news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Родной язык: вчера, сегодня, завтра//ВОСТРЕБОВАТЬ ТОТ, ЧТО ЗАВЕЩАНО ПРЕДКАМИ//1 марта, №8

17,59 KbКак мы уже сообщали, недавно, в рамках Международного дня родного языка, Институт развития образования Республики Татарстан совместно с объединенной редакцией общетатарских газет “Татарские края” и “Tatar ile” провели семинар-совещание о насущных проблемах языковой политики в образовании с участием представителей педагогической общественности, ученых, органов государственной власти, журналистов республики.

Прямо скажем, выступления, обмен мнениями свидетельствовали о том, что с татарским языком в республике далеко не все в порядке. Это касается как преподавания на татарском языке в учебных заведениях разного уровня, так и обучения языку всех возрастных категорий населения.

Тревога оправданная. Судите сами. 8 июля 1992 года был принят закон Республики Татарстан “О языках народов Республики Татарстан”, который в принципиальных положениях опирался на российское законодательство. 6 ноября того же года статьей 4 Конституции Татарстана был закреплен статус татарского и русского языков как государственных на территории республики. Прошло более двенадцати лет. Русский язык как был де факто государственным многие десятилетия, таковым и остался. Татарский – нет, государственным не стал. Хотя и удалось замедлить процесс сужения сфер применения татарского языка, характерный для прежних десятилетий, но проблем с его использованием сегодня больше, чем достижений. Напомним читателям, что прошло более десяти лет и со времени принятия Государственной программы Республики Татарстан по сохранения, изучению и развитию языков народов Республики Татарстан. Однако значительная диспропорция в функционировании татарского (равно как и других языков) и русского не устранена. Рамки использования татарского языка расширились разве что в деятельности органов государственной власти. Деловая переписка, однако, сплошь и рядом ведется на русском языке.

Наконец, совсем недавно Госсоветом республики принят еще один закон – о Государственной программе Республики Татарстан по сохранению, изучению и развитию государственных языков Республики Татарстан и развитию других языков в Республике Татарстан на 2004-2013 годы.

Начался новый отсчет времени развития татарского языка. Созданы ли для этого оптимальные условия и что имеем сегодня?

В беседе с участницей семинара доцентом кафедры истории и социологии Казанского государственного медицинского университета, кандидатом исторических наук Расилей Петровой – попытка ответить на эти и другие “языковые” вопросы национального образования.

“САМОЛЕТ” ПРОСИТ ПОСАДКИ

- Расиля Галиахметовна, вместе со своими коллегами вы проводили социологические исследования в школьной и вузовской среде. Именно здесь определяется исход реализации вновь принятой Программы о языках, рассчитанной на десять лет.

Нынешние школьники и студенты завтра пойдут на производство, в учреждения культуры, науки, госструктуры. Будут ли они “носителями” родного языка? И насколько он им вообще понадобится в будущей жизни? Вопросы, думается, непраздные – сегодня они вызывают острое беспокойство и всех ветвей власти, и специалистов-педагогов, и ученых. Неспроста начальник отдела по развитию языков народов Республики Татарстан Кабинета министров Ким Миннуллин в своем выступлении на семинаре сравнил состояние родного языка с “самолетом”, который набрал высоту, а теперь не знает, куда приземлиться. И кружит, кружит, опускаясь все ниже... Печальный образ. Его дополнила известная в республике ветеран педагогики Закия Гумерова: проблемы обучения мы обсуждали уже много раз. Казалось бы, изучили все ошибки в этом деле. Однако они почему-то до сих пор не исправляются. В результате во множестве открывшиеся татарские гимназии или позакрывались, или сильно “обрусели” - русскоязычное преподавание вытесняет татароязычное. По мнению Закии Давлиевны, чтобы родители охотнее привлекали своих детей в национальные гимназии, они должны выделяться хорошей материально-технической базой, оснащенностью. А между тем, они (кроме единственной 16-й гимназии) расположены в приспособленных зданиях бывших детских садов и яслей. В Кировском районе есть гимназия, где дети учатся в коридорах...…

Прибавить к этому и такие многочисленные факты, когда школьников учат по-татарски биологии, химии и другим предметам по русскоязычным учебникам, а по татарским учебникам ведут обучение на русском языке.

