Ильтани ИЛЯЛОВА:

«Кариев является основателем татарской театральной школы психологического реализма»

В этом году наряду с юбилеем великого татарского поэта Габдуллы Тукая отмечается 125-летие со дня рождения основоположника татарского профессионального театра, актера, режиссера Габдуллы Кариева. 

В связи с этим в информационном агентстве «Татар-информ» прошла видеоконференция с участием заслуженного деятеля искусств России, профессора Казанского университета культуры и искусств, театрального критика Ильтани Иляловой, заслуженного деятеля искусств Татарстана, главного режиссера Татарского государственного театра юного зрителя им. Г. Кариева Рината Аюпова, а также актера театра им. Камала Фаниса Зиганшина.  Вела видеоконференцию Ильтани Илялова.


И.И.: Любопытный очень факт: два наших великих татарских деятеля, знаменитые люди – Габдулла Кариев и Габдулла Тукай – родились в один и тот же год. И  они остались в истории как создатели:  один  татарского театра, другой – современной татарской поэзии, современного  языка, и поэтому, конечно, о них можно говорить самыми высокими словами.

Все мы знаем, что Габдулла Кариев – это псевдоним.  Его настоящее имя Минлебай Хайруллин. Он родился 8 мая 1886 года в глухой татарской деревне  Кульбаево Мараса (нынешний Нурлатский район РТ). 

XIX век, спокойно и размеренно течет время. Деревню «взрывает» известие о начале русско-турецкой войны 1878 года. Отец Габдуллы Кариева Хайрулла абзый принимает участие в той войне. По возвращении домой, он женится. Небольшого роста, хлюпкий, но зато жену себе он выбирает статную, видную девушку. Дети пошли в маму Газизю. Кариев закончил медресе у себя в деревне, затем стал учиться в соседней деревне. Зуфар мулла, видя,  что он очень смышленый юноша, который уже в 12-летнем возрасте наизусть выучил Коран, присвоил ему звание карыя (т.е. человека, знающего наизусть  Коран). Тот же мулла, ссылаясь на то, что имя у него слишком уж мужицкое для карыя, предложил изменить его на Габдуллу (Алла колы - раб Божий), и таким образом,  у юноши появилось второе имя, которое впоследствии стало его театральным псевдонимом -  Габдулла Кариев. 

Поворотным моментом в  судьбе Габдуллы Кариева стал приезд в город Уральск. Он поступил в Уральске в медресе, который содержал Тухватулла Мутыйги, весьма просвещенный  человек своего времени, человек передовых взглядов, в медресе которого шакирды получали не только духовное образование, но изучали и основы светских наук. Надо сказать, что и дети Тухватуллы Мутыйги стали актерами: Галия Кайбицкая, актриса и певица, Камиль Мутыйги, первый среди татар концертирующий певец,  изъездил всю Россию. И, конечно, Габдулла Кариев был знаком с ними, и они оказали на него огромное влияние. Именно в Уральске он впервые начинает принимать  участие в самодеятельных спектаклях.  И самое главное, именно в Уральске  он знакомится с Габдуллой Тукаем.  Это знакомство потом, по переезде обоих в Казань, переросло в самую  настоящую дружбу и творческое содружество. О том периоде жизни Габдуллы Тукая, о царивших в то время в татарской среде консервативных нравах, где главными «идеологами» были муллы-ретрограды, главный режиссер Татарского государственного театра юного зрителя им. Г. Кариева Ринат Аюпов написал пьесу, а затем поставил  спектакль «Печэн базары». Ему и слово.

А.Р.: Действительно, встреча Габдуллы Тукая и Габдуллы Кариева в Уральске послужила толчком к их тесному сотрудничеству в дальнейшем. Есть прямое отношение Тукая к переименованию труппы Габдуллы Кариева «Мосафир артистлар жэмгыяте» («Общество странствующих актеров») в «Сайяр» («Передвижная»). Именно он советует труппе взять более емкое и звучное название.

Что касается спектакля, то он был осуществлен в нашем театре к 120-летию со дня рождения Г.Тукая. Сейчас  в кино существует формат 3D, так вот, пять лет тому назад я пытался создать 3-мерное пространство в нашем спектакле «Печэн базары», действие которого происходит одновременно в трех измерениях: детство Тукая (Апуша); Тукай поэт и Ак Тукай (больной Тукай). Молодежь спектакль восприняла. Эта форма позволила наиболее полно раскрыть весь трагизм судьбы Тукая и одновременно исторический оптимизм поэта, всей душой желавшего приблизить светлое будущее своего народа. Тем самым, как отмечали критики, мы как бы заново открыли Тукая юному зрителю. В нашем спектакле он предстает разносторонней личностью, а не только как лирический поэт и обделенный судьбой человек.

