news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Айвар Саттаров: «Соборная мечеть соответствует эстетике космического корабля Востока»

Победитель конкурса проектов cоборной мечети Казани Айвар Саттаров – о том, что вдохновило его на разработку концепции, спорах о месте строительства, соревновании с Москвой в высоте минаретов и современной архитектуре Казани. В своем интервью он рассказал об идее, заложенной в проект.

news_top_970_100

Об идее, заложенной в проект, рассказал победитель конкурса проектов cоборной мечети Казани Айвар Саттаров

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

«Я бы не стал называть стиль мечети хай-теком или модернизмом»

Айвар Гумарович, как вам пришла идея сделать мечеть в таком стиле?

Стоит начать с того, что было сразу обозначено, – мечеть расположится на берегу реки. Это сразу вызывает ассоциации с речными транспортными средствами. И в ряду этих ассоциаций, в этой череде мне пришла идея ковчега как средства передвижения, с одной стороны, и как средства спасения людей, жаждущих этого, с другой.

Соединилось бытовое и мифологическое. Вспоминается пророк Ной, который призвал спастись тех, кто этого жаждет. В той ситуации, которая происходит в мире, этот вопрос является актуальным для каждого из нас. Происходит моральный выбор: быть спасенным и жить по заветам всевышнего или жить как-то по-другому.

Что касается стиля, то я бы не стал называть его хай-теком или модернизмом. Это современный стиль, современная архитектура. Правый берег Казанки застраивается именно в таком ключе: мы видим несколько разнородные здания, но современные. Мы пытались сделать мечеть современной, чтобы она органично вписывалась в правый берег.

Впереди нас ждет большой труд по разработке рабочей документации. Мечеть, бесспорно, еще будет изменяться, улучшаться и в процессе рабочего проектирования приобретет свой окончательный облик.

Вы заявили на конкурс два проекта: «Ковчег» и «Тюльпан». Как вам кажется, выбрали лучший из них?

Мы действительно делали два проекта. Второй проект – «Тюльпан» – более традиционный, он основан на арочных элементах классических для культуры востока культовых сооружений. Признаюсь, мне самому было трудно сделать выбор между «Ковчегом» и «Тюльпаном».

На конкурсе мы представили оба варианта, и они вошли в шорт-лист, то есть в пятерку лучших. Жюри выбрало «Ковчег», и я думаю, это правильно. Потому что, повторюсь, правый берег Казанки символизирует новый город, устремленный в XXI век.

На конкурсе мы представили два проекта: «Ковчег» и «Тюльпан», и они вошли в шорт-лист, то есть в пятерку лучших. Жюри выбрало «Ковчег», и я думаю, это правильно

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Во время объявления итогов Рустам Минниханов и Ирек Файзуллин отметили: не факт, что победившие проекты лягут в основу итоговой концепции. Тогда зачем все это было нужно? Вам объяснили, какие этапы впереди?

Давайте вспомним опыт строительства мечети «Кул Шариф». Это был очень долгий процесс проектирования. В процессе разработки рабочей документации вносились изменения в соответствии с конкретной ситуацией. Проект, который был воплощен, и проект, победивший в конкурсе, конечно, сильно различались.

Мне кажется, что и Рустам Нургалиевич, и Эрик Анварович имели в виду это. Эскизный проект – это первый «прикид» образа будущей мечети. А рабочая документация, по которой будет строиться этот объект, конечно, будет несколько иным.

Главное, что нужно сделать, – сохранить основную идею ковчега, идею спасения. А детали могут меняться, например формы минаретов, конструктивные элементы и так далее.

Кстати, о минаретах. Было много разговоров о том, что они обязательно должны быть выше, чем у соборной мечети Москвы. Они будут выше?

При чем тут Москва, мне не совсем понятно. Зачем мы в данном случае на нее оглядываемся? Эта мечеть будет строиться в честь 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией. Это дань нашим предкам.

А 1100 лет назад никакой Москвы на карте не было, поэтому, мне кажется, здесь соревноваться нет никакой необходимости. Думаю, это не главное.

То есть вам такую задачу не ставили?

