news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Рустем Ибрагимов: «РФП – не страховой фонд, не компенсационный. Это фонд поддержки»

Республиканский фонд поддержки был создан ровно 7 лет назад. Он помог вернуть деньги более чем 6 тысячам вкладчикам лопнувшего в 2017 году Татфондбанка. Сколько всего смогли получить клиенты банкротного банка и чем сейчас занимается Фонд, в интервью «Татар-информу» рассказал исполнительный директор РФП Рустем Ибрагимов.

Рустем Ибрагимов: «РФП – не страховой фонд, не компенсационный. Это фонд поддержки»
Рустем Ибрагимов: «РФП проект уникальный. Но в этом и была сложность – нам не на что было опереться. Мы в этом плане были первопроходцами»
Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

РФП перечислил клиентам лопнувшего Татфондбанка 2,6 млрд рублей

– Рустем Сагитович, сегодня Республиканскому фонду поддержки (РФП) исполняется 7 лет. По сути это уникальная организация: Татфондбанк не первый и не последний банк в России, который лопнул, но никто людей не поддерживал так, как это было сделано в Татарстане. Почему такое решение было принято и, на ваш взгляд, верно ли оно было, надо ли это было делать вообще?

– Безусловно надо было. У многих людей произошла жизненная трагедия – кто-то потерял накопления, у кого-то оказались заблокированными счета и это парализовало их работу. Но, как сказал Рустам Нургалиевич Минниханов: «Республика своих не бросает!» В итоге был создан наш Фонд.

Да, проект уникальный. Но в этом и была сложность – нам не на что было опереться. Мы в этом плане были первопроходцами. Были очень большие споры – как будет Фонд работать, какой будет механизм, кому оказывать поддержку. Примеры взять было неоткуда.

За 7 лет мы прошли интересный большой путь. Сейчас можно сказать, что проект интересный, уникальный. Жаль, что он не был масштабирован нигде в других регионах и в федеральном масштабе. Например, механизм поддержки обманутых дольщиков был принят на федеральном уровне. А поддержка обманутых вкладчиков разорившихся банков работает только в рамках инструментов Агентства по страхованию вкладов (АСВ) и Закона о конкурсном производстве.

– Какой механизм в итоге нашли, чтобы поддержать людей?

– Благодаря личному участию Рустама Нургалиевича Минниханова у нас с Агентством по страхованию вкладов был быстро напрямую налажен диалог и электронный документооборот – у нас в онлайн-режиме с ними связь проходит.

Механизм достаточно простой: вкладчики подавали заявление в РФП, переуступали нам право требования определенной суммы. Эту сумму мы перечисляли пострадавшим.

– И на какую сумму вы выкупали требования?

– Мы оказываем поддержку различными этапами, но в общей сложности – до 800 тысяч рублей. Мы без дисконта, один к одному покупали долг и в течение пяти рабочих дней после подтверждения замены кредитора в реестре АСВ переводили деньги на расчетный счет, который указывал заявитель.

– То есть АСВ теперь должно деньги РФП?

– Мы, как юрлицо, попадаем в третью очередь. Когда идет переуступка прав требований, долг из первой очереди переходит в третью очередь. То есть мы тоже кредиторы банка. Если чисто теоретически в процессе конкурсного производства дойдет до выплат третьей очереди, то мы можем получить деньги в размере своих требований. Но мы не строим иллюзий, обычно до третьей очереди выплаты не доходят.

– А сколько вы купили уже таких прав требований? На какую сумму?

– Более чем на 2,6 млрд рублей.

«Республиканскому фонду поддержки (РФП) исполняется 7 лет. Сейчас можно сказать, что проект интересный, уникальный. Жаль, что он не был масштабирован нигде в других регионах и в федеральном масштабе»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Мы не делили вкладчиков на первую и третью очереди»

– Откуда взялась сумма в 800 тыс. рублей?

