news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Рауфаль Мухаметзянов: «Ограничения Западом искусства – это обнажение глупейшей политики»

Международный Нуриевский фестиваль откроется сегодня в Казани. О новшествах проекта этого года и судьбе национального искусства в больших жанрах рассказал директор Татарского театра оперы и балета имени Джалиля Рауфаль Мухаметзянов в интервью главному редактору «Татар-информа» Ринату Билалову.

news_top_970_100
Рауфаль Мухаметзянов: «Ограничения Западом искусства – это обнажение глупейшей политики»
Рауфаль Мухаметзянов: «Нашей главной задачей является сохранение классического наследия»
Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

«Даже самый хороший спектакль со временем требует обновления»

 Рауфаль Сабирович, Нуриевский фестиваль этого года будет открыт премьерой новой редакции балета «Щелкунчик». Как правило, балет Петра Чайковского ассоциируется с новогодней тематикой. Не странно ли демонстрировать его в мае?

Согласен с вами, что балет «Щелкунчик» ассоциируется в первую очередь с Новым годом. Однако «Щелкунчика» мы выбрали не случайно.

Дело в том, что в нашем театре существуют определенные художественные задачи, которых мы стараемся придерживаться. В первую очередь, это представление в наших стенах спектаклей классическо-романтического наследия. История отобрала чуть больше десятка названий спектаклей, которые вошли в золотой фонд классического балета.

И нашей главной задачей является сохранение этого классического наследия. В нашей республике существует лишь один театр оперы и балета, и если мы не будем выполнять эту миссию, то наше наследие будет утрачено.

«В нашей республике существует лишь один театр оперы и балета, и если мы не будем выполнять эту миссию, то наше наследие будет утрачено»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

Однако любой, даже самый хороший спектакль со временем требует обновления как своего внешнего вида, так и свежего взгляда на его внутреннее наполнение. Потому стало доброй традицией открывать фестиваль имени Рудольфа Нуриева с обновленной редакции репертуарного спектакля. Наша последняя редакция «Щелкунчика» просуществовала около 20 лет. Пришел черед и ее обновления.

Какую по счету версию спектакля «Щелкунчик» увидит зритель?

За время моего руководства – третью.

По сути, «Щелкунчик» – визитная карточка русского балета…

Абсолютно верно. Причем на гастролях по востребованности «Щелкунчик» стоит наряду со «Спящей красавицей» и «Лебединым озером». На Западе мы работаем с двумя агентами, которые занимаются нашими гастролями. Предлагая репертуар театра, эти три балета неизменно стоят на первом месте по спросу. Почему? Классическое наследие на Западе весьма востребовано.

Мы же, имея буквально под боком академический театр высшего класса, привыкаем к этой роскоши и воспринимаем его существование за должное. Любой казанец при желании всегда может прийти и посмотреть все ключевые спектакли мирового наследия.

А ведь содержание этого огромного «механизма» – роскошь, которую многие не могут себе позволить. Что касается оперного жанра, это вообще аксиома. Самые дорогие жанры искусства – они всегда были и остаются убыточными.

Люди говорят, что театры сами должны зарабатывать. Зачем дотировать? Люди не могут понять, что финансовая формула очень проста – это дорогой жанр искусства. За счет чего он дорогой? Здесь очень много людей задействованы, нужны костюмы, декорации, мощное содержание здания. Содержать «современную» труппу со спектаклями с минимальными декорациями куда дешевле.

«Создание полноценных конструкций, написание живописных декораций – это отдельная песня»

Фото: сайт Татарского театра оперы и балета им. М. Джалиля kazan-opera.ru

Декорациями спектакля занялся Анатолий Нежный. Он уже знаком нашему зрителю по обновленной редакции «Спящей красавицы». И, судя по всему, театром придается большое значение оформлению сцены.

Есть несколько путей решения декораций: конструктивного характера, так называемые живописные декорации, и компьютерная графика. Имея возможность использовать и тот и другой способы, мы все-таки склонны к первому варианту с вкраплениями компьютерной графики.

