news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Равиль Кузюров: «При строительстве трассы М-12 планируем высадить в Казани 40 га леса»

Министр лесного хозяйства РТ Равиль Кузюров стал гостем проекта ИА «Татар-информ» «12-й этаж». В интервью главному редактору агентства Ринату Билалову он рассказал о причинах лесных пожаров в Татарстане, вырубке деревьев и компенсационном восстановлении, о жучках-вредителях и сборе валежника.

news_top_970_100
Равиль Кузюров: «При строительстве трассы М-12 планируем высадить в Казани 40 га леса»
Министр лесного хозяйства РТ Равиль Кузюров
Фото: © Рамиль Гали / ИА «Татар-информ»

«Мы наблюдаем снижение температурного режима, но это не говорит о том, что опасность сразу отступит»

Равиль Афраимович, хотелось бы начать разговор с летних событий. В середине августа сильно горели леса на юго-востоке республики. Что тогда послужило причиной возгораний?

Во-первых, в этом году выдалось напряженное лето в связи с аномальными температурными режимами в целом по стране и в частности у нас в республике. С первых чисел мая месяца в регионе стояли повышенные температуры воздуха. В связи с этим повысился риск возникновения различных возгораний. На сегодняшний день в Республике Татарстан зафиксированы более 1000 термических точек и свыше 700 возгораний на землях, прилегающих к лесному фонду. Это горение травы, свалок, камыша, различных построек, а также луговые возгорания. Если сравнивать с аналогичным периодом 2020 года, то произошло пятикратное увеличение. В этом году атмосферный воздух накалился из-за жары и отсутствия осадков. Накалялось все, что в природе, и даже инфраструктура, здания. Причинами возгораний служили аномальные температурные режимы и человеческий фактор. Надо сказать, что практически с десятилетним перерывом лесные пожары у нас не фиксировались, а в этом году их уже 14 на территории в 203,44 гектара.

Какой пожар был самым крупным?

Достаточно масштабный пожар случился 17 августа, с переходом с беглого низового на верховой. Это самое опасное явление. Я благодарен службам, которые оперативно отработали. Это сотрудники ГУ МЧС по РТ и волонтеры – жители села Старое Суркино. Происшествие случилось в трех километрах от этого села и в 25 километрах от Альметьевска, в 128-м квартале Альметьевского лесничества. На месте работали дознаватели. Лес сам по себе не загорится. Причинами таких возгораний бывают природные явления и сами люди. В середине августа, как и в середине сентября, листва начала опадать, накаляться, как хворост. Плюс к этому бывают у нас еще такие граждане, которые не убирают за собой отходы, стеклянные бутылки... В результате происходит эффект лупы! Во многих случаях причинами возгораний послужил человеческий фактор. А говоря о том крупном пожаре, стоит отметить, что мы оперативно сработали, локализовали возгорание в течение 2,5 часов. Остальные возгорания зафиксированы, начиная  с мая, в основном это юго-восток республики, где мы видим основную техногенную нагрузку со стороны нефтяного комплекса. Там много труднодоступных участков. У нас были возгорания на труднодоступных участках в Азнакаевском и Лениногорском районах, на землях иных категорий с переходом  в лесной фонд. Во всех случаях предпринимались оперативные меры, была моментальная локализация, ущерб минимален. В нескольких случаях определены виновники. Сейчас ведутся соответствующие организационные мероприятия следственными органами, виновники будут обязаны в соответствии с действующим законодательством возместить ущерб. Если ущерб будет свыше определенных сумм, то возможно уголовное наказание. Максимальный срок заключения составляет 10 лет.

«Причинами возгораний служили аномальные температурные режимы и человеческий фактор»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

В связи с тем что лето было аномальным, в республике  пять раз вводилось ограничение на въезд в леса. Много ли было нарушителей? Как вы с ними поступили?