К нам изначально обратилось более 7 тысяч человек. И это не только физические лица, но и юридические. Мы начинали оказывать поддержку поэтапно, чтобы охватить как можно больше вкладчиков и выстроить системную работу.

На первом этапе мы помогали юрлицам, у которых остаток вклада был меньше 300 тыс. рублей. Потом мы начали выплачивать категории льготных заявителей, у которых вклады были менее 500 тыс. рублей. Всего было 10 этапов выплат – для каждого было свое положение, которое одобрялось Советом Фонда.

Работа продолжается, выплаты по объявленным этапам еще не закрыты. За исключением двух этапов – это выплаты льготной категории, труженикам тыла и участникам Великой Отечественной войны.

– Им потерянные деньги полностью выплатили?

– Участникам войны – полностью. А труженикам тыла выплатили до полутора миллионов рублей. Этот этап у нас закрыт.

– Почему решили оказывать поддержку юрлицам? Они же, как правило, попадают в третью очередь. Конкурсное производство до них не доходит, и они остаются ни с чем.

– А мы не делили вкладчиков на первую и третью очереди в отличие от Агентства по страхованию вкладов. И многие физлица нас в этом упрекают. Юрлицо и индивидуальный предприниматель – это такой же вкладчик банка, как все остальные, только в отличие от физлиц они не получают страховки АСВ в 1,4 млн рублей и полностью остаются без доступа к своим средствам.

В тот момент в первую очередь нужно было поддержать предпринимателей, у которых на счетах зависли деньги. В их числе, например, малые предприятия, где работают 10-20 человек. Но с другой стороны – это 10-20 семей.

– А сколько вкладчикам удалось получить в конечном итоге от АСВ?

– АСВ перед нами не отчитывается. Но, судя по открытым данным, в рамках программы страхования вкладов они вернули 55,8 млрд рублей вкладчикам Татфондбанка и 13,5 млрд рублей – вкладчикам Интехбанка. Это то, что было выплачено сразу – сумма до 1,4 млн рублей по одному депозиту. Очень много вкладчиков полностью закрыли свои требования, получив вложенные деньги, по страховке.

А те, у кого осталось больше, чем 1,4 млн рублей, далее получали деньги в ходе конкурсного производства – при распродаже имущества банкрота. В ходе этой процедуры вкладчикам Татфондбанка было дополнительно перечислено 43,5 млрд рублей. На сегодняшний день достаточно большой процент покрытия – выплачено 61,2% от суммы долга кредиторам первой очереди. Еще 6,2 млрд рублей – вкладчикам Интехбанка, там покрытие меньше – 43,6% от долга кредиторам первой очереди.

Деньги АСВ – это государственная страховка и сумма, вырученная от распродажи имущества. А у Фонда откуда деньги?

У нас – от продажи земельного участка и на первом этапе были пожертвования.

– И сколько в общей сложности вы получили?

– Сумму я уже озвучил – 2,6 млрд рублей. Сколько мы получили, столько мы и раздали.

«К нам изначально обратилось более 7 тысяч человек. Мы начинали оказывать поддержку поэтапно, чтобы охватить как можно больше вкладчиков и выстроить системную работу»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Обманутые в «ТФБ Финанс» клиенты не разбирались, что они подписывали»

– А почему в реестр попали клиенты «ТФБ Финанс»? Это чисто инвестиционная компания: человек рискнул, вложил деньги, проиграл.

– «ТФБ Финанс» интересная компания. В РФП обратились обманутые вкладчики – люди старшего возраста, пенсионеры, предпенсионеры. Они, когда подписывали документ, договор доверительного управления средствами, не разбирались, что подписывали, они просто думали, что кладут средства на какой-то вклад с повышенной процентной ставкой. И это видно: мы, когда посмотрели остаток сумм у клиентов «ТФБ Финанс», обратившихся к нам, у них 80% вкладов было ровно 1,4 млн рублей.

