news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Монетки в склепах ханов и граффити в Свияжске: чем опасны туристы для святынь Татарстана

С началом мая в Татарстане, как и во многих регионах России, стартует туристический сезон. Однако заезжие гости – это не только приток средств, но иногда и туристический вандализм, пусть и непреднамеренный. Корреспондент ИА «Татар-информ» выяснил, какие формы он принимает в нашей республике.

Монетки в склепах ханов и граффити в Свияжске: чем опасны туристы для святынь Татарстана
news_top_970_100

Граффити на Троицкой церкви Свияжска

Троицкая церковь Свияжска – единственный деревянный храм острова, который изначально, как и Успенский собор, претендовала на статус объекта ЮНЕСКО. Церковь была построена еще во времена Ивана Грозного, и по легенде перед последним походом на Казань в 1552 году царь молился именно здесь. Однако храм за свою историю много раз перестраивался, из-за чего утерял аутентичность и не смог получить статус объекта Всемирного наследия. Тем не менее церковь представляет собой образец более позднего культового зодчества – XVIII века. А весь Музей-заповедник остров-град Свияжск, в том числе Троицкий храм, находится в буферной, особо охраняемой, зоне каменного Успенского собора Свияжского монастыря, получившего статус объекта ЮНЕСКО в 2017 году.

Как рассказал ИА  «Татар-информ» директор Свияжского музея-заповедника Артем Силкин, несмотря на особую историческую значимость деревянного храма, кто-то из туристов посчитал возможным нанести на стену церкови именное граффити. Поскольку бревна из сруба не выкинешь, надпись до сих пор остается на том же месте.

«Есть общие правила, все случаи вандализма невозможно прописать. Не угадаешь, что человеку в голову придет. Бывало, шашлыки на улице начинали жарить, мангал поставили на улице Московской, разожгли огонь и очень удивлялись, почему нельзя. Мы предупредили, что вызовем участкового, они ругались, но ретировались», – рассказал о выходках туристов Артем Силкин. Он добавил, что гости с мангалом оказались жителями самого Татарстана.

Стертые касанием рук части древних фресок

Директор Музея-заповедника также вспомнил, что прежде гости часто стремились прикоснуться к фрескам в Успенском соборе, чаще всего к редкой фреске Христофора. Но после завершения реставрации росписей храма и присвоения ему статуса объекта ЮНЕСКО здесь всегда находится смотритель, который предотвращает стирание уникальных изображений туристами.

«Во всех открытых объектах нашего монастыря есть дежурные, которые вежливо, спокойно делают замечания, если туристы что-то подобное хотят сделать. Конечно, нужно просто объяснять людям, и, если объект представляет особую ценность, как Успенский монастырь на нашем острове или башня Сююмбике, там должны быть дежурные. За Успенским собором мы особо внимательно следим. Во-первых, половину года он закрыт для посещения, открывается с майских праздников [до осени]. Разумеется, к фрескам нельзя прикасаться руками – в любом храме это правило действует, особенно, если фрески уникальные, древние», – прокомментировал  наместник Свияжского монастыря игумен Симеон (Кулагин).

Он акцентировал, что, со своей стороны, периодически встречается сам с экскурсоводами, несколько раз в год проводит для них лекции, напоминая, что нужно обязательно инструктировать туристов дополнительно перед посещением Успенского собора.  

«Благодаря смотрителям сейчас у нас такого больше нет (прикосновения к росписям Успенского собора – прим. ред.). Разве что я видел в келье святителя Германа в Никольском храме, которая у нас особо посещаема и любима людьми, пытались оставлять записки. Но там нет в этом проблемы – они ничего не ломают, просто оставляют записку с просьбой молитв святителю Герману. Если в этой записке есть имена, мы их забираем и поминаем людей на ежедневной литургии», – резюмировал игумен.

Вброс монет в склеп казанских ханов

В мае 2017 года на территории музея-заповедника «Казанский Кремль» были перезахоронены останки казанских ханов. Специально для этого у подножия башни Сююмбике, на месте старинного сначала мусульманского кладбища XV-XVI веков, ставшего затем историческим местом и русских захоронений, был построен специальный склеп. Попасть в него после церемонии перезахоронения могут только сотрудники клининговой службы и профильные специалисты самого музея-заповедника.

