news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Точка зрения//"РУСЬ ТАТАРСКАЯ"//25 мая, №19

(Окончание. Начало в №18).Когда Япония поставила задачу догнать США в наиболее прорывных технологиях, она сделала это государственной задачей.

18,8 Kb

Правительство формулировало те направления, которые нужны нации, оно организовало строительство целого архипелага научных городов — технополисов, было инициатором приглашения ведущих английских ученых — нобелевских лауреатов.

Такие вещи не может решать рынок, это задача интеллектуалов совместно с государственными структурами. В этом отношении российские структуры совершенно безнадежны, они не могут служить примером для подражания. Там господствует то же самое сырьевое, а не интеллектуальное мышление. Правительству России не нужна авиация, электроника, информатика. Все, что культивируется Москвой отбрасывает экономику в ранний индустриальный период.

Не человек должен подчиняться рынку, а человек должен подчинить рынок своим задачам. Смысл изменения парадигмы состоит в том, чтобы главной ценностью обозначить развитие республики как постиндустриального общества. Тогда все станут богатыми, а не только горстка бизнесменов, сгрудившихся вокруг нефтяной трубы.

Интеллектуально-информационная эпоха предоставляет возможности для небольших стран с ограниченными ресурсами стать самыми передовыми. Этим воспользовались Сингапур, Мальта, Ирландия, Гонг-Конг, сделавшие ставку на электронику и информационные технологии. Пример малых государств показывает те возможности, которые заложены в новой экономической парадигме. Весь вопрос в том, чтобы поменять мышление. Не нужны природные богатства, не нужны ресурсы, не нужны даже финансы, нужны университеты как научные и образовательные центры, нужны знания и технологии превращения интеллекта в богатство страны. Все это можно найти на Западе, включая Японию, Тайвань, Сингапур.

Восток спит, убаюканный средневековыми мазхабами. Казанские университеты не хуже, а по некоторым специальностям намного лучше азиатских, технологии на Востоке не изобретают, научные открытия не делаются. Нам решительно необходимо делать выбор в пользу Европы, но в этом случае возникает естественный вопрос: с чем мы пойдем в Европу? Единственный реальный наш вклад — это евроислам, т.е. мировоззрение, сочетающее либеральные идеи с исламскими ценностями. Это направление общественной мысли, которое выводит татар за национальные рамки и вместе с тем устанавливает мосты между Востоком и Западом.

Татарский мир нуждается в собственном университете, подчиненном интересам Республики Татарстан, а также учитывающим интересы татар или близких по культуре народов России. Он не должен быть изолированным от веяний времени университетом, а потому преподавание должно идти на трех языках: татарском, а точнее тюрко-татарском, русском и английском. Татарский язык следует преподавать в рамках и в сочетании всей гаммы тюркских языков, поскольку по существу он является всего лишь одним из диалектов тюркского языка, наряду с казахским, узбекским, турецким, азербайджанским и т.д., его так и нужно воспринимать. Просто исторически сложились названия тюркских диалектов как самостоятельных языков, но это не должно закрывать нам глаза на существо вопроса. Татары должны работать в тюркском мире, как это было и сто и двести лет назад. Это наша экономическая и культурная ниша, в этом наше преимущество.

Еще один принципиальный момент — соединение об- разовательного процесса и научных исследований в рамках Татарского университета. Преимущества ведущих в мире университетов в непосредственном преподавании тех открытий, которые делаются в университетах, любой разрыв в виде наличия посредников снижает уровень образования. Тот, кто делает открытия и должен преподавать, а тот кто преподает, должен заниматься наукой, иначе это называется не университетом, а институтом. Решение этого вопроса кроется в использовании потенциала Академии наук Татарстана. Соединение Академии с Татарским университетом может в корне изменить ситуацию. Татарский университет должен быть уже при своем учреждении соединен с мощной информационной системой в лице Национальной библиотеки и электронных ресурсов, а также иметь связи с ведущими западными университетами. Тогда он выполнит ожидаемые надежды и сразу станет конкурентоспособным.

До революции важнейшим направлением, выдвинувшим татар в разряд развитых наций была печать. Существовала разветвленная сеть типографий, издательств, газет, журналов. Книги, издававшиеся в Казани, Оренбурге, Уфе на татарском языке расходились по всей России, включая Центральную Азию. В дореволюционной России татары были одной из самых читающих наций, не уступавших в этом вопросе русским и эстонцам. Это предмет гордости, но он не может служить моделью для будущего. По сути дела, татары в XX в. с большим опозданием, но повторили опыт европейской Реформации. В XXI в. ситуация изменилась. Сегодня историческую функцию печатной книги выполняет Интернет. Следовательно, основной упор должен быть сделан на современные информационные системы. Для татар это огромный ресурс, соединяющий нацию, минуя границы, административные барьеры и другие ограничения. Он позволяет практически бесплатно получить доступ до всех достижений татарской и мировой культуры, если, конечно, такой доступ обеспечен технически. Особенность жизни татар заключается в сочетании локальности с экстерриториальностью. С одной стороны, жизнь татар проходит в конкретной деревне или городе, с другой — они распылены. С одной стороны, вполне жизнеспособный Татарстан, с другой — потребность обслуживать всю татарскую культуру, что несопоставимо с потенциалом республики. Нельзя преодолеть эту противоречивость формы жизни нации без самых современных информационных систем.

Благодаря Интернету у татар появляется возможность в одном метапространстве объединить близкие по языку культуры. Два важнейших условия для реализации такого проекта стоят перед экономическими и административными структурами: первое — перейти на латинский алфавит в варианте «Inalif» и второе — обеспечить доступ татар к Интернету. Первое решается доброй волей и не требует никак затрат. Второе требует определенных затрат, но вместе с развитием телефонной связи, он будет решаться сам по себе. От Татарстана требуется сосредоточиться не только на средствах связи, но и на создании информационных ресурсов в виде супермощных сайтов в сфере экономики, культуры, языка, истории, выход на родственные тюркские культуры с тем, чтобы договорится об обмене информационными ресурсами. Это еще одно направление, выводящее татар за узконациональные рамки.

Национальный дух — это соединение воли и знаний. Но человек, увлеченный наживой, не имеет воли, он втянут в те отношения, которые диктуют психологию лавочника, считающего каждый вечер заработанные доллары. «Скупой рыцарь» — человек больной и нация, втянутая в эти отношения, тоже больная. Экономические проекты должны быть подчинены общественным, национальным задачам. Государственные структуры без масштабных объединяющих ценностей поражаются коррупцией. Великая Китайская стена была непроницаемой для врагов-кочевников, но коррупция сделала ее прозрачной для татар.

В обобщенном виде формула развития нации выглядит как выполнение трех приоритетных задач: 1) получение современного образования; 2) создание информационных ресурсов, включая газеты, спутниковое телевидение, радио, сайты в Интернете; 3) формирование самостоятельных финансовых источников для реализации общенациональных экономических проектов.

Для татар важно освободиться от темы поиска врага в качестве причины своей отсталости. Российское государство все народы загнало в тупик, включая и русских. Сегодня выбираться из этой трясины можно только собственными усилиями, отстаивая демократию и федерализм, противодействуя имперским инстинктам, произволу и духу наживы. Надо громко сказать: «Я — татарин», не стесняясь сложившихся стереотипов.

Рафаэль Хакимов

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100