Нужно сказать, на Западе в угоду урбанизации была утрачена традиция создания сложных конструкций ручной работы. Благо у нас эту традицию удалось сохранить.

То есть вы за старую школу в хорошем смысле этого слова?

Мы за традиции, в которых воплощено искусство. А писать декорации – это отдельный вид искусства. Конечно, есть способ технологический: я имею в виду выставление света, световых эффектов, использование экранов и прочее. Но создание полноценных конструкций, написание живописных декораций – это отдельная песня.

Мы слышали, что в спектакле будут задействованы воспитанники Казанского хореографического училища. Правда ли это?

Версия, где в постановке задействованы дети, подразумевается в самом спектакле. Это уже заложено самим хореографом. Другое дело, существует ли такая возможность у театра, который этот спектакль ставит. К примеру, в Челябинске или Свердловске нет хореографического училища. Они решают этот вопрос иначе. Мы же подключаем воспитанников нашего хореографического училища. Для них участие в спектаклях засчитывается как практика.

«Одним из важных для нас событием станет выход на сцену народного артиста СССР Владимира Васильева»

Фото: © «Татар-информ»

«Гала-концерты станут местом своеобразной экспериментальной лаборатории»

Какие из фестивальных дней вы ждете с особым трепетом?

Одним из важных для нас событий станет выход на сцену народного артиста СССР Владимира Васильева. Он выступит в спектакле собственной хореографии «Анюта» в партии Петра Леонтьевича.

С этим человеком судьба нашего театра тесно переплетена, и мы испытываем гордость в сопричастности того явления, что он в возрасте 82 лет будет задействован в постановке.

Особым событием становятся и заключительные гала-концерты фестиваля…

Концерты станут местом своеобразной экспериментальной лаборатории. Будут представлены как номера из классических балетов, так и современная хореография. Причем некоторые из них в авторстве наших танцовщиков.

А вообще каждый спектакль фестиваля станет событием, ведь в каждом из них будут задействованы личности, яркие индивидуумы из ведущих театров нашей страны.

«Наш театр все так же будет востребован во всем мире, точно так же, как и наше искусство»

Фото: © «Татар-информ» 

Ранее вы затронули тему зарубежных гастролей. Сегодня отношения с некоторыми странами несколько напряжены. На Западе даже возникла «культура отмены» в отношении россиян: ограничивают выступления наших музыкантов, запрещают русское культурное наследие…

Я считаю, что те ограничения, которые накладывают на профессиональное искусство, – это своеобразное обнажение Запада и его глупейшей политики. Когда происходят подобные вещи, становится по-настоящему страшно, как далеко все это может зайти. Ведь такая практика – настоящее варварство. То же могу сказать и в отношении спорта, а точнее, запретов в этой области.

Подобные события – результат взращенной западной идеологии. Именно поэтому, когда нам говорят, что мы нуждаемся в идеологии, меня бросает в жар. Все нравственные человеческие ценности уже давно заложены во всех религиях.

Повлияли ли эти события на наш театр?

Возникли некоторые неудобства, однако ничего фатального. Недавно у нас дирижировал итальянский дирижер Марко Боэми. В мае к нам планирует приехать итальянский режиссер.

Люди искусства не верят в пропаганду, они занимаются тем делом, ради которого рождены. Я убежден, что конфликт равно или поздно завершится в нашу пользу. А наш театр все так же будет востребован во всем мире, точно так же, как и наше искусство.

«Мы добились результатов на всех фронтах, и это возвысило театр на другой уровень – уровень доверия зрителей»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

«У нас одни из самых высоких цен на билеты в провинции»

Пришлось ли в эти дни скорректировать концепцию расходов финансирования театра?

Я достаточно долго работаю и имею возможность сравнить, как происходит и распределяется финансирование в театрах во всем мире. Замечу, что в России по финансированию мы стоим на 10-11-м месте.

