news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Санифа Рангулова: «Хочется работать, петь, творить, записывать новые песни»

Звезда татарской эстрады начала 90-х в интервью ИА «Татар-информ» рассказала о переживаниях после смерти родных, своих рецептах преодоления трудностей и планах вернуться на сцену.

Санифа Рангулова: «Хочется работать, петь, творить, записывать новые песни»
news_top_970_100
news_left_column_240_400

Санифа Рангулова выросла в небольшом татарском селе Күчтәнти (Константиновка) Бардымского района Пермского края. Мама Сакина, отец Шарифзян вырастили четверых детей – старший сын Суфый, дочери Сафия, Санифа, Замира.

Санифа – очень редкое имя, по словам певицы, она не встречала такого же имени у кого-то еще. И фамилия Рангулова тоже редкая. «Родители меня назвали Санифой. Когда наш учитель математики произнес мое имя через татарское «ә», я удивилась. И в Казани я была Сәнифә, а тот, деревенский вариант теперь и самой кажется странным. К сожалению, я не знаю, почему родители решили мне дать это имя. Но если так назвали, значит, такое имя существовало», – рассказывает певица.

«В детстве я была полненькой. Брат меня дразнил иногда, называл толстушкой. Мы с ним в шутку дрались. Я хотела похудеть, перестала есть. Но сейчас понимаю – просто отказом от еды не похудеешь.

У сестры Сафии муж был русский, Миша. У них дочь, Любовь. Сейчас она занимается составлением нашей родословной.

Дочка брата тоже вышла замуж за русского. Они все уже стали русскими. Я не против смешанных браков, главное, чтобы человек был хороший. Я не разделяю людей на богатых, бедных, начальников, рабочих… Главное – человечность», – говорит певица.

«Я уже давно не пела и о песнях не думала»

– Санифа, расскажите, куда вы пропали?

– Я бы не сказала, что пропала. Я все равно осталась верна своей профессии, всегда работала, хоть и в маленьких залах, делала концерты. Артист, он никуда не исчезает, а продолжает работать, творить. Концерты у меня были, просто на время пандемии пока их прекратила. Как у Маяковского: «Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно». Для меня это как испытание судьбы.

Когда артист перестает появляться, тут же начинают ходить слухи – с ним явно что-то случилось… Хотя ведь артисты такие же люди, у них тоже могут быть разные ситуации. Но я о себе сплетен не слышала, слава богу.

Но в последние годы совсем отошла от творчества. Не пела и о песнях не думала.

– Современный мир требует активности в соцсетях. У вас страничка в Инстаграме заведена только в мае…

– Подписчиков в Инстаграме мало. В «ВКонтакте» я немного дольше. Правда, я туда часто заходила несколько лет назад, потом перестала, потому что нового в моем творчестве не было и сказать особо нечего. Писали, звонили с просьбой об интервью, а я отказываю, потому что не знаю, о чем говорить. Я тогда думала – всё, больше петь не буду. Оказалось, что нет, ничего еще не закончилось и все зависит от тебя самого.

Во «ВКонтакте» друзей много. Разного возраста – и люди постарше, и молодежь. Интересно, что по моим фотографиям с прежних лет пишут молодые ребята, хотят познакомиться.

– Может быть, это была просто усталость? Много работали, перегорели?

– Наверное, иссякла творческая энергия. А сейчас она снова появилась, такая же, как раньше. Мне действительно хочется работать, петь, творить. Хочу записывать новые песни. Мои песни – это мое богатство.

– Может быть, сглазили вас?

– Думаю, что нет. Я не верю в сглаз. Вот уже лет пятнадцать занимаюсь йогой. Йога – это философия. Она мне помогла раскрыть себя, понять жизнь.

– Кто-то находит выход в религии…

– Я верю больше в то, что человек сам управляет своей жизнью, верю в свои возможности. Конечно, мы всегда упоминаем Всевышнего: «даст бог», «слава богу» и так далее. Я утром настраиваю себя: «Алла кушса, надо будет съездить вот туда-то». Эти слова дают положительную энергию. Они положительно влияют и на твою работу, и жизнь в целом.

Сейчас многие ведут здоровый образ жизни, следят за питанием. Я тоже взяла это в привычку. С утра встаю, делаю физические упражнения, и мой рабочий день проходит в хорошем настроении.

«Найти своего человека – как выиграть в лотерею»

– Санифа апа, обычно люди с нежностью вспоминают свои первые чувства, чистые, искренние… Расскажите, какая у вас была первая любовь. Вы вспоминаете ее?