Полный аншлаг! Можно ли называть такие школы или гимназии татарскими?

Поэтому понятна и озабоченность, сквозившая в выступлении первого заместителя министра образования и науки республики Данила Мустафина, качеством преподавания. Сегодня эта проблема стала для министерства приоритетной, создан специальный центр, готовится программа поэтапной подготовки кадров.

— Относительно количественных показателей назову такие цифры.

Если в конце 80-х годов в республике было 995 татарских школ, в последние годы их количество выросло до 1219, в том числе в Казани от 3 до 47, в Набережных Челнах от 3 до 14. В 2003-2004 учебном году работало 81 учебное заведение нового типа (татарские гимназии, лицеи и т.д.), из них 35 - в столице республики.

14,92 KbВ русскоязычных школах открыто 2568 классов с татарским языком обучения. По последним статистическим данным, в татарских школах и классах получают образование около 150 тысяч учащихся или 50,5 процента от общего количества школьников-татар.

Вместе с тем, анализ особенностей развития национального образования в Татарстане показывает, что политическое руководство республики не форсировало переход учебных заведений на татарский язык обучения в ускоренном темпе. Подчеркивались постепенность развития национального образования, учет мнения родителей и обучающихся.

- И все же привычка отрапортовать масштабными показателями нередко брала верх над объективной оценкой ситуации с татарским языком.…

- Массовый опрос среди выпускников школ показал наличие расхождений между данными официальной статистики о количестве детей-татар, получающих среднее образование на родном языке, и реальным положением дел. Мы отобрали равное количество респондентов из татарских школ и классов и русскоязычных школ. Теоретически представлялось, что равное количество детей назовут языком обучения соответственно татарский и русский языки. Однако ответы на вопросы показали явное и безусловное преобладание предметов на русском языке. И не только по физике, математике, биологии, географии и химии. Даже историю и обществознание преподают, как оказалось, в основном, на русском языке (66,4 процента против 32,6). Иногда дети, обучающиеся в татарских гимназиях (чаще мальчики), просили перевести татарскую анкету на русский язык….

- В чем же дело, почему национальное образование вместо цивилизованной деятельности по развитию татарского преподавания превратилось в некий татарский ликбез?

ПОЧЕМУ “ОБРУСЕЛИ” ТАТАРСКИЕ ШКОЛЫ?

- Такое расхождение между официальными данными и результатами опроса, на наш взгляд, может быть объяснено несколькими фактами. Во-первых, развитие национальной школы в республике шло по пути создания не только специализированных учебных заведений (татарских гимназий, школ и т.д.), но и так называемых “смешанных школ”. В татарских классах этих школ, строго говоря, татарский язык лишь отчасти является средством обучения. Особенность их в том, что в учебных планах и расписании больше часов отводится на изучение татарского языка, внеклассная воспитательная работа главным образом ориентирована на усвоение духовных ценностей татарского народа.

Выпускники таких классов оценивают их в качестве татарских не очень высоко. Вот типичные высказывания бывших учащихся - студентов казанских вузов:“...… учился в татарской группе в обычной школе, там не учат татарскому на самом деле...…” Или: “…просто на два часа больше татарского языка, остальное то же самое, как в русских классах…”. Или:“… ...одно время у нее был статус гимназии, но как таковая – это средняя школа, а обучение шло полностью на русском языке, на татарском языке преподавались татарская литература и татарский язык, как в общеобразовательных школах”.

Во-вторых, такое расхождение может быть связано с тем, что даже в сельской местности, где национальная школа, безусловно, имеет давние традиции и установившийся статус, учителя, руководствуясь соображениями подготовки детей к вступительным экзаменам в вуз, самостоятельно принимают решение о преподавании в старших классах на русском языке. Студенты свидетельствуют: “… ...В старших классах уроки проводились на русском языке, учителя сказали, что иначе трудно будет поступить в институт и учиться…”, “… ... наш директор потихоньку ввела обучение в одиннадцатом классе на русском языке”.

