Брат архитектора Ильдара Ханова стал собственником 80 процентов Храма всех религий

Наследник надеется, что в ближайшее время будет подписан договор о частно-государственном партнерстве по содержанию объекта.

(Казань, 30 ноября, «Татар-информ», Оксана Романова). Ильгиз Ханов, брат известного архитектора Ильдара Ханова, получил права собственника на 4/5 долей Храма всех религий. Оформление соответствующих бумаг было завершено спустя 3,5 года с момента смерти Ильдара, во время очередного визита Ильгиза Ханова в Казань – вчера, 29 ноября.

«Все неадекватные намерения и кривотолки должны закончиться, потому что вот – сидит полноправный собственник. Теперь все решения за ним. В настоящее время мы занимаемся тем, что прописываем туда всех ближайших родственников, чтобы это остановило некоторые претендующие на Храм всех религий горячие головы. В дальнейшем, надеемся, что республика тоже возьмет этот храм под свое крыло через договор о частно-государственном партнерстве и включит, в том числе, в федеральные программы финансирования», – пояснил в частной беседе корреспонденту «Татар-информ» друг и консультант Ильгиза Ханова в вопросах наследства, генеральный директор центра реставрации «Арт-вид» Анатолий Борисов.

Напомним, некоторое время назад казанские СМИ писали, что архитектурный комплекс и земельный участок, на котором он построен, юридически никак не оформлены и относятся к самовольной несанкционированной застройке. Якобы в собственности Ильдара Ханова находился лишь небольшой по площади дом его матери, в настоящее время расположенный во дворе строения. Далее следовали предположения о том, что с правовой точки зрения Храм всех религий вообще может и должен быть снесен городскими властями как самострой.

К тому же после смерти Ильдара Ханова в 2013 году в доме осел практически на осадном положении прораб Мансур Калимуллин (по некоторым данным, настоящая фамилия этого человека может быть иной), который не впускал в помещения никого из наследников по завещанию – дочь Ханова Юлию, проживающую в Москве и владевшую 4/5 частями комплекса, и сестру архитектора Флеру, которой принадлежит 1/5 Храма. Единственным спасением в этой ситуации виделись намерения татарстанского Министерства культуры, вознамерившегося присвоить строению статус объекта культурного наследия и взять на себя обязательства по его сохранению и содержанию.

Однако, как стало известно «Татар-информ», в настоящее время в кадастр Росреестра по РТ Храм всех религий (постройка зарегистрирована по адресу Старое Аракчино, 4) и земельный участок под ним внесены как надлежащим образом оформленная частная собственность. Площадь юридически зафиксированного трехэтажного жилого строения, по кадастровым данным, составляет 1300 кв. метров.

Вместе с тем в секторе учета объектов культурного наследия Министерства культуры Республики Татарстан подтвердили, что ведомство проводит работу по выявлению художественной, исторической, научной или культурной ценностей комплекса с привлечением специалистов по искусствоведению, архитектуре и охране объектов культурного наследия.

«В соответствии с законодательством в реестр (объектов культурного наследия – прим. Т-и) могут быть включены объекты, со времени возникновения или с даты создания которых либо с даты исторических событий, с которыми такие объекты связаны, прошло не менее сорока лет (за исключением мемориальных квартир и мемориальных домов, которые связаны с жизнью и деятельностью выдающихся личностей, имеющих особые заслуги перед Россией, и которые могут быть отнесены к объектам культурного наследия до истечения указанного срока после смерти таких лиц)», – сообщается в письме за подписью заместителя министра культуры РТ Светланы Персовой.

Таким образом, Храм всех религий отвечает требованиям законодательства о порядке присвоения статуса объекта культурного наследия – его строительство было начато еще в 1976 году, причем именно вступившим в права наследника Ильгизом Хановым (покойный Ильдар Ханов приступил к работе над комплексом позже, в 1996 году). С юридической же точки зрения, по словам аттестованного эксперта по проведению государственной историко-культурной экспертизы Министерства культуры РФ, члена Общественной палаты Татарстана и старшего преподавателя кафедры градостроительства КГАСУ Фариды Забировой, постройка датируется даже еще более ранним сроком – первый дом (дом матери братьев-архитекторов) здесь был построен еще в 1956 году.

«Министерство культуры Республики Татарстан действительно сейчас рассматривает вопрос определения статуса Храма всех религий. Со своей стороны 10 ноября мы уже дали заключение и предложение о том, что объект может быть классифицирован как мемориальный дом-мастерская Ильдара Ханова – объект культурного наследия, памятник, но, конечно, ни в коем случае не архитектурный, а мемориальный. Личность Ильдара Ханова, особый суровый стиль его картин на пересечении авангарда, соцреализма и мексиканского стиля заслуживают этого. А с архитектурной точки зрения – это совершенное сумасшествие и может рассматриваться разве что как арт-объект», – прокомментировала Фарида Забирова.

Также она подтвердила мелькавшие ранее слухи о том, что власти Татарстана не исключали варианта выкупа Храма всех религий у его наследников за 30 млн рублей. По словам Забировой,  сдерживающими факторами здесь оказались, с одной стороны, кризис, с другой, строительство Болгарской исламской академии и восстановление Собора Казанской иконы Божией Матери, а также то, что приверженцы ни одной из представленных в Татарстане конфессий не признают мультирелигиозный комплекс братьев Хановых.

Собеседница напомнила, что, согласно техническому заключению, в настоящее время в Храм всех религий нельзя впускать посетителей, поскольку он не соответствует требованиям безопасности.

О небезопасном состоянии здания знает и новоиспеченный владелец 80 процентов Храма всех религий Ильгиз Ханов. По его словам, виновник тому – оккупировавший здание Мансур Калимуллин.

«Идеи моего брата Ильдара были прекрасные, но, кто достраивал, сами знаете…», – сокрушается Ильгиз.

4/5 доли комплекса, до недавнего времени принадлежавшие дочери Ильдара Ханова, переданы ему по договору дарения, а по факту выкуплены у Юлии. Собственницей еще 1/5 по-прежнему остается 74-летняя сестра архитекторов Флера. Ильгиз Ханов не исключает в перспективе возможность выкупа и ее доли наследства.

У обосновавшегося много лет назад в Москве реставратора планы по использованию Храма всех религий почти наполеоновские. До нового года, уверен Ильгиз Ханов, решится вопрос с выселением из здания Калимуллина. Причем в случае, если не удастся сделать это мирным путем, собственник намерен прибегнуть к силовым, но правовым методам. Затем предполагается, что в Храме будет организована работа по шести направлениям: музей Ильдара Ханова, выставочная деятельность, колледж иконописи, региональная академия реставрации, работа с творческими детьми и с детьми с ограниченными возможностями.

Для осуществления всего задуманного, признается Ильгиз Ханов, он готов вернуться на родную землю.

«Отсутствие родного языка – вот самая большая трудность для меня в Москве. Как я всегда говорю: "Мин татар малае" – "Я сын татарского народа". А все татары, где бы они ни жили, пытаются уехать умереть на родину. Но сначала я, прежде всего, хочу закончить то, что не закончил брат. У меня есть возможность еще лет 10 – 15 творить, и надо каждый день жить как последний», – говорит Ильгиз Ханов.