– Впервые я влюбилась в восьмом классе. Он не знал, что я была в него влюблена. Не могу сказать, что постоянно вспоминаю, что было, то прошло. Но помню, какие сильные это были чувства. Мы с ним даже не встречались и не говорили. Это была безответная любовь.

Потом я влюблялась в Зульфата Хакима. Когда пришла на эстраду, я с ним подружилась. В нем мне нравилось хорошее чувство юмора. Тогда он был популярным, работал в студии Тинчуринского театра. Я была влюблена безумно! Между нами ничего не было. Это тоже была безответная любовь. Ответных чувств я и не искала.

Знаете, найти своего человека – это как в лотерею выиграть. Как повезет. В любом возрасте стоит найти своего человека. Если суждено, значит, он найдется. Но нет гарантии, что с понравившимся человеком останешься на всю жизнь – люди меняются. Но я не считаю это чем-то плохим. Разводятся, находят другую пару. Это нормальный процесс.

Оставшись один, человек все равно хочет встретить любимого. Я тоже живу с такой надеждой (смеется). Я считаю, что в основе долгих гармоничных отношений умение уступать друг другу.

– А вы не смогли найти свою половинку?

– Я была замужем, мы остались в хороших отношениях. Не хочу раскрывать свою личную жизнь.

– Сердце надеется?

– Надеется.

– Наверняка хочется снова влюбиться, быть рядом со своим человеком?

– Конечно, любовь тебя не спрашивает, наступает и всё. Влюбиться хочу! У меня и песня такая есть: «Гашыйк буласым килә!» (сл. Ләйлы Давлетовой, муз. Рифа Гатауллина).

– А были предательства, люди, потерявшие ваше доверие?

– К счастью, в моей жизни таких не было. И мужчины, которые были рядом, не предавали. О них у меня только добрые воспоминания. Я и сама никогда не обсуждала людей, и не слушала сплетен – это не в моем характере.

«После смерти мамы плакала несколько дней подряд»

– Родные ваши живы-здоровы?

– В 17 лет умерла мама. У меня на руках. Три года она жаловалась на боли в печени. Ее днем увезли в районную больницу. Она еще была на ногах, хоть и болела. На следующий день в автобусе приехала к ней в больницу. Мама чувствовала себя хорошо. Я ей привезла какие-то вещи.

Ближе к вечеру ей стало хуже, она уже не могла говорить. Перевернулась на другой бок. Ее тошнило. Я подкладывала полотенца, вытирала. Полчаса она пролежала в таком состоянии. Делали уколы, не помогло.

Мамочка в полночь умерла у меня на руках. Это был дождливый августовский день. Маму в морг не увезли, тело завернули в белую ткань. В больнице телефона нет, надо сообщить отцу, родным – побежала по улице искать телефон-автомат. Сама бегу, сама промокла до ниток – дождь просто лил. Нашла телефон, позвонила.

Мама лежала на крыльце, а я сидела рядом и ждала. Приехал папа. На кладбище маму везли на машине скорой помощи.

Мама умерла, так и не сказав ничего на прощание. Просто просила переворачивать ее. После того, как это случилось, я долго не могла прийти в себя. Плакала без остановки, несколько дней подряд. Мама знала, что я хочу стать артисткой, но так и не увидела меня на сцене.

– Снится она вам?

– Да, удивительно, но снится до сих пор. Когда она ушла, я стала писать ей письма. Рассказывала, как я живу, как у меня идут дела. Почему я решила, что умершему можно писать письма? После таких писем мне становилось легче, будто выговорилась. Сейчас уже не пишу.

Мама во сне ничего не говорит. Я каждый свой сон записываю в дневнике.

– Говорят, умершие снятся, потому что ждут от нас молитвы.

– Сестра говорит, что посвящает ей молитвы. Я этого не делаю. Я считаю – если человек снится, значит, его надо помнить. Старшая сестра Сафия умерла несколько лет назад. Она не болела, была на ногах. Что-то с желудком. Последние две недели у сестры болела спина, брала массаж. Сказали, что из желудка вытекла какая-то жидкость. Больше недели лежала в коме. После этого умерла.

Тогда я надеялась, что сестра вот-вот проснется и выздоровеет. Ездила в Пермь, но меня к ней не пустили. Думаю, когда умирает человек, не нужно день и ночь сидеть перед его фотографией и плакать о нем, потому что тогда не остается смысла жизни. Надо дальше жить.

У меня есть родные, они живут в Перми. Мы в хороших отношениях, дружим, общаемся.