Тем не менее, на мой взгляд, “носителями” татарского языка, где он преподается как предмет, выпускники татарских школ и гимназий, несомненно, будут. По городам республики 34, 5 процента школьников-татар получают образование на татарском языке. В 2002 году по сравнению с 2000 годом это некоторый рост. В 17 сельских районах произошло незначительное сокращение обучающихся на татарском языке. Хотя в целом, конечно, в городах детей-татар, реально получающих образование на родном языке, значительно меньше, чем в сельской местности.

Обращает на себя внимание неравномерность распределения татарских школ по районам республики. В одних татарских по этническому составу регионах от 90 до 100 процентов татар получают образование на татарском языке, в других таких же татарских по составу населения – от 58 до 79 процентов. Здесь можно говорить о том, что темпы и масштабы развития национального образования зависят не только от выбора родителей, но, не в последнюю очередь, от позиции местных администраций.

Что касается материально-технической базы татарских средних учебных заведений, то я не могу не согласиться с уважаемой Закией ханум – она оставляет желать лучшего. Хотя этот вопрос не входил в круг наших исследований, но несомненно одно: в развитие национальных школ, гимназий необходимо больше вложений. Татарские и русские школы и гимназии согласно сметам получают равные объемы финансирования. Но ведь следует учитывать необходимость затрат на поддержание развивающегося этнокультурного компонента. Но только в Казани татарским средним учебным заведениям выделяются дополнительные средства из специально созданного фонда развития культуры народов города – на приобретение национальных костюмов, музыкальных инструментов для творческих коллективов, для методического оснащения кабинетов татарского языка.

К сожалению, руководители органов управления образованием не смогли назвать случаев каких-либо значительных акций по поддержке татарской школы представителями национального бизнеса или национальных организаций.

- И что же имеем в остатке?

- Результат анкетного опроса неутешителен. Лишь 17-19 процентов школьников отдают предпочтение обучению на татарском языке, остальные 81 процент выбрали бы русский язык обучения.

Среди причин предпочтения преобладают ссылки на лучшее понимание предмета и уверенность в том, что обучение на русском языке облегчит сдачу вступительных экзаменов в вуз. Те же предпочтения и доводы в ряде студенческих интервью: “…я бы выбрала русскую школу, потому что окончившим русские школы все науки даются легче, для них образование в вузах более доступно”; “.…..татарский язык нужен для себя, а чтобы учиться в вузе, необходим русский язык. После окончания татарской школы сложно учиться в вузе”; “… ...я бы хотел, чтобы мой ребенок обучался на русском, т.к. во многих вузах не введено обучение на татарском языке, и большинство предметов ведется на русском, что ограничивает выбор профессии для детей-татар”; “…...татарским языком можно овладеть и в процессе воспитания в семье, а для того, чтобы комфортнее чувствовать себя в обществе и быть конкурентоспособными специалистами, выгоднее обучаться на русском языке уже со школьных лет”.

Таким образом, проблема языка обучения в контексте получения высшего образования достаточно актуализирована в сознании молодежи. В большинстве случаев выбор молодых людей языка обучения связан с шансами поступления и обучения в вузе, карьерой, жизненным успехом.

- Рационализм, выгода нынче владеют многими умами. Молодые люди понимают, что в этой жизни нужно рассчитывать прежде всего только на самих себя и выбирают наиболее оптимальные, на их взгляд, варианты саморазвития. Неужели молодежь начисто лишилась духовной, внутренней независимости от внешних обстоятельств?

ЕСТЬ ЛИ ВЫБОР У СТУДЕНТА-ТАТАРИНА?

- Значительная часть выпускников татарских школ не склонны драматизировать ситуацию. По их мнению, в конечном счете, качество образования определяется не языком, а множеством других факторов и, в первую очередь, мотивированностью самого обучающегося. Приведем типичное высказывание выпускника татарской сельской школы: “нет разницы между уровнем знаний, полученных на татарском и русском языках, если не считать владение русским языком. Мне кажется, что все зависит от человека, и если есть у него какие-то способности и талант, то независимо от того, какую школу закончил, все равно добьется успеха в жизни”.

