news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

«Похищали, заставляли попрошайничать»: в Казани вновь судят рабовладельцев из Молдовы

Сегодня Советский районный суд Казани спустя год начал повторно рассматривать дело жителей Молдовы, державших в рабстве инвалидов. На скамье подсудимых две женщины и мужчина, их обвиняют в использовании рабского труда и торговле людьми. Трудности перевода, тайный организатор «работорговли» и похищение инвалидов с трасс – в репортаже «Татар-информа»

news_top_970_100
«Похищали, заставляли попрошайничать»: в Казани вновь судят рабовладельцев из Молдовы
Советский районный суд Казани начал повторно рассматривать дело жителей Молдовы, державших в рабстве инвалидов
Фото: © Дмитрий Шатров / «Татар-информ»

Советский районный суд Казани начал повторно рассматривать дело жителей Молдовы, державших в рабстве инвалидов. На скамье подсудимых трое – Владимир Ибриан, его сестра Виолета Лепэдату, а также их сообщница Мария Зореа. Их обвиняют в использовании рабского труда и торговле людьми.

«Они русский язык знают лучше меня»

Заседание должно было начаться в 10 утра, но подсудимых доставили на час позже.  

В суд сегодня пригласили переводчика с русского на молдавский язык Ларису Шабанову. Именно ее больше всех ждали подсудимые.

В прошлом году Советский суд уже начинал рассматривать это дело и отправил его на пересмотр. Главной причиной тогда назвали то, что подсудимые якобы не до конца понимали юридические термины. По их словам, им требовался переводчик и полный перевод обвинительного заключения. Государственный обвинитель тогда же отметил, что пока шло следствие, никому из подсудимых переводчик не требовался, они свободно общались на русском языке.

Представители СМИ поинтересовались у переводчика, насколько хорошо подсудимые владеют русским языком. 

«Они русский язык знают лучше меня», – ответила Лариса Шабанова.

Ее заявление решила прокомментировать защитница Виолеты Лепэдату. 

«Это не чья-то прихоть, переводчик положен по закону. По этой же причине все материалы в итоге перевели на молдавский. Они все являются иностранными гражданами», – подметила она.

Спустя час процесс все-таки начался. Выясняя личность подсудимых, судья отметила, что каждый из них может обратиться к переводчику, который присутствует на заседании. Но у Виолеты Лепэдату, как и у ее подельников, проблем с пониманием не возникло. Они без проблем смогли рассказать суду о своем образовании, дате рождения, месте прописки и семье.

«Уроженка Республики Молдова. У меня среднее образование, двое малолетних детей. В Казани проживаю в поселке Константиновка. На данный момент не работаю, ранее не судима», – рассказала Лепэдату.

Следующим краткий экскурс по своей жизни провел Владимир Ибриан, младший брат Виолеты. Он рассказал, что является уроженцем Республики Молдова, временно зарегистрирован в Тюмени. На данный момент не женат, детей нет, официально не работает. После него о себе рассказала последняя фигурантка данного дела  Мария Зореа.

«Я также являюсь гражданкой Республики Молдова. Образование среднее, я мать-одиночка, официально не работаю», – рассказала Зореа.

Подсудимые без проблем смогли рассказать суду о своем образовании, дате рождения, месте прописки и семье

Фото: © Дмитрий Шатров / «Татар-информ»

Работорговцы работали большой группой

После соблюдения стандартных процедур государственный обвинитель начал зачитывать обвинение. Всего в деле 14 эпизодов. Напомним, о резонансном случае с рабами-инвалидами в Казани СМИ узнали в декабре 2020 года. 

Женщина-волонтер заметила инвалида-попрошайку на дороге возле ТЦ «Мега» и решила забрать его. Спустя время ей начали угрожать «хозяева» мужчины. Юлия рассказала в социальных сетях, что много лет дядя Дима, так звали инвалида, работал попрошайкой у неких представителей цыганской диаспоры. Они выставляли его на улицу в 9 часов утра и забирали в 10 часов вечера. Он зарабатывал порядка десяти тысяч рублей в день, но его «хозяева» все забирали себе. За попытку побега инвалида избивали.

Тогда мужчину поместили в реабилитационный центр. После угроз Юлия Хакимова написала заявление в полицию. 

