news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Рашит Ахметшин: «Я организовал встречу афганских татар и Фикрята Табеева в 1983 году»

Как была организована работа советников КГБ СССР в Афганистане и о жизни общины афганских татар рассказал ИА «Татар-информ» бывший руководитель оперативной группы, старший советник управления ХАД Демократической Республики Афганистан в провинции Саманган полковник Рашит Ахметшин.

news_top_970_100
Рашит Ахметшин: «Я организовал встречу афганских татар и Фикрята Табеева в 1983 году»

 Советники КГБ СССР в Афганистане

ХАД (на языке дари «Ходамоте амнияти даулати») — это служба госбезопасности в Демократической Республике Афганистан, созданная по принципу советского КГБ. Основной задачей советских военных советников являлась координация всех подразделений ХАДа в борьбе с антиправительственными силами ДРА. Они обеспечивали безопасность советских гражданских специалистов, а также собирали информацию о бандформированиях: где они базируются, какими силами располагают, какое имеют вооружение. Кроме этого, проводилась большая аналитическая работа с этническими группами, проживающими на территории страны. Выяснялась их численность, лояльность к законной власти и родоплеменные отношения.

К 1985 году число советских военных специалистов в правительственных войсках превышало 1,2 тыс. человек. В Афганистане служил 761 советник, 205 специалистов, 227 переводчиков. Всего же с 1980 по 1988 год для работы в Афганистане из СССР было командировано около 8 тыс. военных советников, специалистов и переводчиков.

Неизвестные факты об общине афганских татар

О своей службе на территории Афганистана Рашит Ахметшин рассказывает осторожно, тщательно подбирая слова и факты.

«Я выпускник специального учебного заведения, в котором в течение двух лет нас готовили к работе в органах госбезопасности Афганистана в качестве советников — со знанием языков пушту, дари. В процессе подготовки мы изучали историю, культуру, обычаи и религию народов Афганистана. У нас вел вводный курс лектор из Академии наук СССР. 

В учебной методичке были вписаны национальности ДРА: пуштуны, таджики, хазарейцы, узбеки, туркмены, белуджи, пашайи, нуристани, аймаки, киргизы и несколько других. Татар среди них не было», — вспоминает Ахметшин.

Потом была трехлетняя работа в Афганистане. За это время прошли неоднократные встречи с лидерами татарской общины. По рассказам старейшин, абсолютное большинство татар эмигрировали еще до революции. Это те, кто занимался торговыми делами. Через Афганистан шли все древнейшие торговые пути Евразии: в Индию, Среднюю Азию, Китай. Вторая волна переселения была после Первой мировой войны и в период революционных волнений в России. Тогда много татар – купцов вынуждены были иммигрировать из соседних республик, боясь объявленной большевиками коллективизации и национализации. В ходе беседы выяснилось, что многие из них помнят, где была родина их родителей.

«Некоторые даже называли районы Татарстана, откуда предки были родом. В частности, Арский район. Конечно, ассимиляция взяла свое. Традиции, обычаи, язык практически были утеряны. Сейчас они разговаривают в основном на языке дари. Но четко и твердо помнят, что они татары», — рассказывает Ахметшин.

В феврале 1984 года, находясь в отпуске, Рашит Ахметшин поделился собранной информацией об афганских татарах с членами Академии наук СССР. Для ученых его информация, что в афганской провинции Саманган  проживает порядка 40 тыс. человек, идентифицирующих себя татарами, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Про татар как этнос, живущий в Афганистане, неоднократно упоминает персоязычная хроника XVIII-XIX веков «Сирадж ат-Таварих». Тем не менее ученым мужам Академии наук СССР ничего о них известно не было.

Встреча афганских татар с послом СССР в Афганистане Фикрятом Табеевым

В 1983 году Ахметшина назначили руководителем оперативной группы и старшим советником управления ХАД ДРА провинции Саманган в городе Айбак. Новости в Афганистане распространяются быстро, и через месяц на него вышли руководители татарской общины с просьбой о встрече. Оперативная обстановка в стране тогда была сложная, каждая встреча тщательно готовилась и проходила в условиях секретности.

«Почему именно ко мне обратились? По их логике, раз я татарин, значит, соплеменник. А соплеменник — это очень близкий, доверенный человек в Афганистане. Там очень сильные родоплеменные отношения. Я согласился на встречу, и руководитель общины прислал для переговоров своего сына. На встрече после продолжительной беседы мне задан был главный вопрос — могу ли я организовать переговоры с послом СССР в Афганистане Фикрятом Табеевым», — вспоминает Ахметшин.

Прежде чем обращаться в посольство, Ахметшин собрал оперативную информацию о численности татарской общины и ее старейшинах. Каких политических взглядов придерживаются, какие цели преследуют, как относятся к советскому воинскому контингенту и к повстанцам. Через помощника Табеева были согласованы все детали переговоров с представителями диаспоры, и встреча состоялась.