Из-за высокой пожарной опасности в Татарстане по инициативе Минлесхоза РТ введен уже пятый за этот сезон запрет на посещение лесов. Мы наблюдаем снижение температурного режима, но это не говорит о том, что опасность сразу отступит. Сейчас мы входим в активную фазу осеннего периода, когда население и аграрии начинают осенне-полевые работы. Нагрузка нарастает на те земли, которые прилегают к лесному фонду, где работает техника. Засуха длилась весь летний период, поэтому листва осыпается, увеличивается сухостойность, наблюдается высокая горимость подстилки непосредственно в лесу. Риски увеличиваются в разы. Поэтому мы инициировали пятое ограничение, которое действует с 25 августа в течение 21 дня. Практика показывает, что высокая пожароопасность сходит только в начале октября.

«Владелец земли, прилегающей к лесному фонду, обязан соблюдать все меры предосторожности»

Какие еще меры в этом году принимались помимо ограничений въезда в лес?

Мы стараемся работать по предостережению, недопущению пожаров в лесах, активно занимаемся профилактикой. Эту работу проводим круглогодично. В этом году выдали около 1400 предостережений людям, владеющим земельными участками, прилегающими к лесному фонду. Выясняем, на каких основаниях они этими землями владеют, кто арендатор, кто собственник, у кого сельхозземля, где есть производственные площадки. Допустим, наши нефтяники, газовики имеют линейные объекты, где проложены трубопроводы и газопроводы, или сетевая компания, у которой  электролинии передач. Все они обязаны нести ответственность согласно постановлению Правительства и Минприроды России. В документе четко указано, что владелец земли, прилегающей к лесному фонду, обязан соблюдать все меры предосторожности. С весны по осень время от времени он должен скашивать территорию, очищать от мусора, опахивать. Таким образом, владельцы земель обязаны контролировать ситуацию, чтобы не возникало никаких возгораний, огонь не переходил на леса. В своей работе мы активно используем авиапатрулирование.

«Активно используем волонтеров из числа жителей, которые проживают в населенных пунктах, прилегающих к лесам. У них налажена прямая связь с нашими участковыми лесничими»

Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

Какими силами оно проводится?

Средства выделяются в ходе  выполнения государственных заданий в рамках охраны и защиты наших лесов по линии Рослесхоза. В этом году лимит на  авиапатрулирование составляет около 193 авиачасов. На сегодняшний день использовано около  80% этих полетов. Деньги выделяются по линии Рослесхоза,  в начале пожароопасного периода проводятся торгово-закупочные процедуры, определяется исполнитель. В этом году это общество «Авиатор», которое использует легкомоторные самолеты. Они должны быть оснащены соответствующим набором инструментов, специалистом, который фиксирует и контролирует происшествия, а также оповещательным оборудованием. В ходе облета, снижаясь к населенным пунктам, по громкоговорителю постоянно идет информирование наших жителей о том, что сохраняется высокая горимость лесов,  просьба внимательно относиться к этим требованиям, соблюдать пожаробезопасность. Есть три маршрута, мы их делим на большой, средний круг и малый круг. Большой маршрут – это, по сути, все кольцо республики, восемь часов полета. Когда специалисты информационных систем дистанционного мониторинга и Росгидромета говорят, что наступает пятый класс опасности в лесничествах, мы пускаем авиапатрулирование по большому кругу.  Бывает частичный пожарный класс опасности в ряде лесничеств – четвертый-пятый. Тогда запускаем облет по среднему кругу. Есть еще малый круг, это в основном пригород Казани и районы, которые примыкают к нашей столице.

Мы активно используем волонтеров из числа жителей, которые проживают в населенных пунктах, прилегающих к лесам. У них налажена прямая связь с нашими участковыми лесничими. Помимо того, что мы даем установку, в такие опасные периоды наши лесники проводят круглосуточное патрулирование, выходят на дежурства. Наша задача – при любом возгорании в течение пяти часов провести локализацию.  По требованиям нам на это даются сутки. В сводном плане пожаротушения четко расписано, какие силы и средства мы можем привлекать. У нас есть лесопожарные станции: пять – третьего типа, 20 – второго типа. Они различаются оснащением, у третьего типа оно более мощное. При обнаружении возгорания лесник оценивает ситуацию, сообщает профильному заместителю, далее по лестнице – мне. В соответствии с масштабами мы принимаем решение - кого привлечь.  Подключаются наши коллеги из ГУ МЧС по РТ.  Чувствуя, что этого недостаточно, мы имеем право привлекать все предприятия и организации, которые на данной территории находятся. В установленном порядке  они оперативно предоставляют нам технику, силы и средства для пожаротушения.

