рассказал, что собирается построить Евразийский музей кочевых цивилизаций в Чишминском районе, что в нескольких десятках километров от Уфы

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Неудобные факты

В июле во время открытия историко-культурного комплекса «Шульган-Таш» (Бурзянский район) глава Башкортостана Радий Хабиров рассказал, что собирается построить Евразийский музей кочевых цивилизаций. Его планируется создать в Чишминском районе, что в нескольких десятках километров от Уфы. Ключевыми объектами, своего рода магнитами, вокруг которых будет выстраиваться вся концепция, станут кэшэнэ (мавзолеи) Хусейн-бека и Тура-хана.

- Наша земля богата историческим наследием, - объяснил глава Башкирии идею музея в соцсетях. – Уже доказано, что мавзолей над прахом проповедника Хусейн-бека построили по указанию Тамерлана. Ученые склоняются к тому, что Тамерлану принадлежал и щит, найденный у горы Торатау в Ишимбайском районе – великий завоеватель подарил его вождю башкирского племени. Во времена Золотой Орды территория современного Башкортостана стала «плавильным котлом» для многих языков и культур. Здесь, на Южном Урале, на стыке Европы и Азии, жили десятки разных, не похожих друг на друга племен. Здесь располагались центры кочевий, через нашу землю проходили основные торговые и караванные пути. Башкиры всегда умели находить общий язык и с кочевниками, и с оседлыми народами Евразии».

В конце августа Хабиров вывез чиновников, ученых и журналистов на место предполагаемой стройки. Здесь ему показали артефакты, найденные в зоне раскопок

Фото: bashinform.ru 

По его замыслу, благодаря этому музею он сможет «снова объединить Европу и Азию, Восток и Запад, древность и современность», «сблизить народы, которые когда-то населяли Великую Степь, по-новому взглянуть на вклад евразийской кочевой цивилизации в развитие человечества». Короче, Make Bashkiria great again.

В завершение поста он добавил немаловажный факт – его идея нашла отклик на федеральном уровне.

В конце августа Хабиров уже вывез чиновников, ученых и журналистов на место предполагаемой стройки. Здесь ему показали артефакты, найденные в зоне раскопок. А во время совещания, проведенного на этой же территории, он радостно делился своими мечтами: тут будет и музейный комплекс, и научный центр, и ландшафтный амфитеатр, и ипподром, и медовая пасека, и водяная мельница, и археологическое окно над малым кэшэнэ, и «серьезный научно-исследовательский центр по изучению одного из ключевых для евразийского материка исторических периодов». Протекающий рядом родник должен быть благоустроен, для посетителей устроят прогулочное пространство. Неподалеку он собирается разбить площадку для проведения сабантуя и игр кочевников.

Радий Хабиров делился своими мечтами: тут будет и музейный комплекс, и научный центр, и ландшафтный амфитеатр, и ипподром, и медовая пасека, и водяная мельница и многое другое

Фото: bashinform.ru 

Вместе с тем Хабиров хочет создать зоны для ремесленников и сувенирные лавки, а также сеть туристических и рекреационных объектов для семейного отдыха. И напоследок – строительство небольшой мечети.

Но это еще не все. Здесь в буквальном смысле «смешались в кучу кони, люди»: будущий музей рассматривается Хабировым и как площадка для реализации другого амбициозного проекта – научно-исследовательского института башкирской лошади.

Уже в 2023 году власти республики на площадке будущего музея обещают построить «современный визит-центр». Что это такое и как оно будет выглядеть, остается только догадываться. Во всяком случае, звучит солидно.

- Уже понятно, что исторический Башкортостан в те времена [XIV-XV вв. – прим. ред.] был не глубокой периферией Золотой Орды, а являлся важным административным, торговым и ремесленным центром, - заявил глава республики в соцсетях. – У этого места огромный потенциал – научный, образовательный, туристический, ремесленный. Посетители комплекса смогут пройти путь кочевника, от бронзового века до времен добровольного вхождения Башкортостана в состав Русского государства. А архитектурной и смысловой доминантой станет мавзолей.

