news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Плотник, столяр, учитель и пчеловод Рустам Шаймарданов: «Правильно выбрал профессию»

Житель села Такталачук Актанышского района, плотник и столяр Рустам Шаймарданов освоил свою профессию еще в юности и 40 лет жизни посвятил преподаванию труда воспитанникам коррекционной школы.

Плотник, столяр, учитель и пчеловод Рустам Шаймарданов: «Правильно выбрал профессию»
news_top_970_100
news_left_column_240_400

«Правильно выбрал профессию. Люблю школу, люблю детей, люблю возиться с деревом. Без такой самозабвенной любви к своему ремеслу, наверное, сорок лет в одном месте не проработаешь», – говорит Рустам абый.

В наш век технологий труд плотника в селе все еще востребован, и люди, умеющие создавать и строить из дерева, по-прежнему пользуются большим авторитетом. Каждой весной в любой деревне кто-нибудь да начинает стройку – дом, пристрой, подсобные помещения. Как только на всю улицу зазвучит стук топора или жужжание пилы, сельчане начинают обсуждать: «Кто строит? А кто мастер?» «Мастер такой-то», – отвечают. «А, этот хорошо сделает», – делают заключение участники таких разговоров. 

«Раньше в деревне каждой весной на какой-нибудь из улиц ставили сруб и строили дом. Я после школы всегда находился там, где шла стройка. Обожал запах древесины, наблюдал, как работают мастера, и пробовал делать, как они. Удивительно, что увиденное в четвертом-пятом классе я до сих пор хорошо помню, как они работали – стоит перед глазами, и я до сих стараюсь делать, как они», – говорит Рустам абый.

За четыре десятка лет он построил множество домов в своей деревне и окрестностях. Шаймарданов хорошо знает и плотницкое дело, и столярное – может и сруб сделать, и мебель для дома. 

На татарском языке «плотник» звучит как «балта остасы» – «мастер топора», однако сейчас мастера предпочитают другой инструмент – пилу. И не ручную, а электрическую или бензиновую. И молоток уже в руках мастера редко увидишь, вместо него – шуруповерт, говорит Рустам абый. «Сегодня для строительства дома есть все, что захочешь», – добавляет он.

«Сейчас топором уже особо не работают, потому что и доски, и бревна покупают готовые, обструганные. Остается только сложить бревна друг на друга – и всё, сруб готов. У современных мастеров основной инструмент теперь – бензопила. Ей даже скульптуры из дерева вырезают», – говорит Шаймарданов.

Рустам абый вспоминает, что раньше не все инструменты можно было купить в магазине – приходилось какие-то изготавливать самому. Сейчас и ручной труд в строительстве используется мало, развита механизация, говорит он.

«В нашем роду никогда учителей не было»

Окончив среднюю школу в селе Татарские Ямалы, Рустам Шаймарданов поступил на отделение труда в Мензелинское педучилище. 

«В нашем роду никогда учителей не было. Папа работал в колхозе, мама секретарем сельсовета. Я еще в детстве активно участвовал в школьной жизни. Наш директор Назия апа говорила, что у меня задатки педагога: «Рустам, ты учитель с рождения. Иди туда, где готовят учителей». Следуя ее совету, поехал в педучилище», – вспоминает Шаймарданов.

Когда он поступал, отделение, которое готовило учителей труда, в училище открыли всего год как. 

«Технические знания в училище давали хорошие. Столяр, слесарь, электротехника, моделирование, сварочные работы – всему обучили. Водительские права тоже там получил. Вообще там много было разных специальностей, которым мальчики очень хотели бы обучиться», – рассказывает Рустам абый.

«Надо жить своим трудом, не полагаться на других»

После училища молодой специалист отслужил в армии, и в феврале вернулся в родные Тат Ямалы. В школах тогда вакансий учителя труда не оказалось. «Мне сказали, что в коррекционной школе в деревне Такталачук в следующем году трудовик уходит в армию, можно будет прийти на его место», – вспоминает Шаймарданов. И вот с октября 1980 года он работает в коррекционной школе в Такталачуке, ныне – ГБОУ «Такталачукская школа-интернат для детей с ограниченными возможностями здоровья».

«Приходят разные дети. Есть и озорники, есть и с ограниченными возможностями. Исходя из того, что в состоянии осилить ребенок, выбираешь сложность задачи. Стараемся находить индивидуальный подход к каждому ребенку, независимо от особенностей его здоровья», – говорит Рустам абый.

С детьми надо по-доброму, тогда они понимают учителя и стараются хорошо выполнять задания, делится собеседник. «Я для них всех как папа. К каждому обращаюсь “сынок”, “дочка”. Только доброе отношение позволяет находить с ними общий язык, злостью и руганью тут ничего не добьешься. За сорок лет работы в школе эти дети для меня стали как свои. Они меня понимают с полуслова», – говорит он.

Коррекционная школа дает детям навыки, которые им пригодятся в жизни. Они учатся шить, заниматься растениеводством, домоводством. Рустам абый обучает мальчиков столярному делу.

«Из дерева изготавливаем необходимое в повседневной жизни – стулья, столы, рабочие инструменты. Можем сделать и оконные рамы, и разделочные доски. Мы стараемся, чтобы дети были готовы к взрослой жизни. Хотим, чтобы они понимали, что надо жить своим трудом, не полагаться на других, стараемся научить их жить по совести», – говорит Рустам абый.

«Работа должна приносить удовольствие»

Побывали мы и в домашней мастерской Рустама Шаймарданова. Здесь много заготовок, строительного материала, разной мебели и инструментов, изготовленных мастером. Любимым делом Рустам абый занимается и дома, и на работе. Супруга Дания апа тоже свою жизнь связала с педагогикой – она много лет проработала в той же коррекционной школе воспитательницей. Сейчас на заслуженном отдыхе.

Двое дочерей Шаймардановых тоже учителя. Сейчас уже внуки Рустама абый крутятся около деда и вникают в секреты его ремесла. «Для них рядом с мастерской сделали летний домик. На каникулах они всегда со мной», – говорит счастливый дедушка.

Еще одно любимое занятие Шаймарданова – пчеловодство. Улья он тоже изготавливает сам и обращается с пчелами так же по-доброму, как и с детьми.

«Талант надо развивать, а для этого нужны усердие и желание. Пока любовь к своему делу не доведешь до фанатизма, работа не пойдет. Жизнь надо любить так же, как и работу. Будьте верными выбранной профессии. Если работа нравится, ее ты готов делать даже бесплатно, она должна приносить душевное удовольствие», – говорит Рустам Шаймарданов.

Автор: Эндже Габдуллина, перевод, www.intertat.tatar

news_right_column_240_400
news_bot_970_100