«Мы стараемся работать по предостережению, недопущению пожаров в лесах, активно занимаемся профилактикой. Эту работу проводим круглогодично»

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

«Предстоит большая работа по дополнению этих лесных культур, благо у нас есть резервы»

Теперь давайте немного отойдем от темы пожаров и поговорим о вашей работе в целом. Расскажите об участии Татарстана в федеральном проекте «Сохранение лесов». Какие работы проводятся, есть ли достаточный бюджет, технические возможности?

Национальный проект «Экология» стартовал в 2019 году.  Это достаточно большое подспорье к дополнительным ежегодным госзаданиям, которые до нас доводит Рослесхоз. Проще говоря, нам дополнительно выделили финансовые средства на лесовосстановление и посадку леса. По различным критериям, которые необходимо выполнять ежегодно, мы  высаживаем около 7 тысяч гектаров. В этом году мы с заданием справились.  В рамках нацпроекта «Экология» активно работаем с Минсельхозом РТ, при поддержке нашего Президента на протяжении более чем десяти лет реализуется республиканская программа создания овражно-балочных и полезащитных насаждений на землях иных категорий. Это очень большое подспорье. Мы говорим, что у нас лесной фонд около 1 млн 300 тыс. гектаров леса. Это 17,5% лесистой территории республики. Но в уме держим еще 145 тыс. гектаров  уже созданных полезащитных и овражно-балочных насаждений. Это плюс еще почти 2%. Можно говорить, около 20% территории республики засажено лесом.

А каковы целевые показатели?

Конкретно целевых показателей не существует. Но на «круглых столах» все обсуждают цифру 25%.

За счет чего должно произойти увеличение, ведь свободных земель особо нет? Есть земли сельхозназначения, есть земли поселений - как с этим быть?

Во-первых, наша республика очень развита, поэтому земля в цене. Чтобы создать определенный квадратный метр зеленого насаждения, надо понять – где. Земель, которые не пригодны к сельскому хозяйству, с овражно-балочными насаждениями, у нас предостаточно. Мы ежегодно на таких землях за счет республиканской программы сажаем деревья.

«Нам дополнительно выделили финансовые средства на лесовосстановление и посадку леса»

Фото: ©  Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

А в этом году сколько посадили?

Около 2,5 тыс. га.  Еще в этом году стартовала программа по выхлопам парниковых газов  по линии «Татнефти», высажено около 1,3 тыс. гектаров. Компания сейчас много вкладывает в создание зеленых насаждений в Азнакаевском, Альметьевском и Сармановском районах. Но по приживаемости в этом году ситуация очень сложная. Около 40% саженцев гибнет. Нам осенью предстоит большая работа по дополнению этих лесных культур, благо у нас есть резервы. В нашем 51 питомнике сеянцы, несмотря на жару, были под контролем лесничих. Мы провели все необходимые мероприятия, чтобы сохранить резервы саженцев и сеянцев для работ по лесовосстановлению. Конечно, после за сеянцами необходим уход и нужны годы, чтобы мы эту работу ощутили.

«Сейчас вырубаешь гектар леса – обязан посадить гектар»

Как меняется лесистость в регионе за последние годы? Она растет, стабильно держится или снижается?

Показатель лесистости держится стабильно и составляет в республике 17,5%. Во-первых, понятие выполнения лесопроизводственных работ в лесном фонде жестко регламентируется государственным заданием и выполнение контролируется  Рослесхозом. Какие-то лесные насаждения готовы к вырубке, вырубаются, изымаются, происходит изъятие зеленых насаждений. Тут же готовится почва для будущей высадки лесных культур. Естественно, идет сопровождение. Еще раз повторюсь, что высадка лесов на землях других категорий – это наш потенциал, способствующий увеличению лесного фонда. Но он лесным фондом не считается, поскольку высажен на землях республиканских. Потому что лесной фонд – это федеральная собственность. Но от этого не изменяется цель и смысл посадки деревьев. Они послужат на благо населения и нашей территории.

