news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

«Татарстану и Башкортостану было бы особенно важно работать вместе в сфере экономики»

16 августа 1991 года в Уфе был подписан первый Договор о дружбе и сотрудничестве между Башкортостаном и Татарстаном. Подписи под документом тогда поставили Минтимер Шаймиев и Муртаза Рахимов. В каком состоянии отношения республики сейчас, удалось ли выполнить обещания, которые закрепил тогда договор, обсуждают эксперты из Казани и Уфы.

news_top_970_100

«Договор о дружбе и сотрудничестве», подписанный Татарстаном и Башкортостаном в 1991 году, является правовым оформлением связей между двумя братскими республиками

Фото: president.tatarstan.ru

Договор о дружбе и сотрудничестве стал важным этапом в истории обоих республик, особенно после принятия в 1990 году Деклараций о государственном суверенитете. Тогда был сложный период в истории страны – было множество межнациональных конфликтов в Средней Азии и Молдове, на Кавказе и в Прибалтике. Москва медленно теряла контроль, и инициатива бывших автономных республик скрепить государство была спасательным кругом. 

Инициатором процесса подписания договора был Башкортостан. Стоит отметить, что ранее сотрудничество между регионами существовало, но тогда это были политические альянсы, которые стремились превратить унитарное государство в федеративное. По своей сути «Договор о дружбе и сотрудничестве» является правовым оформлением политических, экономических, духовных и национальных связей между двумя братскими республиками. 

«Самое главное – это духовные и языковые отношения»

Индус Тагиров: «Надо сказать, что ни одна из сторон не выполнила условия этого договора»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Индус Тагиров, первый председатель Исполкома Всемирного конгресса татар, доктор исторических наук, академик Академии наук Республики Татарстан: 

– Договор между Татарстаном и Башкортостаном – это просто бумага. А есть реалии, которые связывают эти две республики неразрывными узами. Договор – всего лишь попытка закрепить на бумаге эти ценности. Он давал возможность при необходимости сослаться на этот документ. 

Но надо сказать, что ни одна из сторон не выполнила условия этого договора. Например, вопрос о языке. Принципиально важен был вопрос о татарском языке, его введении в качестве государственного на территории Башкирии. Но, как бы ни обещал это в свое время Рахимов [Муртаза Губайдуллович], этого не было сделано. Татарский язык на сегодняшний день не является государственным, хотя он один из самых употребляемых языков в республике.

Языки должны быть реальными, настоящими и уважающими друг друга. Принципиальной разницы между ними нет. Как раньше говорилось: «Если на этом языке говорит башкир, то это башкирский, а если татарин – то
татарский!» 

Самое главное в наших взаимоотношениях – это духовные и языковые взаимоотношения.

Я считаю, что сейчас у республик нормальные взаимоотношения. Наши руководители находятся в полном взаимопонимании. Между нами происходит обмен традициями и обычаями. Я уверен, подобная работа будет продолжена и в дальнейшем. 

Взаимоотношения между нашими республиками всегда были теплыми. Появляющиеся иногда противоречия или осложнения относятся исключительно к верхам. Но, как я уже говорил, главы наших республик стремятся к полному взаимопониманию. 

«Башкирия ориентируется на Московскую область, а Татарстан ориентируется на зарубежные страны»

Тимур Мухтаров: «Экономически Татарстан сумел опередить Башкирию»

Фото: © Регина Яфарова / «Татар-информ»

Тимур Мухтаров, кандидат социологических наук, научный сотрудник отдела языкознания Института истории, языка и литературы УФИЦ РАН:

– Конечно, различия между республиками тогда и сейчас значительные. В первую очередь можно говорить о том, что Татарстан по населению находится очень близко к Башкортостану. Они сейчас практически сравнялись. 

Экономически Татарстан сумел опередить Башкирию, несмотря на то что и территория республики меньше, и не имеется такого разнообразного количества полезных ископаемых, как в Башкирии. 

Нужно отметить и национально-государственный аспект. В Татарстане были сделаны более решительные шаги, чтобы утвердить республику в составе России. Субъектность у Татарстана была больше. У Башкортостана за это время изменились условия, он стал более идеологически однородным. 31 год назад было значительно больше идеологий. 

Также в Башкирии стало больше национального – башкирского. Этот фактор усилился за прошедшие годы. 

Если говорить о том, какую роль в этом сыграл договор о дружбе, я считаю, что он сыграл для обеих республик положительную роль. В итоге выиграла больше Башкирия, чем Татарстан. Он добавил внутриполитической стабильности в республику. 

На сегодняшний день я бы назвал отношения между республиками традиционными. Они стали больше зависеть от различных журналистов и СМИ. Но в целом отношения спокойные. Есть определенное соперничество, но я бы не сказал, что оно имеет острый характер. Обычно ситуация накаляется во время переписи. Но в дальнейшем все встает на свои места. Эти отношения можно назвать партнерскими. 

А по поводу меньшего приоритета в поддержании отношений между республиками – это у нас традиционно. Отношения между Уфой и Москвой и отношения между Казанью и Москвой всегда были более приоритетными. Хотелось бы, конечно, чтобы между нашими республиками было больше взаимодействия для разнообразности и приоритет был повыше, делались конкретные шаги. Но пока этого нет. 

Мне кажется, что Башкирия ориентируется на Московскую область, а Татарстан ориентируется не на регионы, а на зарубежные страны. Глядя на него, особенно в последние месяцы, мне кажется, что республике нужно становиться регионом, на который будут ориентироваться другие. В России нет ничего такого, что бы могло послужить примером для Татарстана.