– Получается, что сотрудники говорили, что вклады застрахованы, хотя на самом деле это была инвесткомпания?

– Они просто предлагали переподписать вклад на сумму с большим процентом.

– Сколько к вам обратилось таких вкладчиков? И сколько им выплатили?

– Обратились 359 человек, выплатили 274 клиентам, так же – до 800 тыс. рублей.

Но это не все вкладчики «ТФБ Финанс», к вам попадали по каким-то определенным критериям?

– Да. У них должно было быть решение суда – что им отказали во включении в реестр и справка, что они являются пострадавшими по уголовному делу о введении в заблуждение.

«Полностью вернуть средства никто не обещал»

Сколько сейчас в реестре остается человек и какая сумма их требований?

– Остается около двух тысяч вкладчиков. У них более 8 млрд общая сумма требований.

Инфографика предоставлена Республиканским фондом поддержки

– Получается, что 2,6 млрд рублей выплатили 6,3 тысячам человек и 8 млрд рублей просят 2 тыс. человек.

– Да. Я хочу сказать, что мы при создании Фонда никогда не ставили цели полностью покрыть реестр. Все-таки мы рассматривали организацию как фонд поддержки, не страховой фонд, не компенсационный – это фонд поддержки.

Понятно, что те вкладчики, которые сейчас остались у нас в реестре, они, в абсолютных цифрах если брать, потеряли больше всех. Но при этом, что касается вкладчиков первой очереди, они, опять-таки в абсолютных цифрах, и от АСВ получили тоже больше всех. Да, у них большие потери, но возврат от АСВ именно кредиторам первой очереди довольно высокий. Если, например, долг был 20 миллионов, то 60% возврата – это 12 млн плюс страховка – 1,4 млн рублей и от РФП еще 800 тыс. рублей.

Сейчас сложилась такая ситуация ­– у нас на 7,5% оставшихся в реестре вкладчиков приходится 72% заявленных требований.

– И что с этим делать?

– Мы продолжаем выполнять свою работу. Но замечу, что полностью вернуть эти средства никто не обещал.

– Но у вас выплаты завязаны на АСВ. Конкурсное производство не бесконечно. Рано или поздно оно закончится. Что будет с самим Фондом, будете ли вы продолжать деятельность, какое-то понимание есть?

– Фонд будет продолжать работу по развитию земельного участка – РФП был передан участок в Аракчино площадью 760 га. Из них около 500 га может быть отдано под застройку, остальное – места общего пользования, дороги и тому подобное.

Это очень большой участок. И это долгосрочный проект по его реализации, по подведению сетей, коммуникаций, утверждению градостроительной документации и прочих вещей.

«Фонд будет продолжать работу по развитию земельного участка – РФП был передан участок в Аракчино площадью 760 га»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Предварительно на сети нужно 8 млрд рублей

– У вас прошла сделка по продаже участка 25 га компании Glorax. От нее РФП получил 1,6 млрд рублей.

– Получит. Платежи разделены на четыре транша, которые должны поступить в течение трех лет. Первый транш мы получили.

– А сумму сделки с Glorax как рассчитали?

– Это была рыночная оценка.

– Известно, что совет Фонда решил направить все 1,6 млрд рублей на строительство сетей. Почему такое решение принято?

– Потому что компания-застройщик в 2026 году уже намеревается сдать там первую очередь. Сейчас они начали маркировать временную дорогу для спецтранспорта, техники. Строительство собираются начать этим летом.

А у вас есть какое-то обязательство, что вы должны подвести туда сети?

– Сеть подводит собственник. На сегодняшний день владельцем учаска является РФП, так как сделка с Glorax – это договор аренды с правом выкупа. Участок перейдет в собственность компании при соблюдении всех условий договора и только после полной оплаты.

Какие коммуникации нужны?

