news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

«Нам сегодня ближе исламские страны»: почему форсируют партнерский банкинг в России

Татарстан вошел в число регионов, где со следующего года начнут эксперимент – «обкатают» банкинг, основанный на принципах шариата. Почему сейчас этой теме придали ускорение, какие сделки разрешат, что такое исламские финансы, разбирались участники банковского форума, который проходит в эти дни в Казани.

news_top_970_100

Что такое исламские или партнерские финансы, разбирались участники международного банковского форума, который проходит в эти дни в Казани

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Исламский банкинг заработает в России с 2023 года

Председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков привез на Международный банковский форум в Казани долгожданную новость: в нижнюю палату Федерального Собрания внесен законопроект о проведении эксперимента по партнерскому финансированию. Он будет действовать на территории четырех регионов: Татарстана, Башкортостана, Дагестана и Чечни. Не исключается, что в будущем экспериментальная территория будет расширена.

Стартует эксперимент с 1 января 2023 года. Срок его проведения ограничен двумя годами. После этого экспертный совет, который создадут при Правительстве России, будет решать – нужно ли продолжать опыт. Комиссия также определит – какие изменения в законодательство потребуются для развития исламского банкинга.

Анатолий Аксаков сообщил, что эксперимент по партнерскому финансированию будет проводиться с 1 января в 2023 года в Татарстане, Башкортостане, Дагестане и Чечне

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Использовать финансовые инструменты сможет довольно широкий круг организаций, однако для участия в эксперименте нужно получить одобрение Банка России и войти в специальный реестр. Надзорным органом будет ЦБ.

Базовые условия для участника опыта:

  • Имущество организации, используемое для эксперимента должно быть обособлено от иного, которое у него есть;
  • Участник не вправе взимать вознаграждение в виде процентов;
  • Организация не должна финансировать деятельность, связанную с производством и (или) торговлей табачной, алкогольной продукцией, оружием и боеприпасами, игорным бизнесом.


Какие сделки разрешат для участников эксперимента:

  • Привлекать деньги населения и юрлиц по договорам партнерского инвестирования или в виде вклада в капитал участника эксперимента;
  • Предоставлять беспроцентные займы населению и компаниям;
  • Финансировать физических и юридических лиц через договоры купли-продажи, в том числе недвижимого имущества, с условием рассрочки или отсрочки платежа, а также договоры финансовой аренды (лизинга);
  • Финансировать компании через вклад в их уставный капитал на условиях партнерства;
  • Предоставлять поручительства.


Не запрещены и иные операции, сделки, которые не противоречат законодательству РФ.

Аксаков сообщил, что принять законопроект планируется до конца года.

Финансовая система развернулась к «друзьям из исламских стран»

Обсуждению партнерских финансов на форуме выделили отдельную сессию. Модератор – советник председателя Банка России Алексей Симановский констатировал: тема не новая и обсуждается уже больше десятка лет. Сам спикер координировал эту тему на уровне рабочей группы ЦБ, созданной аж 7 лет назад.

Алексей Симановский координировал тему партнерских финансов на уровне рабочей группы ЦБ, созданной аж 7 лет назад

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Банк России к этой теме относился все время настороженно. Сам Симановский заявлял в 2017 году в Казани, что партнерское финансирование в России должно развиваться постепенно, этот процесс не нужно тормозить, но также опасно и форсировать. В таком состоянии исламский банкинг и находился в России все пять лет. Финансовые организации и на Кавказе, и в Татарстане пытались находить инструменты, которые можно было бы вписать в законодательство России.

Аксаков уточнил на форуме, что темой занимались около 15 лет и делалось несколько попыток внести законодательную инициативу. «Но она тормозилась либо Центральным банком, либо другими государственными ведомствами», – уколол модератора депутат.

Один из участников форума эмоционально отреагировал на новость о том, что документ в конце концов попал в Госдуму, назвав это историческим событием.

Что же все-таки придало ускорение вялотекущему процессу? Отсутствие возможности привлекать капитал на Западе, как раньше. В пояснительной записке к законопроекту так и говорится: спрос населения на исламский банкинг есть, но его развитие также будет способствовать «привлечению зарубежных инвестиций из стран - членов Организации исламского сотрудничества, что особенно актуально в условиях усиливающегося санкционного давления».