И.И.:  Возвращаясь к Кариеву. В 1907 году, в августе, по поручению Мутыйги он едет в Нижний Новгород, на знаменитую Макарьевскую ярмарку, куда съезжались и театры со всех концов страны. И вот там Кариев случайно увидел афишу театра  Кудашева –Ашказарского (создателя первой татарской театральной труппы «Мосафир артистлар жэмгыяте»). Вечером он пошел на спектакль и  был невероятно впечатлен: оказывается, есть настоящий профессиональный татарский театр! Кариев  попросился на работу в труппу, через несколько дней его приняли, и с этого момента начинается его поистине подвижническая  жизнь в театре.  Глубокой осенью того же года театр поехал в Москву, где между Кудашевым-Ашказарским и  труппой возник скандал: актеры обвинили его в том, что «он сам только все решает». В результате, оскорбившись, рассердившись, руководитель бросил труппу. И что меня всегда потрясало:  актеры выбрали руководителем театра Габдуллу Кариева!  Ведь он только-только начал работать в труппе, буквально 2-3 месяца прошло. В театре к тому времени были уже  опытные актеры Гиззатуллина-Волжская, Муртазин-Иманский, Ахундов, но труппа остановила свой выбор именно на Кариеве. Видимо, актерам импонировал его разумный, спокойный, не скандальный характер, а главное – его образованность. 

Габдулла Кариев считается основателем, родоначальником татарской театральной школы психологичского реализма. Карим Тинчурин писал впоследствии,  что «Габдулла Кариев, открывший новую страницу в истории татарской культуры,  по праву является единственным руководителем татарского театра в его начальном периоде».  Кариев руководил театром, ставил спектакли, возил театр на гастроли, сам играл роли. Современники пишут, что Габдулла Кариев был необычайно правдоподобным  актером. Вот только один пример.

Как мы знаем, на пересечении нынешних улиц Московской и Парижской коммуны располагался в Казани так называемый Сенной базар, по-татарски эту площадь называли еще «кофер почмагы» («уголок нечестивцев», за царившую там атмосферу взаимного обмана, грязных сплетен, картежной игры и проч.)  В одноименном спектакле Галиасгара Камала Кариев сыграл роль торговца Хафиза. Чтобы войти в образ, он ходил на базар изучать прототип своего героя, стараясь ухватить в мельчайших подробностях его повадки и манеры. Играли спектакль в Восточном клубе – «Шарык клубы» (он, слава богу, сохранился до сего дня, это здание напротив камаловского театра).  Надо сказать, на спектакли ходили, в основном, те же приказчики, купцы, и вдруг они увидели Хафиза  на сцене. Боже, что Хафиз там делает?!  В еще большее изумление повергло их явление «еще одного» Хафиза в зрительном зале. Может быть, это был элемент натурализма в игре актера, но одновременно  это был и момент зарождения реализма в театре. Кариев играл много, он переиграл всего Галиасгара Камала, играл в пьесах Островского, Мольера, Шиллера, таким образом, был драматическим актером очень широкого диапазона.  В 1918 году он играет Лопахина в «Вишневом саде» Чехова.  И он сам же и ставит эти спектакли!

Однако само существование театра было ужасающим.  Деньги,  которые  зарабатывались спектаклями, уходили на аренду зала, покупку костюмов (костюмерной у театра не было), затем эти вещи закладывали и не всегда могли выкупить. У самого Кариева также нет собственного жилья, семьи. Когда актеры переезжали из города в город, то билеты покупали только актрисам. Их в труппе было несколько человек – это  Гиззатуллина-Волжская, Болгарская позже всех, в 1916 году,  появилась Ильская ( в нее безответно был влюблен Кариев). Билеты для них брали  в общий вагон,  а артисты-мужчины прятались на третьей полке за чемоданами, в ящиках для угля, их ловили,  выгоняли из вагона, наиболее благожелательный начальник станции  мог напоить чаем и написать письмо начальнику следующей станции, чтобы артистов не высаживали.  Муртазин- Иманский вспоминает трагикомические случаи из актерской жизни. Один из подобных эпизодов произошел с ними однажды зимой, когда им пришлось ехать на гастроли в товарном вагоне. Чтобы хоть как-то уберечься от холода, Кариев надел на голову связанные за концы носки, и выглядело это столь комично, что актеры долго хохотали, и это помогло им согреться.  И вот об этой  полной лишений жизни, мытарствах Кариев  написал одноактную пьесу «Артист». Главную роль - роль Сакмарского  в ней в наши дни сыграл Фанис Зиганшин.
З.Ф.: Многочисленные испытания, выпадавшие на долю актеров передвижной труппы «Сайяр» отражены в пьесе «Артист», а позднее, в более полном варианте – в пьесе Наки Исанбета «Гольжамал». Обе пьесы были поставлены на сцене театра им. Г. Камала. В спектакле «Гольжамал», в постановке режиссера Фарита Бикчентаева, мне посчастливилось сыграть главного героя Кирамова, чей образ является прототипом  Кариева. К 110-летнему юбилею Габдуллы Кариева театр осуществил постановку по пьесе «Артист» под руководством режиссера, народного артиста СССР Марселя Салимжанова. К тому времени я только что окончил Казанскую академию культуры и искусств. Иду однажды по коридору, гордый от сознания причастности к прославленному камаловскому театру, и откуда ни возьмись, передо мной Марсель абый возникает. У Марселя Хакимзяновича  был один очень характерный жест, застававший врасплох его визави. Вот в этот момент я тоже удостоился этого «фирменного» жеста: Марсель абый ткнул меня кулаком в живот и сказал: « Я возьму тебя на роль Сакмарского, готовься». С нетерпением я начал ждать репетиций. Представления не имел в тот момент, кто такой Сакмарский, и уж тем более не мог даже предположить, какое значение эта роль будет иметь в моей творческой биографии, какое окажет влияние на мое профессиональное становление. 