Добавим, что в мавзолеях Тура-хана и Хусейн-бека, которые должны занять центральное место будущего комплекса, нашлись булгарские следы. Так, археолог Геннадий Гарустович обнаружил, что камни (туф), из которых выложены купола кэшэнэ, привезены с каменоломен близ города Болгара, то есть с территории современного Татарстана. Сами строения, по мнению ученого, тоже сооружены в традициях булгарского зодчества. Впрочем, и эпитафии в гробнице Хусейн-бека схожи лингвистически и стилистически с надписями Волжской Булгарии. Но в башкирской прессе об этом факте тактично не сообщили.

Летом 2022 года в Бурзянском районе открыли комплекс-музей «Шульган-Таш» на базе легендарной Каповой пещеры с наскальными рисунками первобытного человека

Фото: bashinform.ru 

Еще один любопытный момент: летом 2022 года в Бурзянском районе с помпой открыли комплекс-музей «Шульган-Таш» на базе легендарной Каповой пещеры с наскальными рисунками первобытного человека, в который влили немалые средства. Казалось бы, Радий Фаритович мог бы на этом успокоиться и заняться другими не менее важными для Башкортостана и населения республики делами. Но этот проект зарождался при Рустэме Хамитове – предшественнике Радия Хабирова на посту главы РБ. Правда, «Шульган-Таш» должны были достроить еще к концу 2019 года, затем сроки сдвигались, окончательная стоимость увеличивалась. Словом, лавры все-таки приходится делить с прежним «башлыком», хоть Рустэма Закиевича сейчас не принято лишний раз вспоминать. Неслучайным оказалось место объявления идеи Евразийского музея кочевых цивилизаций – уже собственного символического детища в Башкирии.

На территории Болгарского городища и в его окрестностях восстановлены древние архитектурные памятники, созданы музеи, открыты ремесленные и торговые лавки, кафе и рестораны

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Подглядел у татар?

Один из наших источников, близких к руководству республики, предположил, что Хабиров задумал этот масштабный проект, глядя на татарстанский Болгар, который в далекие времена был столицей Волжской Булгарии, затем здесь находилась ставка Батыя, а позже – центр Булгарского улуса Золотой Орды. Именно на территории Болгарского городища и в его окрестностях теперь восстановлены древние архитектурные памятники, созданы музеи, открыты ремесленные и торговые лавки, кафе и рестораны, построена Белая мечеть, работает Болгарская исламская академия, сооружен шикарный гостиничный комплекс «Кул Гали» (Kol Gali Resort & Spa). Недалеко расположена верблюжья ферма.

И зимой, и летом сюда приезжают тысячи туристов – в колыбель российского ислама и татарского народа. Несколько раз в год здесь проводятся научные и богословские конференции. Посещение достопримечательностей Болгара включают в программу визита в Татарстан VIP-гостей. Наибольший наплыв посетителей происходит в дни проведения ежегодного мусульманского мероприятия «Изге Болгар җыены» («Собрание в Священном Болгаре») и Фестиваля средневекового боя «Великий Болгар».

Вероятно, глава Башкирии тоже задумал создать свою туристическую Мекку с национально-историческим и религиозным наполнением. Те же музеи, научный центр, прогулочные зоны, мечеть, благоустроенный водоем, мельница и даже месседж: мы не периферия цивилизации, и у нас вершились великие дела.

Следует отметить, что это не первая затея, которую Хабиров мог позаимствовать у Казани. Так, еще в 2018 году, когда Радий Фаритович только сел на губернаторское кресло, он поставил перед подчиненными задачу: навести порядок в сфере пассажирских перевозок на общественном транспорте Уфы, приведя в пример Казань. Вскоре в республике ввели транспортную карту «Алга». Вспоминая опыт Татарстана, он призвал установить дополнительные камеры на дорогах. Говоря своим чиновникам о необходимости привлечения в регион инвестиций, глава республики изрек: «Мне вам рассказать, как в Татарстане работают?»