Папа ушел в 2007 году. Он где-то полгода болел. Он был известным на весь район человеком. У него была особенность – говорил громко. От природы такой. Работал ветеринаром. В четыре утра уходил на ферму, в шесть вечера возвращался домой.

К нему постоянно приходили люди. Хоть рано утром, хоть ночью позовут – папа никогда не отказывал. Раньше на фермах держали по пятьсот голов скота. У людей в личном хозяйстве – корова, овцы, домашняя птица… Работы у папы было много. Это сейчас в хозяйствах животных мало, а фермы у нас в деревне вообще нет. В Татарстане они еще сохранились, а в Пермском крае стало намного меньше.

Отец приходил и с ворот своим громким голосом говорил: «Чего спите?» Мы вмиг вскакивали. Если папа крикнет, слышно было на всю деревню. Но он никогда не кричал от злости или недовольства. В последние годы пришел в религию, ходил в мечеть, произносил азан с минарета. 

«Меня запомнили не за пение, а за яркий образ»

– Есть такой стереотип, что творческие люди бывают несчастными… 

– Я себя считаю очень счастливым человеком, потому что в свое время работала с классиками – писателями, поэтами, композиторами. Дружила с Гульшат Зайнашевой, Резидой Валиевой, Фираей Зиятдиновой. В начале 90-х я перепела хит бельгийской группы Vaya Con Dios, там припев «Ней на на на», помните? Татарский текст для нее написала Фирая апа. Эту песню на русском спели Лайма Вайкуле, Лариса Долина. Но татарский вариант вышел раньше.

Моя первая записанная на радио песня – «Акбүз атлы егеткә», это было в 1991 году. Потом вышла песня «Әй, егетләр, егетләр». А Гульшат апа Зайнашева была очень интересной. Едешь к ней в гости, обсуждаешь темы песен. Через некоторое время к тебе прилетает письмо со свеженаписанным текстом к песне. Потом звонит Гульшат апа сама. По телефону вносит поправки, меняет что-нибудь. Наша последняя совместно написанная песня – это «Бала бишеге». Ни один другой поэт вот так в письмах не слал стихи.

…За эстрадой слежу. Мне нравится Анвар Нургалиев. Никого их наших исполнителей так не слушала. Действительно, хороший, душевный певец, его песни вдохновляют, дают силы людям. Харизматичный человек. Некоторые песни особенно берут за душу, «Ялгызларны кемнәр яратыр?», «Соң дисең микән» очень нравятся. И Айдар Галимов такой певец.

– Я бы вас назвала татарской Мэрилин Монро. Ваш образ очень необычный для татарской эстрады, вы его сами придумали?

– Сама. Сама заказывала костюмы, а в блондинку перекрасилась без особой мысли, не как часть образа. Только потом, уже на эстраде стали появляться артистки со светлыми волосами, осветленные, и мини-юбки.

У меня и песни были такие – заводные, танцевальные, по-молодежному задорные. Молодая певица, яркие костюмы, короткие юбки, еще и блондинка. Все это удачно сочеталось. Я запомнилась вот этим образом, как яркая молодая девушка. 

Ничего плохого в этом образе не видела. Если бы уже в зрелом возрасте вышла в коротком, то наверняка нарвалась бы на критику. Меня запомнили не как певицу, а как личность. Потому что по голосу я не соответствую важному для татар критерию «моңлы җырчы», я не пела протяжные грустные песни. У меня свой голос, данный природой. Его не изменить.

Бывало, я задумывалась, верно ли выбрала профессию. Сейчас, даже когда нет концертов, выступлений, люди все же помнят меня, журналисты не забывают, спасибо им.

«Ильгам абый Шакиров меня ласково называл Барда кызы»

– Санифа апа, большинство артистов нашей эстрады воспитаны в деревне, татарское село всегда оставалось местом, где сохранялись наши традиции, язык, музыка. Как на вас повлияли родные края? Вы вспоминаете те времена?

– У нас очень красиво и люди хорошие, добрые. Талантов у нас выросло много, потому что росли в татарской среде. И в школе мы учились на родном языке. 

Я росла, как и все деревенские девчонки:– работала на сенокосе, доила корову. Бывало, приходилось ее искать всю ночь по всем полям в округе. Помню, как летом спускались к речке помыть посуду, стирали там. Ныряли и платком ловили рыбу! Жаль, сейчас там уже негде нырять, река потихоньку мелеет.

Еще маленькой научилась печь наши традиционные пироги с картофелем – шаньги. И пельмени у нас любят готовить, а хлеб пекут – это отдельная история. Тесто оставляют на ночь, к утру оно поспевает.

