news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Точка зрения//ЕЩЕ РАЗ О ПРЕДКАХ СОВРЕМЕННЫХ ТАТАР//22 июня, №23

Хотелось бы поблагодарить редакцию газеты «Татарские края» за публикацию моих статей и посетовать на отсутствие обратной связи.Публикуя свои работы в газете, я не могу судить, как воспринял их читатель, к каким темам он проявил интерес.

Поясню некоторые моменты, затронутые в письме. Булгары, хазары и половцы, несомненно, были тюркоязычными. Я писал лишь о том, что булгары ассимилировали значительную часть местного ираноязычного населения, представители которого (сармато-аланы) характеризуются резко выраженным европеоидным обликом, как и большинство современных татар. (К мнению некоторых учёных о тюркоязычности сармато-аланов я отношусь достаточно осторожно). Упомянутые мною усуни, действительно, антропологически очень близки сарматам, а ещё более - так называемому зливкинскому типу болгар, чего нельзя сказать о скифах, которые краниологически далеко отстоят от последних. Особенно бросаются в глаза отличия в строении черепа: сарматы и болгары достаточно короткоголовы, скифы - длинноголовы.

В своей статье «Кто они – предки современных татар?» («Татарские края», 24 марта 2006г., №10) я попытался отразить глобальные процессы расогенеза, происходившие в Великой степи, и их влияние на облик современных татар. Естественно, подробно на происхождении гуннов, тюрков, печенегов и половцев я не останавливался, упомянув лишь о том, что все они характеризуются тюркоязычностью и наличием у них южносибирского монголоидного антропологического типа. Также я обратил внимание читателей на то, что тюркоязычные кочевники не были однородными, например, встречаются европеоидные серии половецких черепов. Но коль возник интерес к данному вопросу, остановлюсь на нём более подробно. Огромные территории Южной Сибири изначально населяли европеоиды. Особенно для нас интересны племена андроновской культуры, обитавшие на территории современного Казахстана и овладевшие Минусинской котловиной. Часть андроновцев ещё до нашей эры переселилась на запад Великой степи, дав начало этногенезу сарматов. Остатки андроновцев с приходом хуннов не прекратили своё существование. И хотя с появлением последних начинается процесс образования южносибирского монголоидного типа, островки европеоидности сохранились даже на Алтае. Более того, в работах Г.Дебеца ясно отражено, что среди тюрков Минусинской котловины преобладал европеоидный андроновский антропологический тип, на Южном Алтае – южносибирский монголоидный тип, на Северном Алтае - смешанный урало-алтайский тип. Об антропологическом типе половцев существуют разные мнения. А.Шевченко приводит серию половецких черепов, характеризующихся европеоидностью, относительно близких храниологическим сериям из городов Золотой Орды. Наоборот, антрополог В.Алексеев относит половцев к монголоидам. Л.Яблонский считает, что на сегодняшний день недостаточно данных для того, чтобы судить об антропологическом типе половцев, который мог быть как европеоидного, так и смешанного происхождения. Однако к аланам, то есть к так называемому салтовскому типу, половцев уж точно никто не относит. Аланы отличались длинноголовостью, узким и низким лицом, половцы были короткоголовы, обладали высоким и широким лицом. Однако, конечно, вполне могли существовать аланы, ассимилированные половцами. Но, так или иначе, вместе с тюркоязычными гуннами, тюрками и половцами на запад Великой степи стал проникать южносибирский монголоидный тип. До этого периода доля монголоидности у сарматов была ничтожно мала. Хотя нельзя отрицать и того факта, что вместе с южносибирскими монголоидами с востока продвигались и тюркоязычные европеоиды, а также в составе гуннов и тюрков - урало-алтайские монголоиды. Однако зачем искать на Алтае то, что имеется с избытком гораздо ближе. Учитывая относительную длинноголовость понтийского типа современных татар, его проще связать с ираноязычными европеоидами, хотя, возможно, он испытал влияние и европеоидных тюркоязычных кочевников.

Что касается понтийского типа средиземноморской расы чувашей, то его доля не так велика. Согласно данным антрополога Т.Трофимовой 63,5% чувашей относится к субуральскому антропологическому типу; 5,1% - к сублапоноидному типу; 10,3% - типы, близкие монголоидным; 21,1% - европеоидные типы (светлые и тёмные (понтийский тип) европеоиды). На мой взгляд, спутать «среднестатистического» чуваша с черкесом достаточно трудно. В отличие от чувашей, «удельный вес» представителей понтийского типа у татар достаточно велик: около 40% у казанских татар и около 60% у мишарей.

Вторую часть статьи я хотел бы посвятить проблемам татарской историографии. В последнее время у меня складывается впечатление, что изучение татарской истории движется не по пути познания истины и желания прикоснуться к своим корням, а развивается в каком-то особенном, непонятном мне направлении. Из татарской истории постоянно пытаются сделать инструмент идеологии.

Возьмём, к примеру, узбеков. Ни для кого не секрет, что современное население Узбекистана сложилось из двух слоёв: более древнего ираноязычного и относительно позднего тюркоязычного. Причём древний слой в плане антропологии тяготеет к европеоидам, а поздний - к южносибирским монголоидам (хотя европеоиды, несомненно, среди них тоже были). Среднеазиатское междуречье, с юга примыкающее к Великой степи, является как бы отражением последней. Век от века кочевые племена оседали на территории оазисов Средней Азии, постепенно изменяя как культуру, так и расовый облик её населения. Казалось бы, подобные процессы должны были происходить и в Среднем Поволжье, оно тоже примыкает к степи и от контактов с кочевыми племенами никуда не деться. В свою очередь эти контакты должны были носить не локальный, разовый характер, а происходить на протяжении веков и даже тысячелетий.

Несомненно, так оно всё и было. Однако данные процессы не нашли достаточного отражения в современной татарской историографии. В чём причины? Причины, на мой взгляд, психологического характера. Этноним «татары» действует возбуждающе на одних и угнетающе на других исследователей. Первые пытаются возвеличить себя родством с воинами Бату-хана и связывают татарскую историю преимущественно с Золотой Ордой, вторые в погоне за высокой культурой ассоциируют своих предков исключительно с булгарами. Появились и третьи. Им импонирует родство с арийцами – ираноязычными европеоидами Великой степи. В этом случае прячется всё монголоидное и выставляется на показ европеоидность современных татар. Четвёртых и вовсе интересует только язык: все нетюркоязычные предки современных татар как-то не замечаются, либо их пытаются представить тюркоязычными.

Каждый раз выхватываются куски из нашей истории, и мало кому приходит в голову сделать комплексный анализ татарских истоков. Не связав воедино все версии происхождения современных татар, невозможно создать стройную теорию татарского этногенеза. Причём проанализировать нужно в первую очередь не этноним. У татар он, как известно, «блуждающий» - им кого только не называли. Не элементы культуры. Их легко можно заимствовать у других народов - зачастую так и делается. А самих людей!

Наиль МУСИН

Москва

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100