При этом обращает на себя внимание то, что у студентов – выпускников сельских школ довольно высока установка на самостоятельное овладение русским языком. “...… Я не раскаиваюсь, что окончил татарскую школу. Многие из моих знакомых окончили татарские школы, хотя и плохо, но разговаривают на русском языке. Большинство из них говорят, что русский язык и владение им просто необходимы”, – говорит студент третьего курса.

“Если бы во всех вузах и на всех факультетах ввели обучение на татарском языке, я бы предпочел русско-татарскую школу, потому что люблю свой родной язык и считаю, что он должен занимать такое же место, как и русский”, - считает казанский студент. Однако система высшего образования республики в полной мере на сегодняшний день этим потребностям не отвечает.

- Об этом говорил в своем выступлении на семинаре декан факультета Казанской академии архитектуры и строительства Вагиз Фатхуллин: только в четырех вузах Казани из 11 подтвердили свою готовность принимать на татарском языке экзамены по техническим дисциплинам. Отсюда и невостребованность родного языка среди студентов.

Многое зависит от энтузиазма отдельных преподавателей и степени поддержки их ректоратом. Известно, что архитектурная академия (в конце 90-х годов еще архитектурно-строительный институт) была застрельщицей преподавания технических дисциплин на татарском языке. Именно здесь появились первые учебники на татарском языке для студентов технических вузов, действует отработанная система.

На татарском языке обучаются 140 студентов. Первые два курса – только на татарском языке, на третьем курсе – на татарском и русском языках, на четвертом и до окончания вуза – на русском языке. Отсюда выходят специалисты, в равной степени владеющие двумя государственными языками Республики Татарстан и способные использовать их в своей профессиональной деятельности.

- Необходимость развития высшего образования на татарском языке продиктована как минимум несколькими обстоятельствами (и они особо отмечаются преподавателями, работающими на двух языках). В первую очередь, такое образование способствует расширению функций татарского языка, более глубокому проникновению его во все сферы общественной жизни, в повседневную деятельность производственных коллективов. Принципиальным моментом является обеспечение условий для образования на родном языке для выпускников татарских школ. По большому счету, речь идет о возвращении татарскому народу осознания своей идентичности. И сама концепция национального образования в Татарстане предполагает возможность получения образования на любом уровне и по любой специальности на татарском языке.

Однако обращает на себя внимание то обстоятельство, что органы государственной власти республики жесткой и унифицированной политики по внедрению татарского языка в вузы не проводят. С 1995 года республиканский бюджет выделяет вузам специальные средства на реализацию закона о языках. По экспертным оценкам, за это время вузы получили около 8 млн. рублей. Целевое финансирование не привязывается к осуществлению конкретных мероприятий по открытию групп с татарским языком обучения. Вузы самостоятельно решают вопросы развития национального образования: в одних случаях это подготовка по специальности на татарском языке, в других – преподавание некоторых предметов на татарском языке или введение татарского языка как предмета изучения. По существу, развитие высшего образования на татарском языке в вузах федерального подчинения зависит от предпочтений и приоритетов руководителей учебных заведений.

В настоящее время из 22 государственных вузов республики в 15 в той или иной степени организовано обучение на татарском языке. Следует учитывать, что в это число попадают разные вузы: это и учебные заведения с преподаванием на татарском языке 2,5 процента дисциплин учебного плана и те учреждения, где татарский язык реально стал средством обучения, по крайней мере, на младших курсах. Наиболее полно проблемы развития высшего образования на татарском языке решены в педагогических университетах и институтах, что закономерно: татарские школы необходимо обеспечивать учителями, готовыми преподавать на этом языке.

В целом по республике, согласно официальной статистике, не более 10 процентов студентов получают образование на татарском языке и то, как правило, с неполным циклом обучения. Обращает на себя внимание и тот факт, что ни один из работающих в республике негосударственных вузов не создал группы с татарским языком обучения. Это обстоятельство можно интерпретировать как косвенное свидетельство невостребованности подобного образования, по крайней мере, у платежеспособной части потребителей, также как и то, что руководители этих вузов не утруждают себя реализацией “невыгодных” проектов.

Шамиль ХАММАТОВ

(Продолжение следует)

 

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2