Многие обратили внимание на лозунг «Беҙ яҡшыраҡ булдырабыҙ!» А татарстанцам и не только еще с шаймиевских времен знаком девиз «Без булдырабыз»

Фото: bashinform.ru 

Многие обратили внимание на его лозунг «Беҙ яҡшыраҡ булдырабыҙ!» («Мы можем лучше!»). Татарстанцам и не только еще с шаймиевских времен знаком девиз «Без булдырабыз» («Мы сможем»). У Татарстана успешно функционирует особая экономическая зона «Алабуга», башкирские чиновники в ответ придумали ОЭЗ «Алга».

Уфимцы до сих пор вспоминают хабировское напутствие мэру Уфы Ульфату Мустафину, ныне покойному: украсить к Новому году башкирскую столицу так, чтобы мэр Казани «рыдал». Упала ли скупая слеза с глаз Ильсура Метшина, история умалчивает.

Рассказывая о соперничестве Уфы и Казани в интервью Сергею Брилеву, он признал, что его регион «в какой-то момент отстал». Что касается проведения крупных мероприятий федерального и международного масштаба, Хабиров заявил, что не стоит «стесняться перенимать опыт соседей-татарстанцев».

Безусловно, кроме комплиментов от башкирского главы были и шпильки в сторону Татарстана. Но Хабиров как опытный аппаратчик редко публично позволял себе колкости и критику в адрес Казани, поручая такое деликатное дело подчиненным: вице-премьеру РБ Азату Бадранову, своему многолетнему соратнику Ростиславу Мурзагулову, занимавшему разные посты (теперь он уехал за рубеж, став яростным оппозиционером) и представителям более низкого ранга. В 2021 году, когда проводилась Всероссийская перепись населения, накал агрессивной риторики «диванных батыров» Хабирова достигал своего апогея.

Причем неравнодушие Радия Фаритовича к своим западным соседям и ревностное отношение к их успехам отмечают довольно многие.

Помимо музейного комплекса в Чишминском районе в Уфе создается Евразийский научно-образовательный центр.

Фото: bashinform.ru 

Разворот от Татарстана к евразийству и Средней Азии

- Хорошо, что в Башкирии берут лучшие модельные практики из Татарстана, - комментирует политолог Дмитрий Михайличенко идею музея под Чишмами. – Сейчас даются основания для евразийской идентичности на уровне федерального центра: евразийство одобряется. И на этом татарский и башкирский народы на протяжении многих веков формируют свою идентичность, пытаясь встраиваться в общегосударственный мейнстрим – и в царское время, и позже.

Теория евразийства в последнее время весьма увлекла Радия Хабирова. Так, помимо музейного комплекса в Чишминском районе в Уфе создается Евразийский научно-образовательный центр. К 2024 году в столице республики должна быть построена Евразийская библиотека в форме юрты. Хотя Казахстан уже много лет назад оседлал тему евразийства (в своей интерпретации) и с любопытством наблюдает, как к ней прибегают в России.

К тому же учреждения, посвященные номадам, уже существуют как в России, так и в ближнем зарубежье. В Москве работает Музей кочевой культуры. Под Сергиевым Посадом (Московская область) можно посетить этнопарк «Кочевник», в Бурятии – туристический комплекс «Степной кочевник». А в Киргизии на побережье озера Иссык-Куль разместился Музей цивилизации кочевников.

Однако сам Хабиров нигде не признает, что, формируя образ будущего музейного комплекса, опирается на опыт коллег из Казани. Вряд ли какой башкирский лидер пожелает прослыть эпигоном татарстанских политиков. Зато не скрывает, что готов позаимствовать некоторые находки в Средней Азии: для этого он в августе съездил в Узбекистан, посетил Ташкент, Самарканд, Бухару. Побывал в усыпальнице Тимура «Гур-Эмир», в мечети «Магоки-Аттари» и других «намоленных» туристами местах.

К слову, о среднеазиатских наработках. Эскиз будущей гигантской юрты-библиотеки, упомянутой выше, многим уфимцам напомнил мегаломанские строения в Ашхабаде и других городах Туркменистана, возведенных туркменбаши и аркадагом. И это в то время, как уже 15 лет в Уфе стоит недостроенной соборная мечеть «Ар-Рахим».