«Не позднее 2018 года в поселке Вулканешты на территории Молдовы не установленное следствием лицо, действуя умышленно, с целью личного материального обогащения, получения постоянного дохода от лиц с ограниченными физическими возможностями на территории РФ, через рабский труд лиц с ограниченными физическими возможностями принял решение организовать из уроженцев поселка, состоящих в родственных и близких связях, организованную группу. Ее участники должны были незаконно эксплуатировать в РФ лиц с ограниченными физическими возможностями, принуждая их к попрошайничеству», – начал зачитывать государственный обвинитель. 

По версии следствия, в состав группы помимо трех подсудимых входили Роман Мавроян, Флорин Панкратий, Спартак Скрипкару и другие граждане Республики Молдова, пока не известные следствию. Все они родились и выросли в одном поселке и приходятся друг другу родственниками. Организатор, по версии следствия, придумал, как использовать рабский труд инвалидов в России, и распределял прибыль среди участников группы.

Следствие считает, что Роман Мавроян и Флорин Панкратий искали на территории РФ инвалидов, оставшихся без родственников, и вербовали их. Потом они передавали их следующим участникам группы, те принуждали их попрошайничать. Если кто-то из ранее завербованных инвалидов отказывался попрошайничать, их избивали и давили на них психологически.

Трое подсудимых – Владимир Ибриан, его сестра Виолета Лепэдату, и их сообщница Мария Зореа, по версии следствия, занимались тем, что получали от Маврояна и Панкратия завербованных для попрошайничества инвалидов. Они должны были продолжать их вербовку, распределять между собой и другими участниками группы, укрывать в арендованных жилых помещениях, обеспечивать едой, одеждой, алкоголем и сигаретами. Одежда должна быть непростая, инвалидов без ног одевали в камуфляжную форму, выдавая за ветеранов боевых действий, чтобы люди их жалели и давали деньги. 

Спартак Скрипкару работал напрямую с Зореа и Лепэдату. Тех, кто отказывался работать или не выполнял правила, он избивал.

Инвалидов заставляли целыми днями сидеть на улице, кормили только после того, как принесут деньги, а «выручку» забирали полностью. Подсудимые выполняли роль надсмотрщиков-эксплуататоров. Все деньги они отправляли «выше» денежными переводами. 

Прокурор Равиль Абзалилов отметил, что если один из участников схемы попадал в беду, таинственный организатор нанимал ему адвокатов и перечислял деньги. Также он занимался пристройством детей сообщников на время судебных разбирательств. 

Таким образом, с 2018 по 2021 год Лепэдату и Зореа арендовали жилые помещения в казанском поселке Константиновка, на проспекте Ибрагимова и на улице Рихарда Зорге. В этих домах и квартирах они жили вместе с инвалидами, которые работали у них попрошайками. Троих инвалидов, по версии следствия, Спартак Скрипкару периодически избивал.  

Равиль Абзалилов перешел к историям подсудимых. Преступники действовали примерно по одной и той же схеме

Фото: © Дмитрий Шатров / «Татар-информ»

«Похитили прямо с трассы»

Далее Равиль Абзалилов перешел к историям подсудимых. Все они были похожи друг на друга, преступники действовали примерно по одной и той же схеме. Искали самых незащищенных, слабых и одиноких.

По версии следствия, в ноябре 2018 года во Владимирской облаасти на трассе М7 Мавроян познакомился с одним из инвалидов – Карповым. Он рассказал своей группе, что у Карпова нет родственников и в силу физических особенностей он не может оказать сопротивление.

Мавроян завербовал Карпова, обманул и перевез в Казань, где передал Лепэдату. По версии следствия, мужчине пообещали кров, работу и сожительницу, поэтому он согласился. Лепэдату должна была его заставить попрошайничать в Казани. Инвалида спрятали в Константиновке, где угрозами заставили работать на себя. 

Сегодня суд выслушал лишь часть обвинительного заключения, продолжение истории прозвучит на следующем заседании. Государственный обвинитель, который зачитывал обвинение, несколько раз спрашивал у подсудимых, все ли им понятно, не нужен ли перевод. Они сказали, что все понимают без перевода.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100