Шамиль ШАЙДУЛЛИН: «Планирую создать полсотни картин, посвященных Сабантую»

Шамиль ШАЙДУЛЛИН: «Планирую создать полсотни картин, посвященных Сабантую»

В агентстве «Татар-информ» состоялась пресс-конференция, приуроченная к 60-летнему юбилею народного художника Татарстана, заслуженного деятеля искусств республики, лауреата Государственной премии РТ им. Г.Тукая Шамиля Шайдуллина. Художник родился в деревне Берлек Тетюшского района, окончил Казанское художественное училище, Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Репина, прошел стажировку в аспирантуре Академии художеств СССР. Президент Татарстана назвал Шамиля Шайдуллина в числе 10 выдающихся художников-татар XX века.

С каким настроением вы встречаете свой 60-летний юбилей?
Ш.Ш.: Настроение у меня бодрое, творческое, очень хорошее. Если говорить об итогах работы, хочется отметить, что редко кто из творческих людей доволен своей деятельностью – всегда хочется чего-то нового. Каждому творцу кажется, что впереди его ждет что-то лучшее.

Планируется ли открытие в Казани выставки, приуроченной к вашему 60-летию?
Ш.Ш.: Да, я планирую открыть свою юбилейную выставку, которая пройдет в октябре в Национальной художественной галерее «Хазинэ» в Казанском Кремле. Надеюсь, что она будет удачной. К сожалению, зал недостаточно большой для того, чтобы там вместились все работы, поэтому на суд зрителям будет представлена лишь часть моих картин.

Тукаевскую премию вы получили за цикл работ, посвященных национальному празднику Сабантуй? Будет ли эта тема продолжена в вашем творчестве?
Ш.Ш.: Создать серию работ под названием «Новый Сабантуй» планировал очень давно. Предполагалось, что будет написано около 50 работ, посвященных народному празднеству. Было создано много эскизов, но реально удалось написать 13 картин и на этом все застопорилось. Надеюсь, что это временно, так как эскизы остались и надо лишь их заново пересмотреть. Думаю, что все-таки продолжение будет. Дело в том, что в своих работах я не просто показываю праздник Сабантуй, а пытаюсь подойти к этому с философских позиций, отсюда и название – «Новый Сабантуй». Эта тема мне очень интересна.

Чем вас привлекает национально-бытовой жанр?
Ш.Ш.: Все не случайно. Мое творчество началось с Сабантуя. Дипломная работа в институте также была посвящена этому празднику – «Сабантуй в моей деревне». Когда я приехал в Казань, то моей первой картиной стал портрет Габдуллы Тукая. Также у меня есть большая картина «Сююмбике», которая была создана до юбилея Казани. Мое детство прошло в татарской деревне и это не могло не отразиться на моем творчестве.

Перед 1000-летием Казани в опросе, проведенном одной из газет, Президент Татарстана назвал вас в числе 10 выдающихся художников-татар XX века. Как вы отнеслись к оценке главы республики?
Ш.Ш.: Это помогло повысить мою самооценку. Больше всего мне понравилось то, что я был назван в числе художников-татар. Приятно, когда тебя считают представителем татарского народа в изобразительном искусстве. Мой труд оценен, и это очень радует.

Искусствоведы считают вас одним из символов современной татарской живописи? В каком, на ваш взгляд, она находится сегодня состоянии?
Ш.Ш.: Можно по-разному относиться к современной живописи. Я не склонен осуждать что-либо в искусстве, так как все идет свои чередом. Раньше, возможно, было не так много простора для свободного творчества, но именно тогда создавалось очень много хорошего. К примеру, я написал только одну картину о Ленине – это было сделано не с целью пропаганды, а с тем, чтобы показать его, как семейного человека, который теряет постепенно близких ему людей. Свободу всегда можно найти внутри себя, и она намного ценнее, чем вот сегодняшняя бутафорская свобода, когда все разрешено, но нет возможностей для творчества.

В Казани живет много художников, чьи работы хранятся дома, так как люди все чаще предпочитают дешевые репродукции, не имея возможности приобрести картины в салонах. Как вы считаете, есть выход из данной ситуации?
Ш.Ш.: Выход есть всегда. В разговорах об искусстве я часто цитирую Пикассо, который сказал перед смертью: «Искусство кончилось, художники остались». Дело в том, что сегодня мир настолько компьютеризировался, что сейчас для художников не самый лучший период для работы. Думаю, живопись вообще как таковая уходит, в ней нет уже необходимости. Знаете, ведь живопись требует длительного созерцания, а сейчас люди все куда-то торопятся, им не до этого. Сейчас все картины можно увидеть в интернете, но ведь это не то. Это мировая проблема, но за рубежом есть хотя бы рынок изобразительного искусства, а у нас и этого нет, поэтому в России художникам живется вдвойне тяжелее, ведь государство нам не помогает. У нас есть Союз художников РТ, и он просто нуждается в государственной помощи, так как иначе ему не выбраться из трудной ситуации. Только за аренду выставочного зала нужно платить большие деньги. Союз создавался в советское время для одной цели – контролировать изобразительное искусство. Сейчас он остался в каком-то законсервированном состоянии, а необходимо работать в духе сегодняшнего времени, и здесь финансирование играет не последнюю роль.

Какой он – идеальный мир художника?
Ш.Ш.: Это мир, который живет внутри каждого художника. Для творца великая радость, когда одна, две работы на выставке посетителю понравилась. Значит, другой человек нашел что-то интересное в идеальном мире художника, значит, этот мир ему понравился. Мне хочется, чтобы зритель всегда умел находить хорошее в работах творческих людей, ведь в каждой картине есть нечто особенное. Нужно просто увидеть и понять.

Подготовила Люция Камалова