«По приживаемости в этом году ситуация очень сложная. Около 40% саженцев гибнет. Нам осенью предстоит большая работа по дополнению этих лесных культур»

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

При строительстве трассы М-12 Москва – Нижний Новгород нужно вырубить порядка 280 гектаров леса, но «Автодор» обещает компенсировать их в других местах. В республике осуществляется много проектов – строительных и дорожных, при которых возникает необходимость освободить территорию от леса. Как в таких случаях ведется работа?

С 2019 года федеральным законом приняты требования по компенсационному лесовосстановлению. До этого они отсутствовали. Сейчас вырубаешь гектар леса – обязан посадить гектар. Должен посадить тот, в чьих интересах зеленые насаждения изымаются. Что касается автодороги М-12, то там 264 гектаров было изъято в трех районах: Верхнеуслонском, Лаишевском и Пестречинском. Были затронуты Кайбицкое, Приволжское, Пригородное и Лаишевское лесничества. В установленном порядке зеленые насаждения изъяты и реализованы по линии «Росавтодора». В обязательства «Росавтодора» входит лесное компенсационное восстановление. Нами совместно с районами подготовлено предложение по земельным участкам на территории этих же районов. В настоящий момент «Росавтодор» проводит процедуры по проектированию данных лесных насаждений. В дальнейшем они обязаны провести торгово-закупочные процедуры по определению исполнителя. Наши лесхозы планируют активно в эту работу вовлечься. Планируем в конце сентября и до середины октября все работы провести. Участки, которые определены, согласованы с муниципалитетами. При строительстве трассы М-12 планируем высадить в Казани 40 гектаров леса.

Есть ли еще такие ситуации, где требуется вырубка леса для  прокладывания дорог?

Да. Планируется реализация большого инфраструктурного проекта в Набережных Челнов и Нижнекамске. Это автомобильная дорога. Начиная с Заинска, будет проложен обход и выход на М-7. Там также предполагается частичная прокладка трассы через лесные массивы. Где затронут лес, в установленном порядке все будет оформлено, переведено в промышленную категорию земель, изъято с последующим восстановлением. По ориентировочным данным, это порядка 200 с лишним гектаров. Но специалисты точно подсчитают, когда  проект выйдет с экспертизой, трассировка будет утверждена.

«Что касается автодороги М-12, то там 264 гектара было изъято в трех районах. В обязательства «Росавтодора» входит лесное компенсационное восстановление»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

«Люди думают, что это сухостой и его можно спилить без оформления, но это не так»

А как обстоит ситуация с незаконной рубкой леса? Мы знаем, что иногда это случается. Какая работа ведется и как часто такие факты фиксируете?

Хочу сказать сразу, что понятие незаконных промышленных рубок в республике отсутствует. Незаконные рубки в республике фиксируются, но носят в основном бытовой характер. Это происходит по незнанию законодательства гражданами. Люди думают, что это сухостой и его можно спилить без оформления, но это не так. За последние пять-шесть лет фиксируется снижение таких бытовых случаев в количественном и объемном показателях. На местах лесничие проводят профилактическую работу среди населения. Поэтому, когда идет такая фиксация, конечно, принимаются меры воздействия и в установленном порядке возбуждаются административные дела. Если ущерб составляет более 5 тыс. рублей, то материалы направляются в правоохранительные органы с целью последующего возбуждения уголовных дел.

Какие проблемы со здоровьем у нашего леса? Мы знаем, что ведется работа по чистке леса от сухостоя. Каким болезням подвержены деревья?