И.И.: Говоря сегодня о подвижничестве первых актеров, их самоотверженном служении театру, мы задаемся вопросом: во имя чего они страдали, во имя чего переносили такие тяготы?  Я думаю, во имя великой идеи просвещения народа. Как и Тукай. Поэтому они старались разнообразить репертуар, и, бывая в разных городах, в ожидании разрешения на постановку,  в свободные вечера посещали спектакли русских  театров. Неоднократно бывали они в Москве, посмотрели несколько спектаклей  Московского  художественного театра. Кариев добился для своей труппы встречи со Станиславским.  Сайяровцы убедились, что они на правильном пути, что играют они именно так, как советует  Станиславский.  Михаил Щепкин говорил, что актер, играя,  должен влезать в шкуру изображаемого лица. Именно так они и играли.  Таким образом, Кариев, будучи сам просвещенным человеком, много внимания уделял профессиональному росту своих актеров.

В  1916 году Кариев переименовал свой театр. Он стал называться «Антреприза под руководством Габдуллы Кариева». Это уже другая профессиональная  форма театра. И он мечтал о том времени, когда о татарском театре напишут золотыми  буквами. Мечтал, что у театра будет собственное помещение, и он хотел видеть родным домом театра помещение, которое мы знаем как «Дом Шамиля»  на Тукаевской.

Но постоянные  переезды, бытовая неустроенность, огромные нагрузки   привели к тому, что он потерял голос и в сезон 1914-15 гг. не играл на сцене. Несколько месяцев Габдулла Кариев лечился в Крыму и только в конце 1915 года он восстановился и снова смог выходить на подмостки.

Вскоре затем последовали трагические в целом для страны события. Произошла революция 1917 года, а в следующем  году все татарские театральные труппы – «Сайяр», «Нур», «Ширкат»  разбрелись, прекратили  свое существование. Часть актеров организовала выездные фронтовые  бригады, которые ставили спектакли, давали концерты в частях Красной Армии. А Кариев с Шамильским уехали в Омск и оказались вскоре  под Колчаком,  в белом стане. Они  что-то пытались ставить в самодеятельных  кружках для татарской диаспоры Сибири, пока, наконец, им не удалось, с великим трудом,  вернуться в Казань. Была уже поздняя осень. У Кариева развилось воспаление легких. Как человек мнительный, он боялся, что воспаление перейдет в туберкулез. И тут кто-то посоветовал ему пить  конский жир. И он последовал этому совету, стал пить жир стаканами. Естественно, это ударило непоправимо по его почкам. И 28 января 1920 года его не стало. Ему было всего 33 года. Эта потеря стала настоящей трагедией для татарского театра, для татарской культуры. Ведь всего несколькими годами ранее не стало и Габдуллы Тукая. 

Как на похоронах Тукая, так и на прощании с Кариевым  была, без преувеличения, вся Казань, это была демонстрация. Сколь  ретрограды не пытались задушить ростки культуры, а первых актеров и камнями закидывали, и проклинали, в Гиззатуллину-Волжскую даже стреляли, тем не менее, когда умер Тукай, когда умер Кариев, то провожал их весь город. 

Подытоживая, можно сказать, что представители первого поколения татарских актеров под руководством таких легендарных личностей, как Кариев, являются создателями той самой актерской школы, которая по сегодняшний  день живет в традициях камаловского театра. Меняются форма, изобразительные и иные сценические средства, но суть актерской игры остается той же, что была создана Габдуллой Кариевым.  Поэтому, не случайно, сегодня о нем вспоминают наряду с Габдуллой Тукаем. Они дружили, Тукай писал рецензии на спектакли труппы «Сайяр», они вместе создавали основы новой татарской культуры, современного татарского искусства. И эти великие имена никогда не сотрутся в памяти татарского народа.

Материал подготовила Айгуль ФАХРУТДИНОВА.

Перевела Дания ТЯМАЕВА.