Но в этой ситуации мы нашли ту формулу, при которой разумно реализуем каждый рубль. Именно поэтому мы состоим в пятерке лучших театров России.

Наш Президент РТ – прагматичный человек. Я это знаю не понаслышке: когда возникают трудности – обращаюсь к нему. И надо сказать, он всегда прислушивается к нашим потребностям, и это дорогого стоит. Касается это не только содержания спектаклей или заработных плат, но и содержания театра. Посмотрите, в каком состоянии здание! Будто только вчера закончились реставрационные работы.

То есть повышения цен на билеты не ждать?

Это не совсем корректно поставленный вопрос. Объясню, почему. У каждого большого театра должна существовать художественная задача, которую он решает. У нас в театре работает огромное количество людей – балетная труппа, хор, оркестр, солисты. Что они будут исполнять? Для чего? Какими средствами будут поставлены спектакли? Кто будет в них задействован? И, наконец, вопрос прокат спектакля.

«Даже для наших артистов балета выход на сцену – это событие. Только в этом случае они будут выкладываться на каждой постановке»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

Мы добились результатов на всех фронтах, и это возвысило театр на другой уровень – уровень доверия зрителей. У нас одни из самых высоких цен на билеты в провинции. Но посмотрите на наши залы – они всегда полны.

Завязано это еще и на том, что мы не допускаем в прокате каждодневной игры. Даже для наших артистов балета выход на сцену – это событие. Только в этом случае они будут выкладываться на каждой постановке. Показу всегда предшествует два дня репетиций – техническая и творческая.

А что же с оперным искусством? Ведь у нас нет солистов.

В этом вопросе мы отличаемся от других театров России. Мы работаем по принципу пирамиды, в основе которой высокопрофессиональные художественные коллективы – хор, оркестр, кордебалет. А на ее верхушке – звезды класса Большого, Мариинского, Белорусского, Украинского театров.

«Без основ не взрастишь ничего нового»

Театр позиционирует себя как оплот классического наследие. Однако в его стенах с недавнего времени проходит фестиваль современной хореографии Stage Platforma. Как относитесь к этому начинанию?

Мы не можем отрицать развития современной хореографии. Мы обязаны помогать подобным начинаниям, чтобы увидеть, к чему придет современная хореография. Не всё то современное, что появляется и фиксируется временем и пространством. Но развивать это необходимо.

Нуждаемся ли мы, на ваш взгляд, в дополнительном театре, где бы отдельно развивались современные течения?

Театры должны возникать органично. Должна появиться харизматичная личность и люди, которые за ней пойдут. Как в случае с «Табакеркой».

Если у тебя появились один-два спектакля – целый театр для этого не нужен. Однако если вырисовывается яркая тенденция – это другой разговор. А искусственно лепить спектакли – кому это нужно?

Национальные крупные формы, такие как балет и опера, у нас появились лишь в XX веке благодаря Назибу Жиганову, Фариду Яруллину, Салиху Сайдашеву и другим. Есть ли сегодня продолжатели традиции? Что нас ждет дальше?

Лишь природа рождает людей, которые способны написать достойную музыку. Но помышлять об экспериментах, скажем, в 90-е, было бы абсурдно. Тогда не существовало определенной эстетики. Без основ не взрастишь ничего нового – об этом хорошо знали те же Сайдашев и Яруллин.

«В развитии жанров не могу не сказать о громадной роли Рената Хариса, который является автором либретто ко всем операм и балетам последних лет в нашем театре»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

Однако теперь у нас есть определенное видение, и сегодня мы имеем таких композиторов, как Эльмир Низамов, Резеда Ахиярова, Миляуша Хайруллина, которая на Всероссийском конкурсе молодых композиторов «Партитура» заняла первое место.

В развитии жанров не могу не сказать о громадной роли Рената Хариса, который является автором либретто ко всем операм и балетам последних лет в нашем театре. И это дорогого стоит. Я благодарен судьбе за то, что свела меня с этими людьми.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100