Алексей Гузнов не исключил, что возможно налаживание контактов и «по платежам» – эту гипотезу проверят во время эксперимента

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Заместитель председателя Банка России Алексей Гузнов считает, что если законопроект будет принят, «это показатель того, что государство позитивно относится к формату партнерского финансирования».

«Это сигнал и для наших партнеров, в сторону которых мы сейчас вынужденно или не вынужденно, но разворачиваемся, с которыми предлагается активное взаимодействие, в национальной практике которых принципы партнерских финансов достаточно распространены и применяются», – также подчеркнул Гузнов.

Он не исключил, что возможно налаживание контактов и «по платежам». Но добавил, что это только гипотеза, которую и проверят во время эксперимента.

«Нужен какой-то рывок для развития исламского финансирования»

На форуме много времени уделили тому, что вообще такое партнерский банкинг и чем оно отличается от традиционного. Симановский назвал большим заблуждением то, что инструментами исламского банкинга могут пользоваться только мусульмане.

«Это абсолютно не так. Финансы, вообще говоря, для всех. Для экономики нет различий по вероисповеданию, расе или полу. Когда мы говорим о партнерском, ровно так же, как и традиционном финансировании, мы говорим, что это для всех», – заметил он.

Высказывались мнения, что отличий на самом деле не так много, ведь по сути – это движение денежного капитала. Однако в частностях есть сложности, например, законодательством сейчас не предусмотрена выдача кредитов без процентов, и заключение таких договоров невозможно.

Мидхат Шагиахметов высказал опасения, что под эгидой исламского финансирования может появиться ряд различного рода мошенников

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Министр экономики Татарстана Мидхат Шагиахметов сказал, что в Татарстане уже реализуется достаточно большое количество продуктов партнерского банкинга на основе существующих законов. Но сейчас, по его словам, нужен «какой-то рывок для развития исламского финансирования». Он сообщил, что в республике уже подготовили предложения для точечного внесения изменений в законодательство, которые позволят перейти на другой уровень.

«Нужно какое-то регулирование, которое будет не перегруженным, которое устранит те риски, которые возможны. Например, вполне возможно, что под эгидой исламского финансирования может появиться ряд различного рода мошенников. Сегодня мы видим такую серьезную проблему. Поэтому нам надо обязательно обратить внимание на это», – подчеркнул министр.

Он добавил, что такого рода риски возможны, потому что большинство населения не знает, что такое исламское финансирование – это показал опрос, в котором участвовали почти 3 тыс. человек.

Также Шагиахметов подчеркнул, что есть вопрос доступа партнерских финансовых организаций к мерам господдержки. Например, сегодня есть льготная ипотека или субсидирование по кредитам малому и среднему бизнесу. По его словам, нужно найти какую-то форму, чтобы меры поддержки были доступны и через партнерские финансовые организации.

На сессии было заявлено – один из федеральных банков в ноябре откроет в Казани центр исламского финансирования

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Если этого не будет, то у нас те продукты, которые предоставляют организации партнерского финансирования, будут дороже. Соответственно потребитель, клиент, будет выбирать традиционное финансирование, хотя он и склоняется к тому, чтобы получить исламское», – считает министр.

Вместе с тем, на сессии было заявлено – один из федеральных банков в ноябре откроет в Казани центр исламского финансирования. Площадка будет с «индивидуальным дизайном», который получил сертификацию в шариатском комитете кредитной организации.

«Банк становится партнером. Он участвует и в прибыли, и в убытках»

Вице-премьер, министр финансов Чеченской республики Султан Тагаев высказался вообще против того, чтобы вводить понятие «исламские финансы». Он так же полагает, что при развитии таких инструментов однозначно возникнет мошенничество в этой сфере.

«Я, как мусульманин, не хотел бы, чтобы ислам потом связывали с мошенничеством. Это мое категорическое мнение, что нельзя называть "исламские финансы". Есть партнерские финансы, партнерские взаимоотношения – это совершенно верно», – пояснил он.