Леса не столько больные, сколько спелые, перестойные. Это связано с изменением законодательства в 2006 году, когда в Лесной кодекс внесли кардинальные изменения и у лесхозов было потеряно право вести хозяйственные мероприятия без выкупа лесных насаждений у государства, без определенных оплат в казну. В 2007 году было принято решение отдать лес бизнесу. Считаю, что в каких-то случаях это очень хорошо, но лесистость и продуктивность в регионах разная. Возможна несвоевременная раскачка бизнеса в том или ином регионе. Лесные насаждения растут ежегодно, как и человек. У них с каждым годом потенциал теряется, продуктивность ухудшается. И даже если мы ежемесячно выставляем насаждения на конкурс, их просто не покупают. Предприниматель, который готов приобрести данный квартал для выполнения сплошных рубок, как правило, осматривает их состояние с нашим лесником, определяет для себя  пользу и выгоду. Все-таки он в первую очередь зарабатывает финансовые средства. Невостребованные культуры переходят в перестой. После перестоя начинаются различные болезни у дерева, оно стареет, его нужно срочно сносить и изымать, чтобы подготовить почву и высадить новые культуры. Это я еще без уборки неликвидной древесины говорю... Это именно те насаждения, которые назначены в рубку. Мы по всем видам рубок в республике ежегодно вырубаем менее 1 млн кубометров вместе с бизнесом, в том числе рубки ухода, санитарные рубки, для нужд населения и бизнеса, это порядка 35% от допустимого объема.

А что планируете с этим лесом делать дальше?

Во-первых, мы не оставляем надежду и постоянно активно взаимодействуем с Госдумой, хотим внести изменения. На тех лесных участках, которые не арендованы, хотим дать возможность лесхозам вести мероприятия, как это было до изменения Лесного кодекса. Планируем проводить на эти участки конкурсы, чтобы лесхозы имели право вести лесохозяйственные мероприятия, сами назначать рубки и проводить временные мероприятия по высадке свежего леса. Конечно, максимально стараемся вовлекать малый и средний бизнес. Хотя бы на те участки, которые еще не перестойные, а готовые. Мы проводим ежемесячно по два-три аукциона в электронной форме. В этом году они наиболее востребованы. Стараемся, чтобы эти лесные участки изымались. Для этого готовим почву и высаживаем свежий лес. Что касается рубок, то хочу отметить, что население правильно волнуется, что много вырубаем, но таков лесохозяйственный регламент. Если какой-то квартал поспел, его надо вырубить. Если это не сделать, то  буквально через пять лет он станет перестойным и будет гнить, а это болезни и пожароопасный риск, возникновение сухостоя.

Какие вредители наиболее проблемные для вас на сегодняшний день?

Мы беспокоимся из-за шелкопряда. В этом году в Азнакаевском и Бугульминском лесничествах порядка 170 гектаров обработали для предотвращения данной болезни. Сейчас наблюдаем, вроде ситуация благополучная. Есть проблема почвенной принадлежности произрастания наших зеленых насаждений: допустим, грибковых болезней, когда корневая система начинает заболевать и дерево начинает гнить. Занимаемся уборкой неликвидной древесины и соответствующими мероприятиями по опрыскиванию. Этот регламент работ у нас выстроен через центр защиты леса в Зеленодольске - филиале Российского центра защиты леса. После составления соответствующего лесопатологического акта, где участвует наш лесник и их представитель, готовим соответствующие документы и проводим мероприятия.

«В 31 лесхозе республики работают лесопилочные цеха, где производят пиловочник, соответствующие доски»

Вырубленный миллион кубометров кем востребован? Еще несколько лет назад шли разговоры, что у нас есть крупный производитель ламината – завод ООО «Кастамону Интегрейтед Вуд Индастри».

Они и сейчас производят из нашей продукции. Мы в основном работаем по поставке хвойных, березовых и осиновых пород, лип. В год около 500 тыс. кубометров поставляем, это третья часть от потребности. Они потребляют 1,5 млн кубометров в год, а остальное добывают в соседних регионах - Удмуртии, Кировской области, Марий Эл и Пермском крае. Завод в этом году начал строить вторую очередь для переработки, и мы очень на это рассчитываем. Они планируют ввести линию в 2022 году. Если законодательство останется неизменным, то для нас таким образом будет выход из сложной ситуации, поскольку у завода  будет потребность в переработке даже перестойных гнилых осинников.