Нет, такую задачу нам не ставили. Мы исходили из той композиции, которую задумали, и тех четких ограничений (не больше 80 метров), которые были заданы по высотности.

Кстати, когда проектировалась мечеть «Кул Шариф», была установка, чтобы она не превышала высоту Сююмбике. В итоге высота обоих зданий – 58 метров.

Появление мечети на берегу реки – это своего рода эффект, который будет усиливать значимость объекта

Фото: предоставлено Айваром Саттаровым

«Я сам изначально предлагал место между “Ривьерой” и “Чашей”»

На ваш взгляд, место для строительства соборной мечети было выбрано удачно?

Было много споров по этому поводу, прения продолжались очень долго. Я сам изначально предлагал место между «Ривьерой» и «Чашей» – на улице Сибгата Хакима, на берегу Казанки. Итоговое место оказалось немного в стороне, но тоже на берегу реки. На мой взгляд, это очень важно: появление мечети на берегу реки – это своего рода эффект, который будет усиливать значимость объекта.

Когда проводился конкурс, я специально приехал на это место, поднялся на панорамную смотровую площадку на «Чаше» и посмотрел на территорию, сделал фотографии. На мой взгляд, сложилась такая ситуация: и место красит будущую соборную мечеть, и мечеть красит это место. Они друг друга достойны.

А как река будет влиять на дальнейшее существование мечети?

Локация очень удачная: это практически центр города, очень близко расположена станция метро, уже имеются мощные транспортные развязки.

То есть новый объект органично и естественно вписывается в градостроительную ситуацию и существующую транспортную инфраструктуру. Все это будет работать в структуре города, не причиняя каких-либо неудобств жителям.

В целом река является мощной строительной доминантой Казани. Город изначально формировался на берегу Казанки.

Какие еще функции должны быть у соборной мечети, помимо культовой?

В нашем проекте мечеть расположена на стилобате, поскольку сама территория находится в низине. Нижний уровень стилобата будет включать в себя парковку, а второй уровень станет общественным пространством: там разместится халяльный центр с магазинами, кафе, парикмахерскими и так далее. Это будет халяльный шопинг-центр. Этот комплекс будет постоянно насыщен жизнью, он должен стать новым общественно-культурным центром.

Сколько времени займет проектирование и строительство?

Предположить очень сложно. Мечеть «Кул Шариф» строилась девять лет, и все эти годы шел процесс проектирования. Сначала была рабочая документация, потом прямо с листа строили, затем нужно было разрабатывать интерьер.

Сложно сейчас что-либо предсказать. Все зависит от многих факторов. В первую очередь, конечно, от финансового.

Сегодня очень сложно сказать, какой архитектурный стиль является доминирующим в мире. Его пытаются определить как хай-тек или биотек – очень много разных названий

Фото: предоставлено Айваром Саттаровым 

«Хай-тек очень быстро морально стареет»

Мне как обывателю нравятся «сталинки» с лепниной и совершенно не нравятся новостройки. То есть то, что осталось от них, не стыдно, а то, что останется после нас, мне за это стыдно.

Вся история мировой архитектуры – это смена стилей. Архитектура Древнего Рима, затем романский стиль, готика, классицизм, барокко, модерн, постмодерн и так далее. Архитектура развивалась как смена стилей.

Сегодня очень сложно сказать, какой архитектурный стиль является доминирующим в мире. Его пытаются определить как хай-тек или биотек – очень много разных названий. Но какого-то объемного, объединяющего понятия нет.

Что касается архитектуры Казани последних лет, я имею в виду весь постсоветский период, то она развивалась очень разношерстно. Наверное, эта разношерстность была продиктована теми ограничениями, в которых развивалась архитектура в советский период.

Постсталинская эпоха, эпоха Хрущева, Брежнева, развитого социализма – архитектура этого периода была достаточно скудной по своему эмоциональному содержанию, она была скучная и малоинтересная, она развивалась в рамках очень строгих нормативов. По большому счету, это была архитектура без архитекторов. Результат был соответствующим.

С распадом Советского Союза, когда архитектурный диктат перестал давить на профессию, в нашем городе появилась вот такая широта архитектурных образов.