Султан Тагаев полагает, что массового развития партнерского банкинга в России не будет

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Тагаев отметил, что принятие закона легализует партнерский банкинг в России, упорядочит его. Но полагает, что массового развития не будет. По его мнению, и населению нужно будет к ним привыкнуть, и финансовым организациям научиться с ними работать.

«Партнерские финансы, это значит: банк становится партнером. Он участвует и в прибыли, и в убытках. Это намного более сложная модель финансирования», – отметил министр.

Симановский подтвердил, от изменения законодательства не стоит ждать быстрого эффекта.

«Это такой процесс, похожий на земледелие. Мне такая аналогия мне в голову приходит: надо вспахать, посеять, бороться с сорняками, поливать и можно рассчитывать, что через какое-то время будет результат», – поделился модератор.

В завершение сессии Тагаев задал несколько ключевых вопросов. Среди них: почему эксперимент решено проводить в течение двух лет и почему не согласовали сроки с регионами?

«Нам непонятно как нас будут экспериментировать, мы не читали сценария, как это должно выглядеть? Какие результаты мы должны давать и какие результаты мы не должны давать? Это будет оценка по капитализации участников этого процесса или по динамике роста? И следующее – как возможно проведение эксперимента без соответствующего принятия изменений, пусть и временного, экспериментального, в налоговом кодексе и в законе о банке и банковской деятельности?» – спрашивал министр финансов Чечни.

«Как возможно проведение эксперимента без соответствующего принятия изменений в налоговом кодексе и в законе о банковской деятельности?» – этот вопрос министра финансов Чечни остался без ответа

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Согласно презентованному проекту, в эксперименте будут участвовать только отдельные юридические лица. Он считает, что без изменения налогового законодательства, в частности, освобождения от двойного налогообложения при реализации продуктов, сложно верить в успех эксперимента. «Какой будет сценарий оценки и кто будет оценивать?», – задавал вопросы Тагаев. Большинство из них так и остались без ответов.

Вместе с тем Аксаков – один из разработчиков законопроекта, отметил важность принятия законопроекта именно сейчас.

«Учитывая геополитическую ситуацию и то, что нам сегодня с точки зрения экономических взаимоотношений ближе исламские страны, очевидно, что этот ресурс, эта возможность может быть использована в том числе по этим каналам – по направлению исламских финансов. И может быть наши друзья из этих стран будут охотнее работать через эти каналы, финансировать наши проекты», – подытожил Аксаков.

«В любом случае – это хороший сигнал, что государство решило развивать партнерские финансы»

По мнению эксперта в области исламских финансов Руслана Халиуллина, к развитию исламских финансов в России «однозначно сподвигла геополитическая ситуация, которая не позволяет сейчас кредитоваться на Западе».

«Мы вынуждены развернуться сторону восточных стран, стран дружественных к нам, а там очень много требований к тому, как вести бизнес: чтобы он был этический, чтобы он был по нормам ислама», – подчеркнул он.

«Мы вынуждены развернуться сторону восточных стран, стран дружественных к нам, а там очень много требований к тому, как вести бизнес»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Встанет вопрос с обеспечением кадрами и экспертами-знатоками норм шариата в финансовой сфере, а их единицы. При этом у зарубежных партнеров могут возникнуть вопросы к компетентности этих экспертов.

Халиуллин также отметил, что при действующей нормативной базе, чтобы запускать и развивать партнерские продукты «нужны в хорошем смысле фанатики» и хороший маркетинг.

«Исламские продукты несут неравную нагрузку, а нужно быть выгоднее и интереснее», – сказал Халиуллин.

Сейчас партнерские финансы менее привлекательны из-за налогового законодательства в России.

«Когда вы что-то покупаете и продаете в рассрочку возникает двойной НДС, и налог на прибыль должны сразу заплатить, а деньги вернете только через какое-то время. В кредитовании этого нет. В этом определенное неравенство. Его хотят устранить и, в принципе, это хорошо. Но даст ли это толчок, взрывной рост в области развития исламских финансов – это вопрос. В любом случае это хороший сигнал, что государство решило развивать партнерские финансы», – отметил Халиуллин.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100