«Еще у нас есть средний и малый бизнес, который также покупает древесину и использует по своему усмотрению. Кто-то делает пиловочник, кто-то поддоны, кто-то продает кругляком»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

Часть перестоя забирает завод, а куда деваете остаток?

У нас есть еще своя ниша, в 31 лесхозе республики работают лесопилочные цеха, где производят пиловочник, соответствующие доски. Пусть в небольшом объеме, но необходимые для содержания организации. Надо сказать, что наши лесхозы называются государственными бюджетными учреждениями, потому что выполняют  государственное задание, доведенное Рослесхозом, по высадке и охране леса. Остальную часть они должны зарабатывать сами. Получая, таким образом, сырье, они делают продукцию: поддоны, доски – и продают населению. Дрова, веники изготавливают. Мы стимулируем, чтобы они занимались дикоросами на местах. Еще у нас есть средний и малый бизнес, который также покупает древесину и использует по своему усмотрению. Кто-то делает пиловочник, кто-то поддоны,  кто-то продает кругляком. Мы еще являемся поставщиками Зеленодольского фанерного завода, где из березы делают кряж для фанерного производства.

Встречаются ли на нашей территории какие-то нетипичные для региона деревья?

У нас в основном растут деревья свои, традиционные, мы их и высаживаем. Это дуб, осина, береза, липа, из хвойных – сосна и ель обыкновенная. Лиственницу мы культивируем, выращиваем в питомниках. Есть у нас такое понятие, как естественное возобновление. Из лесных культур лидер – осина. Из новых культур я бы хотел отметить клонированную культуру в нашей Сабинской лаборатории. Это триплоидная осина. В чем ее уникальность? Она не поддается гниению и имеет быстрый рост. По программе парниковых газов по линии «Татнефти» эта порода максимально культивируется в Закамской зоне. Закамье страдает в основном от осинников и перестойных зеленых насаждений. Во-первых, по ним был сильный удар в 2010 году, когда было мощное обледенение в декабре, последствия которого мы до сих пор ежегодно ощущаем. Там ежегодно мы до двух-трех тыс. гектаров леса высаживаем. Еще остаются поваленные деревья. Именно в этих местах стараемся культивировать триплоидную осину.

«У нас в основном растут деревья свои, традиционные, мы их и высаживаем»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

В одно время были разговоры, что в республике предпринимаются попытки сажать кедр. Возможно, это кто-то делал в частном порядке. Приживается у нас кедр или нет?

Кедр растет у нас в республике и чувствует себя неплохо. Но он как благородное капризное дитя: за ним нужен уход особенный! Все зависит от качества, материала и времени посадки. Для кедра нужно открытое пространство, он любит свободу, его кроны пышные, красивые, любят свет. Зачастую в наших мелколиственных лесах приживаемость бывает не такой, какой хотелось бы... Затраты на посадку такой культуры, как кедр, в больших объемах себя не оправдывают. Есть случаи, когда мы наблюдаем на частных участках, в парковых, открытых зонах произрастание кедра. Частично культивируем эту культуру в наших питомниках. Если человек захочет, то может его вырастить.

«С 1 июля заготовители должны конкретными координатами загружать систему и обосновывать происхождение древесины»

Как сейчас регулируется сбор валежника?

Валежник – тема очень интересная, но не совсем востребованная в республике, поскольку здесь спрос на него небольшой. Республика газифицирована, поэтому население больше покупает готовые дрова. В наших лесхозах есть такая возможность. Кроме лесхозов много фермеров и бизнесменов, которые приобретают наши лесные насаждения через аукционы, заготавливают дрова и предоставляют населению готовую продукцию с доставкой на дом. Сбор и заготовка валежника - затратная часть. Население должно понимать, что валежник – это дерево, которое полностью оторвалось с корнем от земли и лежит. Каких-либо ограничений по его сбору нет.

Можно ли при сборе валежника пользоваться бензопилами?