«Какие вопросы на ней поднимались, я не знаю. Но Табеев отозвался о беседе как об очень важной. Могу лишь предположить, что в обмен на лояльность к действующему режиму община хотела получать ряд преимуществ. К тому же если члены общины прекращают военные действия против народной власти и советских войск, то кроме финансовой помощи они получают оружие и боеприпасы для защиты от бандформирований. Кстати, татарская община никогда не проявляла агрессии в отношении советских войск. У них была более гибкая политика», — вспоминает Рашит Ахметшин.

Позднее в беседе с Генеральным секретарем ЦК НДПА Бабраком Кармалем Фикрят Табеев поднял вопрос о положении дел татар Афганистана, но с выводом советских войск с территории ДРА эта тема была забыта.

Неучтенный религиозный фактор

На вопрос, почему в 1979 году вместо Александра Пузанова послом СССР в Афганистане был назначен первый секретарь Татарского обкома КПСС Фикрят Табеев, Ахметшин ответил так. По его словам, Пузанов наделал много ошибок в момент ввода советских войск в Афганистан. 

«Если национальный и политический фактор в работе с местным населением им учитывался, то религиозный отодвигался на задний план. А религиозный фактор в Афганистане — один из самых решающих. В этой стране ислам — государственная религия. Мусульманское духовенство обладает огромным авторитетом у людей и регламентирует все стороны жизни, практически не разделяя ее на светскую и религиозную. Пузанов и руководство ДРА придерживались только коммунистической политики. Этим они сразу настроили против себя местное духовенство. А после того как руководством ДРА были проведены репрессии в отношении духовенства, многие муллы возглавили вооруженные формирования. В этот момент пропагандисты Запада использовали межэтнические противоречия и религиозный фанатизм в своих целях, настраивая население против советского присутствия. 

«Всего этого можно было избежать. При помощи переговоров и финансов можно было склонить религиозных деятелей на сторону народной власти, и все бы было во многом по-другому. Чтобы исправить ситуацию, в Афганистан и направили Табеева. Мусульманина, который ближе к местным и по вере, и по традициям. Ситуация стала исправляться, но время было упущено. Мусульманские лидеры уже нашли силовую и финансовую поддержку на Западе и менять ничего не хотели», — пояснил Ахметшин.

Странно, что по военной линии в СССР практически сразу стали формировать мусульманские батальоны, укомплектованные военнослужащими из Средней Азии. Они имели внешнее сходство, владели языком и исповедовали религию народов Афганистана. И это отлично зарекомендовало себя в работе. А в дипломатии такого не было. Хотя еще с времен Гражданской войны руководство СССР имело бесценный опыт работы с населением Средней Азии.

Афганские татары сегодня

Афганистан и поныне является смесью племен, кланов, национальностей со своими традициями, законами и внешней политикой. Возрождение татарской общины в Афганистане как самостоятельной этногруппы началось с возникновения Благотворительного патриотического фонда мусульман России, который базируется в Казани. Первый раз представители фонда посетили Афганистан в 2019 году по приглашению Российского центра науки и культуры в Кабуле. Делегацию возглавил известный в Татарстане священнослужитель Рустем Зиннуров, который выступал в мечетях, обсуждая с местными богословами толкование сунн Корана.

Имея глубокую теологическую и практическую подготовку, он прекрасно справился со своей миссией. Афганцы не думали, что в России есть богословы, которые в простой и доступной форме могут раскрыть смысл коранических аятов. Этот визит послужил фундаментом взаимоотношений фонда с Афганистаном. Через год открылось официальное представительство фонда в Кабуле, началось активное продвижение на экспорт российской продукции и услуг, а также осуществление гуманитарной деятельности. Силами сотрудников, волонтеров и местных врачей фонд ежегодно раздает более 200 тыс. упаковок российских медикаментов в особо нуждающихся уездах, а также в лагерях для беженцев стран Центральной Азии.

Также фонд в статусе подписанта Глобального договора ООН участвует в гуманитарных программах и закупках ООН. Параллельно представители благотворительного патриотического Фонда мусульман занимаются и поисковой деятельностью. При поддержке Правительства Татарстана сотрудники фонда ведут поиск захоронений пропавших без вести советских солдат.

В марте 2021 года Правительство Афганистана при поддержке Президента этой страны добавило в гражданские паспорта и свидетельства о рождении национальность «татары». А спустя два месяца начали выдаваться паспорта и свидетельства о рождении с указанием национальности — «татарин». Ранее этого сделать не могли, так как национальность татары не была включена в Конституцию страны как отдельная нация.

По словам Ахметшина, татары Афганистана хотят развивать культурные, торговые и политические связи с соотечественниками в России. Они активно изучают татарский язык и надеются запустить документооборот на родном языке в регионах их компактного проживания в Афганистане.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100