Чтобы обозначить место склепа для туристов, над ним по проекту главного архитектора Казанского Кремля Рустэма Забирова был сделан световой фонарь. Это своеобразный колпак с несколькими витражными гранями. Конструкция закрытая, но в ней для вывода из склепа воздуха, его сменяемости предусмотрены продыхи сверху и по периметру.

Туристы, с сожалением констатировал Рустэм Забиров, пытаются расковырять имеющиеся продыхи, чтобы через щель протолкнуть в склеп монетки.

«И никак не получается донести, что это захоронение – зачем же туда монеты бросать?! Началось это, видимо, с того, что кто-то в Интернете написал, якобы если бросить туда монетку, будет тебе счастье. Уж не знаю, какое счастье: обычно монетки кидают там, куда хотят вернуться, а здесь захоронение, поэтому логики в этом совершенно никакой нет. Это неправильно. А монеты от влажности на камнях начинают покрываться ржавчиной. Неприятно такое отношение», – подчеркнул Забиров.

Записки-свертки между кирпичами башни Сююмбике

Один из символов Казани – падающая башня Сююмбике. Сейчас ее уклон составляет не меньше 1,83 м. Башня всегда была проездной и упоминается в исторических источниках с 1777 года. В 1914 году верхняя часть первого яруса башни была скована для устойчивости широким металлическим поясом. Но для такой массивной конструкции, уверен Рустэм Забиров, этот сдерживающий прием все равно, что ленточка.

«Мониторинг отклонений башни Сююмбике проводится два раза в год. Динамика – 3,4 мм в год. Институт «Татинвестгражданпроект» рассчитал показатель критического отклонения как 2453 мм (2,45 м – прим. ред.). До него нам с той же ежегодной динамикой отклонения еще 101 год. Конечно, башню нужно реставрировать», – пояснил собеседник агентства.

По его словам, кладка на нижней части достопримечательности не только со временем выветривается, но и подвергается разрушению людьми.

«Туристы помогают — расковыривают швы между кирпичами, туда записочки, денежки вставляют...», – сообщил Рустэм Забиров.

Неуместное подаяние в водоем у Белой мечети древнего Болгара

Все объекты Болгарского музея-заповедника внутри и на входе, а также его территория находятся под видеонаблюдением. К тому же там в рабочие часы находятся смотрители, благодаря чему случаев туристического вандализма на территории и не случается, уверена заместитель директора по развитию Болгарского музея-заповедника Лилия Сафина.

На древних архитектурных памятниках Болгара никогда, например, не оставляли даже символичных ленточек. Единственная «выходка» туристов, таким образом проявляющих свое внимание и интерес к  месту, – брошенные в водоем у Белой мечети монетки.

«И то не сказать, что очень активно бросают. И часто их потом собирают дети. У нас много объектов на открытом воздухе – памятники, дорожки к ним. Практически ежегодно мы дорожки подправляем. Архитектурный памятник требует периодической реставрации, консервации – и это практически ежегодно у нас, несмотря на то, кто нанес урон – природа (в виде дождя, снега) или люди (чего, повторю, практически не бывает). Я не помню, чтобы нам приходилось закрашивать что-то, как в других городах», – резюмировала Лилия Сафина.

Она также отметила, что заезд на территорию Болгарского музея-заповедника закрыт в ночное время. Круглосуточно по территории прогуляться можно только пешком, либо прокатиться на велосипеде или самокате. Популярна у местных жителей на здешних просторах скандинавская ходьба и прогулки на набережной.

Традиционно наибольшее влияние туристического внимания ощущают на себе памятники и скульптурные композиции. Гости фотографируются и прикасаются к определенным их частям, стирая до блеска. Например, одни из не так давно появившихся в Казани скульптур домашних животных в Старо-Татарской слободе Казани уже натерты до блеска в области голов – все стремятся погладить отлитые в металле фигуры.

 

news_right_column_240_400_1
news_right_column_240_400_2
news_bot_970_100