– К участку нужно подвести большие магистральные сети. Например, протянуть 8 км газопровода. Нужно сделать канализацию, водопровод, ливневку, подвести электричество.

Мы не можем подвести наших застройщиков, которые начали первыми осваивать этот участок, потому что они не смогут сдать дома первой очереди без сетей. Поэтому нам до 2026 года нужно все эти сети проложить.

– А когда будут сети, это потянет за собой продажу других участков.

– Да, интересантов появится много. Вообще пока многих отпугивает отсутствие сетей.

– Проектные работы для сетей сделали?

– Они сейчас находятся на госэкспертизе.

– И сколько нужно вложить в сети до 2026 года?

– Сейчас не очень корректно говорить, потому что проектно-сметная документация еще не прошла экспертизу. Если оценивать по тому, что мы отправили на экспертизу, – больше 8 млрд рублей получается.

– А получите 1,6 млрд.

– Да. Но есть различные федеральные проекты, по которым можно получить льготное финансирование. Чтобы заявиться, сначала нужно пройти экспертизу.

– Но эти 8 млрд рублей можно получить и от продажи других участков?

– Может быть и такой вариант.

– Кто еще интересуется участками? Есть ли какие-то договоренности на выходе?

На выходе договоренностей нет, интересовались «Новострой», ПИК, «Атлас». Из Краснодарского края интересовались. Но всем нужны сети.

Потенциально может быть продано 500 га, 25 уже продали. После того как подведут сети, на ваш взгляд, насколько быстро район может быть застроен?

– Быстро вряд ли. Поэтому Фонд, скорее всего, продолжит работать в этом направлении, потому что участок большой. И если даже туда одновременно зайдут 15-20 компаний, каждая возьмет себе по кварталу и будет осваивать, они не смогут сразу все реализовать. Есть свои законы продажи недвижимости. И там не может быть дешево, потому что там достаточно разреженное строительство, все-таки это экорайон.

– А сколько там в принципе жилья может быть построено вообще на этом участке?

– Где-то 1,4 млн кв. метров. Целый микрорайон.

«К участку нужно подвести большие магистральные сети. Например, протянуть 8 км газопровода. Нужно сделать канализацию, водопровод, ливневку, подвести электричество»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Куда направлять деньги, решает только Совет Фонда»

– Спустя 7 лет можете сказать, что вы довольны тем, что вы проделали? Вы сделали все возможное?

– Конечно, мы очень довольны этой работой, но поскольку мы были первопроходцами и нам не с чего было брать пример, мы, наверное, шли медленнее, чем могли бы.

И не было бы упущений. Мы, например, даже не могли предположить, что в третьей очереди есть физические лица. А там были индивидуальные предприниматели, вкладчики обезличенных металлических счетов. Они все в третьей очереди, а мы этого не знали. Поэтому, когда мы делали документы для поддержки льготных категорий лиц до миллиона рублей, мы, к сожалению, этот вопрос упустили. И вкладчики «ТФБ Финанс», которые попадают в льготную категорию, и физлица третьей очереди, они не попали. Это наша недоработка.

– А сколько человек осталось за реестром?

– У нас за реестром 580 человек. Это те, кто к нам пришел после закрытия нашего реестра. Но мы не проверяли эти обращения, соответствуют ли вкладчики установленным критериям. Просто приняли обращения.

– Если у вас сейчас прекратятся функции расчетов с вкладчиками и вы сосредотачиваетесь на развитии участка, по сути Фонд будет таким рантье?

– У нас в уставе прописано, что мы оказываем поддержку вкладчикам пострадавшим банков и инвестиционных компаний на территории Татарстана, а также участвуем в других социально значимых проектах. Куда направлять деньги, решает только Совет Фонда. Это могут быть и гранты поддержки молодых дарований и еще что-нибудь. Устав Фонда это позволяет делать. Но пока мы поддерживаем вкладчиков.

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
autoscroll_news_right_240_400_3