«Культура кочевых народов представляет собой интереснейший пласт, который пока не популяризирован. Но реализовывать эту идею следует в другом месте и с иным подходом» 

Фото: bashinform.ru 

«Непонятно, почему выбран именно Чишминский район»

Уфимский экономист Рустем Шайахметов находит идею музея интересной, но ее воплощение вызывает у него массу вопросов.

- Непонятно, почему выбран именно Чишминский район, - недоумевает он. – Обеспечить посещение этого музея будет трудно. Пока туда не так много людей ездят, об этих местах знают мало. Не думаю, что они смогут привлечь большое количество посетителей.

При этом он признает, что культура кочевых народов представляет собой интереснейший пласт, который пока не столь популяризирован. Но реализовывать эту идею следует в другом месте и с совершенно иным подходом.

- Может быть, можно было что-то сделать на основе Национального музея в Уфе, - предложил эксперт. – И композиции этого музея должны быть представлены с использованием современных технологий – 3D, элементы шоу. Для этого нужна очень творческая команда, которая разработает хороший концепт, и должна быть выбрана удобная локация, куда большинству жителей Башкирии было бы легко добираться.

По его мнению, Болгару, несмотря на некоторую отдаленность от Казани (свыше 180 км), получилось стать местом притяжения для толп туристов благодаря совместной кропотливой работе татарстанских ученых, политиков и мусульманских деятелей вкупе с миллиардными вложениями. Кроме того, у Болгара издавна имеется свое имя, своя богатая история. Татары и чуваши возводят истоки своих наций сюда. А мавзолей Тура-хана, считает он, является лишь малой частью большой истории башкир и Башкортостана.

- Болгар находится относительно недалеко от Ульяновской и Самарской областей, то есть имеет вполне удобное расположение, – добавляет Шайахметов. – А в Чишмы в основном станут ездить уфимцы и жители близлежащих районов, но их будет не так много. Специально ехать в музей будут лишь в том случае, если там можно что-то смотреть интересное в течение как минимум полутора часов. И я не уверен, что у нас смогут создать такую мощную красивую экспозицию, которая позволит на полдня занять детей и взрослых.

«Завершение строительства комплекса запланировано на 2027 год. Но на научное наполнение уйдет не менее десяти лет» 

Фото: bashinform.ru 

Ждем через пять лет

Между тем, несмотря на громкие заявления башкирских чиновников, обильно «отрабатываемые» в местных СМИ, нет детального описания этого проекта. Неясно, сформирована ли четкая концепция, есть ли дорожная карта, каковы сроки его реализации.

Завесу «Татар-информу» приоткрыл директор ГБУ Научно-производственный центр по охране и использованию недвижимых объектов культурного наследия Республики Башкортостан Данир Гайнуллин. В частности, он рассказал, что завершение строительства комплекса запланировано на 2027 год. Но на научное наполнение уйдет не менее десяти лет.

- Концепция и дорожная карта есть, - уверяет Гайнуллин. – Надо учитывать, что и тот, и другой – «живые» документы. По ходу работы в них вносятся корректировки, появляется детализация. Первые серьезные корректировки будут после II Мажитовских чтений (форум запланирован на конец ноября 2022 года – прим. ред.), когда свое слово скажут ученые и специалисты ведущих институтов страны и зарубежья. Конференцию в Уфе в первую очередь собираем для обсуждения научной концепции музея.

Экспертно-проектное бюро «Архтамга» уже разработало эскизный проект. Перед работой архитекторы и специалисты, работающие над научной концепцией музея, съездили в Узбекистан, чтобы «прочувствовать золотоордынское наследие». Затем они изучали передовой опыт в музейном деле, архитектуре, планировочном и экспозиционном решении Дании, Норвегии и Швеции. Готовятся поездки в Азербайджан и Казахстан. Собранные материалы сейчас анализируются, а лучшие решения, по словам Данира Ахмадеевича, будут внедрены в музейный комплекс.