«Татары и башкиры очень близкородственные народы, я бы их даже назвал сиамскими близнецами»

Ильдар Габдрафиков: «Нынешние отношения нормальные. Татарстан и Башкортостан очень особые республики»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Ильдар Габдрафиков, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела этнополитологии Института этнологических исследований им. Р. Г. Кузеева:

– В те годы был так называемый период парада суверенитетов. Сначала союзные республики приняли независимость, за ними последовали национальные республики, входящие в состав Российской Федерации. Особняком стояли два региона – Татарстан и Чечня. И если Чечня взяла курс на вооруженное отделение, Татарстан был флагманом в плане взаимодействия с федеральным центром и добивался своих прав как республика. 

Татарстан первым подписал декларацию о своем суверенитете 30 августа 1990 года. Башкирия шла по протоптанному пути, поскольку во главе процесса суверенизации стоял именно Татарстан. Позже Татарстан не подписал федеративный договор, а Башкирия, напротив, подписала. 

После этого начался конструктивный процесс работы с федеральным центром. Татарстан первым заключил договор об ограничении полномочий. После этого 3 августа 1994 года такой же договор подписан был и в Башкирии. 

Региональные власти Татарстана более продуманно защищали свои интересы, это проявлялось во всем. Татарская элита формировалась более цельно и комплексно. Это отражалось в том, что кадры воспитывались, что называется, «у себя». Республика активно лоббировала свои интересы на уровне Федерации, что продолжается до сих пор. 

В отличие от Башкирии, которая целенаправленно не занималась формированием своих элит и региональной идентичности, в том числе и политической. 

С 2000-х годов ситуация, конечно, изменилась. Татарстан продолжает настойчиво защищать свои интересы. В конце 90-х было принято говорить о «татарстанской модели развития экономики» и в целом об устройстве Татарстана. В этом плане республика далеко ушла вперед. Благодаря этому сейчас налицо успехи как в экономической, так и в культурной области. Казань не зря называют третьей столицей и спортивной столицей России. Это признают как в федеральном центре, так и в регионах. 

Одним из доказательств того, что Татарстан проводил более глубокую региональную политику среди элит, служит то, что в республике есть преемственность власти, а в Башкирии прошла вынужденная смена элит. 

Со временем и в Татарстане произошли изменения, но, несмотря ни на что, у нас все равно стараются сохранить региональную идентичность элит. 

«Мудрость наших руководителей заключается в том, чтобы разногласия преодолевать»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Нынешние отношения между республиками – нормальные. Татарстан и Башкортостан очень особые республики. Титульные этнические группы – татары и башкиры. Это близкородственные народы, я бы их даже назвал сиамскими близнецами. Начиная от восточного Татарстана и заканчивая западной Башкирией – это татаро-башкирская зона. Там нет этнокультурных и языковых отличий между народами. Это можно назвать единым массивом. Во многом именно это и является яблоком раздора. Ревностное отношение в основном проявляется среди национальных лидеров, а именно со стороны «младшего брата». Это всегда так бывает, как и в обычной семье. Исходя из этого, рождается конкуренция, зависть. Но конкуренция здоровая. Особенно ярко она проявляется в спорте. Вечные соперники – «Ак Барс» и «Салават Юлаев». 

У братьев часто бывает, что к успеху второго относится с завистью. Это отражается в политике. Я думаю, что мудрость наших руководителей заключается в том, чтобы разногласия преодолевать. Это видно со стороны Минниханова. 

Сам бог велел сотрудничать и в области культуры, и в области науки. Но особенно эффективно было бы работать вместе в сфере экономики, потому что у нас очень много точек соприкосновения! Это и нефтяная промышленность, и сельское хозяйство, и многое другое. Этого не хватает, хотя эта работа имела бы большой синергетический эффект, полезный для обеих республик. 

Но в связи с последними событиями это все отошло на второй, а то и на третий план. Я надеюсь, что российско-украинские отношения, те негативные явления, которые сейчас имеют место быть между близкородственными народами, станут примером и дадут понимание того, что необходимо беречь дружбу и согласие и не давать политиканам использовать этнический фактор для создания розней. 

Я считаю, что между татарами и башкирами нет никаких проблем. Все проблемы, о которых говорят, – надуманны. Проживающие в сельской местности люди, которые называются «башкирами» или «татарами», – между ними нет никаких разногласий. А национально озабоченные активисты, гуманитарные ученые постоянно будируют и создают проблемы. На самом деле, это все надуманно и может привести только к негативу, который мы наблюдали во время переписи. 

В последнее время ситуация сильно изменилась. В целом Татарстан, и это четко проявляется, экономически пытается привлечь инвестиции и сотрудничает с кем только может. Это и Китай, и Турция, и многие другие страны. При нынешней ситуации он пытается понести минимальные потери в экономической области, не допускать снижения уровня жизни. Мы знаем, что республика в области науки, образования, спорта и культуры пытается равняться на международные стандарты. С Татарстана стоит брать пример. Конечно, нельзя сказать, что там все на высоком уровне и все получается. Это не так. Но в определенных планах Татарстан достигает успехов, и федеральный центр это признает. 

Башкирия тоже понимает, что необходимо развиваться и создавать условия для молодежи. Ведь какой индикатор успеха? Миграционный процесс. Если молодежь уезжает из Башкирии – это фактор того, что не все хорошо. Нужно создавать условия для труда и жизни. Необходимо, чтобы люди из других регионов приезжали, и делали это с удовольствием, и даже оставались жить. Это будет доказательством успешности этих регионов.

Ильгизар Вахитов, «Миллиард.Татар»

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100