Архитектура в Казани развивается а разных направлениях. Думаю, это характерно не только для нас, но и для Москвы, Екатеринбурга и других городов. Может быть, это естественный процесс становления современной российской архитектуры.

С современной архитектурой есть проблема – она быстро устаревает и выходит из моды. Как вы считаете, не постигнет ли ваш проект та же участь?

Это очень хороший вопрос. Действительно, если мы назовем это архитектурой хай-тек, замечено, что она очень быстро морально стареет. На примере Казани можно взять «Пирамиду»: когда она была построена, это казалось каким-то новым словом в архитектуре города. Сейчас это здание мало впечатляет.

Старомодно выглядит.

Может быть, да. Есть такое свойство быстрого морального старения у хай-тека. На контрасте с этим – вы как раз упомянули архитектуру сталинизма – сталинский ампир является архитектурной классикой. А классика вечна, она прекрасна во все времена. Но мы живем в XXI веке, и говорить на языке классики в архитектуре, наверное, уже не очень правильно.

Если мы посмотрим современное эстетическое осмысление предметов дизайна, автомобилей, благоустройства, гаджетов и так далее, то архитектура должна этому соответствовать. Она не должна быть из другого мира.

Можно сделать прекрасную классику с ордерами и капителями, она будет прекрасно смотреться, но она не будет соответствовать духу эпохи.

Что касается хай-тека, то все зависит от мастерства архитектора. Если мы возьмем, к примеру, творчество Калатравы (Сантьяго Калатрава, испанско-швейцарский архитектор и скульптор, – прим. Т-и) или Захи Хадид – это архитектура, выполненная мастером, талант которому дарован свыше. Работы Захи Хадид не имеют тенденции быстрого морального старения. Так что все зависит от таланта зодчего.

Я надеюсь, что правый берег Казанки – вместе с нашим ковчегом – превратится в некий «супергород», не уступающий китайским городам

Фото: предоставлено Айваром Саттаровым 

Айвар Гумарович, а вы можете объяснить, почему так много абстракции в исламской и булгарской архитектуре?

Запрещено изображать человека и живых существ. Все искусство ислама концентрировалось на абстрактных формах. К примеру, арабские арабески или каллиграфия на основе Корана. Это свойство исламской культуры, исламского изобразительного искусства.

Что касается излишнего декора на фасадах, повторюсь: мы хотели сделать современную мечеть. Она соответствует духу современной эпохи, эстетике космического корабля Востока или какому-нибудь шаттлу, который не имеет, ведь его эстетика основана на функциональности, простоте и ясности восприятия формы.

Если говорить о культовости сооружения и орнаментики – это все должно быть, но внутри. Снаружи, думаю, мечеть должна вписаться в структуру города, а не противоречить ей.

Возьмем, к примеру, русскую православную культуру: Псковский храм, Новгородский, и так далее. Снаружи все белокаменное и чистое, простая архитектура, но внутри все расписано – каждый квадратный миллиметр. И совсем другое восприятие, другое состояние у человека возникает.

Сможет ли Казань в будущем превратиться в город, где смешиваются самые разные и необычные архитектурные стили? Уместно ли это будет?

Если это уместно во всем мире, почему это не будет уместно в Казани? Чем мы отличаемся от других?

Возьмем, например, Китай. Это культура, имеющая богатейшие традиции и древнюю, своеобразную архитектуру. В то же время современная китайская архитектура – это совершенно другой мир. И оба этих элемента очень гармонично сосуществуют и живут вместе.

Я надеюсь, что правый берег Казанки – вместе с нашим ковчегом – превратится в некий «супергород», не уступающий китайским городам.

 

А как вы думаете, какой район мог бы стать экспериментальной площадкой?

Возможно, подошла бы территория речного порта, где планируют построить новые жилые микрорайоны. Место очень выгодное, оно находится на берегу Волги. Казань не имеет, к сожалению, выхода на Волгу. Казань – сама по себе, Волга – сама по себе. А тут такой удачный участок. Здесь можно было бы показать, какой прекрасный город может вырасти на берегу Волги.

Регина Яфарова, Лина Саримова, Ильгизар Вахитов

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100