Нет, его можно собирать только ручным способом! По этому вопросу возникали споры, в последнее время даже были внесены изменения приказом Минприроды. Поэтому некоторое говорят: «Вот же – разрешили». Но это было разрешено только людям, которые арендуют лесной участок для заготовительной деятельности. Если у тебя не арендованный участок, ты просто захотел собрать валежник в любом месте лесного фонда республики, то там можно использовать инструменты, которые приводятся в действие ручным способом.

«Если у тебя не арендованный участок, ты просто захотел собрать валежник в любом месте, то можно использовать инструменты, которые приводятся в действие ручным способом»

Фото: © Владимир Васильев / ИА «ТАтар-информ»

В России существует ЛесЕГАИС – государственная автоматизированная система, которая позволяет отслеживать всю ситуацию со сделками. С 1 июля в ней были введены некие новшества, что именно изменилось?

Надо сказать, что эта система работает уже не первый год, просто требования усилились. С 1 июля заготовители и все, кто занимается заготовкой и переработкой древесины, должны четко, конкретными координатами загружать эту систему и обосновывать происхождение древесины. Мы работу информационного характера провели со всеми структурами, в частности наши лесхозы тоже под эти требования попадают. Проблем здесь не видим, система работает. Если заготовитель законопослушный, то у него заключен договор купли-продажи насаждений с нами. Он объективно фиксирует и показывает, где находится лесопилка, загружает информацию в систему. Тогда при транспортировке в любом месте, когда мы проводим операцию «Ель»  или «Лесовоз» совместно с МВД, вопросов никогда не возникает. Для контроля это очень хорошая форма. При покупке древесины дают документ, и гражданин спокойно может передвигаться.

«Целлофан около дороги – мусор, который создает пожарную опасность»

Сейчас в республике практически во всех отраслях идет курс на цифровизацию. Какая работа проводится в вашем министерстве?

Мы тоже очень постарались в этом направлении, спасибо руководству республики и Президенту. Уже года три назад начали работу совместно с Минцифрой РТ. Иннополис нам разработал сервис лесоизменений, после мы внедрили ГИС лесного фонда, где на картографической подложке собраны все данные. Проще говоря, это такой пирог получился, когда любой лесник на своем рабочем месте может зайти и нажать кнопку. Появляется информация выдела, название породы, собственник, арендатор, цель аренды. Так организован мониторинг нашего лесного фонда. С этого года мы перевели 11 наших услуг в цифровой вид. Это прием лесных деклараций, выписка из лесного реестра, отчеты. Это очень удобно.

«Не всегда у населения присутствует культура хождения в лес. Мы же не можем всех поймать за руку, приходится за ними убирать...»

Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

Существует ли у населения Татарстана культура хождения в лес?

Нет, не всегда она присутствует. Расскажу простой пример. Я живу в пригороде Казани, в лесном массиве, и с утра стараюсь немного пройтись пешком. Как-то раз иду пешочком, и вдруг меня обгоняет машина, останавливается в 150 метрах. Из нее выходят две женщины, в руках держат по полиэтиленовому мешочку. Зашли в лес и быстро вышли с пустыми руками... Я подошел, поздоровался, говорю: «Пойдемте, посмотрим, что вы там оставили». Оказывается, в мешках были отходы травы, скошенной на газонах. Это, по сути, чистые отходы, которые можно было бы отнести подальше, вывалить из мешков и разложить подстилкой – они бы перегнили. А целлофан около дороги – мусор, который создает пожарную опасность! Женщины еще и под фотоловушку попали. Это еще мягкий пример, вот строительные материалы – настоящий ужас. Мы же не можем всех поймать за руку, приходится за ними убирать...

Министерство осенью отмечает свое столетие. Мы, во-первых, хотим вас поздравить с этой круглой датой. Во-вторых, хотим спросить, какие мероприятия будут проведены в связи с этим праздником?

В сентябре мы отметили 100-летие образования государственного органа управления лесным хозяйством Татарстана и 100-летие Лубянского лесного техникума. Сейчас он называется Лубянский лесотехнический колледж.  У нас в этом году профессиональный праздник – День лесника, который приходится на 19 сентября, воскресенье.  К этой дате выпускаем книгу. Она выйдет в двух форматах – праздничном и научно-техническом.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100