Ильгам абый Шакиров меня ласково называл «Барда кызы». Вообще артисты, писатели любят наши Бардымские края. У нас деревня расположилась между хребтами Уральских гор. Река у нас есть. Пермский край богат лесами. Когда в Татарстане увидела столько полей, лугов, мне было в диковинку, потому что здесь лесов по сравнению с нашими краями довольно мало.

– Приезжаете в родные края?

– Хотела бы в этом году съездить. В последний раз в родной деревне побывала в 2016 году. Родной наш дом еще стоит, слава богу. Брат туда часто ездит. Наш дом, сад часто снятся. У нас было много кустов смородины. Собирали калину, пекли пироги, делали варенье.

По соседству с нашей деревней есть русская деревня Печмень. Мы входим в одно сельское поселение, русские вместе с нами празднуют Сабантуй. Так же, как и мы, татары, участвуют в играх, соревнованиях, это объединяет наши народы.

– В Пермском крае раньше были случаи, когда татар записывали башкирами. У вас такое было?

– В наших паспортах национальность была указана как башкиры. Сейчас уже паспорта другие, так не пишут. Раньше почему-то писали. Все предметы у нас в школе, кроме русского языка и литературы, были на татарском языке. Мы учились на татарском.

«Я еще вернусь на сцену!»

– Санифа апа, машину водите?

– Раньше водила. В одном из клипов я снималась за рулем автомобиля.

– Какие планы строите на будущее?

– Как уже говорила, сейчас у меня снова появляется желание петь. Хочу работать, творить. Но нужны современные песни. Как сложно найти своего человека, так же и с песней – свою песню найти трудно. Не просто песню, хочется, чтобы она стала хитом. Если пришлют ритмичные, еще нигде не звучавшие песни, я бы с радостью приняла. Я еще вернусь на сцену!

– В одной своей популярной песне вы пели «Елмай!» – «Улыбайся!». В жизни удается следовать этому призыву?

– Характер у меня такой – никогда не унываю. Даже когда сталкиваюсь с трудностями, стараюсь находить в этом положительную сторону. В последние годы были трудные времена. Но не сдавалась. У меня сильный характер.

Каждый должен найти свой путь, найти себя. Если человек уверен в том, что что делает, в том, какой он есть, то никому не удастся его изменить, подстроить под себя. Не в моем характере учить других жизни, в то же время и сама больше полагаюсь на себя. Мнение других людей могу выслушать, но выбирать все равно тебе.

Например, я бы всем посоветовала ходить в театр! В последние годы часто бываю в Камаловском театре, я там заряжаюсь энергией. У каждого ведь свой источник вдохновения. Недавно посмотрела спектакли «Однажды летним днем», «Женюсь.tat». Практически все спектакли в репертуаре я уже посмотрела.

Люблю книги. Особенно мировую классику. В сложный период своей жизни обратилась к «Мартину Идену» Джека Лондона. Полезно читать произведения таких авторов, как Эмиль Золя, Томас Манн, Лев Толстой, Антон Чехов, Федор Достоевский, и других.

– А татарских авторов? 

– Не могу сказать, что не читаю татарскую литературу. Люблю творчество Туфана Миннуллина, Ильсияр Ихсановой, Зульфата. Была лично знакома с Гарифом Ахуновым, Нажаром Наджми, Шарифом Биккулом.

Помню, Туфан абый, Назиба апа (супруга Туфана Миннуллина. – Ред.) и я втроем встречались, подолгу говорили… Чем я могла быть интересна такого масштаба людям? Значит, что-то у нас было общее… Туфан абый как-то звал меня на свою передачу на телевидении «Кара-каршы». Я эту передачу и смотреть не буду, боюсь. Чего, интересно, я там наговорила…

Композитора Рената Еникеева просила послушать мои песни, звучащие на радио. Такой выдающийся композитор, классик слушал мои песни… Уходят наши гении, все больше пустот после них… Это закон жизни, человек не вечен. Поэтому надо с улыбкой встречать каждый новый день, уметь во всем находить радость.

Санифа Рангулова – заслуженная артистка Татарстана, певица. Родилась в селе Константиновка Бардымского района Пермской области. Окончила Казанский музыкальный колледж им. И. Аухадиева, отдел режиссуры Казанской академии культуры и искусства. Работала в Татарской госфилармонии, с 1991 года – артистка эстрады. Исполнительница популярных песен «Елмай», «Әй, егетләр», «Мәхәббәтең егет каршыла» и других. Проживает в Казани.

Автор: Зиля Мубаракшина (www.intertat.tatar, перевод)

news_right_column_240_400
news_bot_970_100