- Над проектом работает та же команда, которая создавала музей «Шульган-Таш», - рассказывает он. – Если хотите знать, чего ожидать от нового проекта, можно посетить Бурзянский район. Перед проектированием музейного комплекса «Шульган-Таш» мы изучили опыт создания музеев пещеры Европы, как Альтамира в Испании, Ласко и Шове во Франции и многие другие. С 2015 года тесно работаем со специалистами и экспертами Андорры, Франции, Испании, Казахстана, известными учеными России. В архитектуре, экспозиции и философии музея использовали современные европейские наработки.

Музей в Чишминском районе будет состоять из нескольких зон, каждая будет посвящена отдельной эпохе: бронзовому, раннему железному векам, раннему средневековью и позднему средневековью.

- Таким образом, посетитель музея, начиная от времен зарождения кочевой культуры до периода добровольного вхождения Башкирии сначала в состав Золотой Орды, затем Русского государства, пройдет весь путь кочевника, который выведет его к акцентной точке местности – мавзолею Тура-хана, - объясняет наш собеседник. – При проектировании нового музея стоит задача не затмить сам мавзолей Тура-хана. Творческая команда создала эскизный проект, где новые строения будто обрамляют кэшэнэ, но ни в коем случае не возвышаются и не главенствуют над ним.

Пока неизвестна даже примерная стоимость всех работ, а также «за чей счет банкет». Например, Шайахметов считает, что музей будет строиться за бюджетные деньги. И непонятно, как скоро республика и инвесторы (если таковые найдутся) смогут «отбить» вложенные средства. Более ясная картина по финансированию, по словам Гайнуллина, появится после завершения проектирования и прохождения государственной экспертизы.

Экспозиция музея «Шульган–Таш» включает семь тематических блоков: «Таймлайн», «Медиазал», «Наскальное искусство», «Археология», «Естественно-научный», «Сохранение», «Эпос Урал-батыр»

Фото: bashinform.ru 

«У нас свой путь»

Попытки Уфы догнать и перегнать Казань предпринимались не раз. Если по социально-экономическим показателям картина для Радия Хабирова не столь радужная, то с переменным успехом Башкортостан продолжает соперничать с братской республикой в спорте. И яркий тому пример – «зеленые дерби» между хоккейными клубами «Салават Юлаев» и «Ак Барс», а также футбольными командами «Уфа» и «Рубин». Получится ли будущему Евразийскому музею кочевых цивилизаций конкурировать с Болгарским музеем-заповедником, узнаем лишь через несколько лет.

- О конкуренции и речи быть не может, - говорит Данир Гайнуллин. – Музеи географически далеко расположены. Болгар стоит на Волге и нацелен на аудиторию Поволжья, а музей кочевников будет в Приуралье. Разве только смогут дополнять друг друга. Если не ошибаюсь, Болгар является памятником средневекового мусульманского зодчества, а Евразийский музей кочевых цивилизаций охватывает широкий временной период и более глубоко рассказывает про кочевую культуру. Мы не стремимся конкурировать с кем бы то ни было, у нас свой путь.

Собеседник агентства отмечает, что золотоордынские каменные мавзолеи Башкортостана являются не просто яркими объектами истории и культуры, они наряду с золотом сарматов и древнейшей живописью пещеры Шульган-Таш стали узнаваемыми символами республики.

- В период средневековья район мавзолеев являлся административным центром. Об этом свидетельствуют и результаты археологических исследований. Недавние раскопки селища Подымалово-1 показали, что рядом размещались производственные центры, торговые стоянки на караванных путях, что здесь был центр консолидации башкирского этноса. Об этом и расскажет наш музей. Рассматривая архитектуру музея «Шульган-Таш» и Евразийского музея кочевых цивилизаций, можно заявить, что в республике появился свой, «башкирский» стиль в архитектуре, – резюмирует Данир Гайнуллин.

Тимур Рахматуллин
Фото на анонсе: bashinform.ru 

 

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100