news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Родной язык: вчера, сегодня, завтра // ЗНАНИЕ ТАТАРСКОГО В ОБЩЕСТВЕ НЕ ВОСТРЕБОВАНО // 21 февраля, № 7

Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная татарско-русская школа №80 с углубленным изучением отдельных предметов участвовало в республиканском эксперименте по переводу татарского языка на латинскую графику.

Мы попросили директора Марса ЗИННУРОВА рассказать о школе и реализации в ее стенах Закона о языках народов Татарстана:

- История школы тесно связана с медресе “Мухаммадия”. Среди первых учителей после Октябрьской революции здесь были и преподаватели медресе. В 1934 году школа переехала в новое здание по улице Татарстан и стала действовать как школа №1. Вначале обучали на татарском языке, а в 70-х годах XX столетия был произведен переход на русскоязычное преподавание. Это было, якобы, связано с пожеланиями родителей: дескать, обучаясь на родном языке, татарские дети не могут получить высшее образование.

С принятием Закона о языках народов Татарстана наша школа стала татарско-русской. Больше 50 процентов учащихся – татары, 40 процентов – русские, а остальные – представители других национальностей.

Все изучают татарский язык, в русских классах – как иностранный и, к сожалению, с меньшим старанием, чем английский. Ребят можно понять: где и как его применять? В нашем обществе знание татарского языка не востребовано. Если не знаешь русского, то не сможешь и хлеба в магазине купить. И через несколько лет дети забывают “второй иностранный”.

Татарский, хотя и признан государственным языком республики, таковым на самом деле не является. Найдете ли в Казани трудовые коллективы, где общаются на татарском? Или посмотрите по телевизору сессии Госсовета: кто говорит на татарском языке? Депутаты, чтобы донести до коллег и избирателей свое мнение, вынуждены выступать на русском – иначе останутся не услышанными.

Знание родного языка – это не только проблема школы, это государственная проблема. Изучая татарский в школе несколько часов в неделю, а дома и в общественных местах окунаясь в русскоязычную среду, невозможно постичь второй государственный язык.

Далее — о латинице. В конце 90-х годов наша школа стала экспериментальной площадкой по изучению латинской графики татарского языка. За дело с любовью взялась молодая учительница Лилия Гиниатуллина. Дети быстро выучили буквы, хорошо занимались. К нам приезжали комиссии из Москвы, журналисты, не говоря о республиканских специалистах, и сами видели пользу латинской графики. Но сегодня нет смысла продолжать эксперимент: во-первых, он уже показал, что дети быстро и успешно овладевают латиницей, во-вторых, федеральные власти запретили применять латинскую графику. По-моему, каждый народ сам должен решать вопрос, какая графика ему больше подходит.

“ЭКСПЕРИМЕНТ СЧИТАЮ УДАЧНЫМ”

О том, как проходило изучение татарского языка на основе латинской графики, мы беседуем с преподавателем Лилией ГИНИАТУЛЛИНОЙ.

- Лилия Хасибулловна, когда и с какими классами приступили к эксперименту?

- В 1999 году Госсовет Республики Татарстан принял закон о восстановлении татарского национального алфавита на основе латинской графики. В соответствии с этим законом в Вахитовском районе для эксперимента выбрали нашу школу. Мы начали эксперимент в одном классе, где я преподавала татарский язык. Сейчас в 6 “б” продолжаем только факультативные занятия, и ребята с удовольствием их посещают.

- Вы считаете эксперимент удачным или он только осложнил жизнь учеников?

- У меня ответ однозначный: эксперимент удался! Хочу перечислить положительные стороны введения латиницы. Во-первых, эта графика дает возможность подняться на европейский уровень, без проблем общаться, находить нужную информацию в Интернете.

Во-вторых, графика очень проста. Чтобы написать правильно слово на кириллице, будь оно татарское или русское, требуется знание чуть ли не 3-4 правил, так как слышишь одно, а пишешь другое. При пользовании латиницей ученик как слышит слово, так его и пишет. При этом повышается грамотность школьников .

В третьих, латинская графика не является для татар чем-то неизведанным. В семьях моих учеников дедушки и бабушки или изучали ее в 30-х годах, имеют дома учебники, художественную литературу на латинице, или хотя бы наслышаны о ней. Родители же заинтересовались не меньше своих детей. Ведь часто новое – это хорошо забытое старое, что лишний раз подтвердил эксперимент.

- А Вы, Лилия Хасибулловна, раньше были знакомы с этой графикой?

- Нет, не знала и не сталкивалась. Вначале собрали нас: учителей, методистов, директоров школ со всей республики на двухнедельные курсы, и мы стали учить буквы, читать и писать на латинице. Графику усвоили за два дня. Потом писали тексты, читали литературные произведения. Методика не отличается от уроков в начальных классах.

- За какое время дети овладели новой графикой?

- Им понадобилось полмесяца, чтобы запомнить буквы и начать читать. Первым учебником была “Алифба” (на латинице), вторым — книга В. Хакова “Телен белгђн ил ачар”, а также проходили орфографию татарского языка на основе латинской графики. В ходу были хорошо иллюстрированные брошюры, книги. Уроки проходили в основном в виде игр. Затем пошли более сложные произведения, стихи татарских поэтов: Габдуллы Тукая, Шайхи Маннура, Гульшат Зайнашевой, Лябибы Ихсановой, Роберта Миннуллина. Второй учебный год начали с больших произведений.

В любой момент можно было обратиться за консультацией в методический центр районного отдела образования или Министерства образования республики. Помогала и администрация школы.

Детям новшество очень понравилось. Когда ребятишки приступили к изучению английского языка и компьютера, они вновь встретились со знакомыми буквами. На переменах мы слышали завистливые реплики: “Как жаль, что нас не учат латинским буквам!” А мои школьники ходили с гордо поднятой головой.

-Ваши пожелания организаторам эксперимента?

-Не надо бояться внедрять новое! Со стороны оно кажется сложным, возникают затруднительные вопросы. О латинице рассуждали долго и много, а когда мы, учителя-экспериментаторы, приступили к работе, никаких барьеров – ни языковых, ни психологических — не почувствовали. Если я, начинающий педагог, быстро разобралась в новом деле, то, не сомневаюсь, моим более опытным коллегам также удалось бы достичь хороших результатов. И повсеместное внедрение латинской графики не явилось бы сложной проблемой.

Подготовила Мунира Абсолямова

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2