news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

«Перешли на электронных пастухов»: как в деревнях Татарстана решают проблему выпаса скота

После майских праздников в большинстве деревень Татарстана домашний скот личных хозяйств выводится на пастбища. Как жители решают проблему нехватки пастухов, какие новшества приходят вместо традиционных способов – в материале «Татар-информа».

news_top_970_100
«Перешли на электронных пастухов»: как в деревнях Татарстана решают проблему выпаса скота
После майских праздников в большинстве деревень Татарстана домашний скот личных хозяйств выводится на пастбища
Фото © «Татар-информ»

Издревле богатое поголовье домашних животных считалось признаком зажиточности деревни, а начало сезона выпаса скота воспринималось как некий праздник – на свежей траве молоко у коров и обильнее, и вкуснее. Традиционно выпасом стада занимались сами жители, поэтому практически у каждого уроженца деревни сохранились воспоминания о летних днях, проведенных на пастбище, трудностях и приятных моментах, связанных с этим занятием. Однако в последние годы во многих деревнях республики поголовье домашнего скота существенно сократилось. В этом году животные на выпас вышли не везде. А там, где поголовье сохранилось, все чаще жители обустраивают пастбища «электронными пастухами».  

«Давно перешли на “электронных пастухов”»

Ирина Загидуллина, село Нижний Таканыш Мамадышского района:

«В составе нашего сельского поселения – пять деревень. Во всех пяти деревнях люди держат домашний скот, летом выводят на пастбище. Сезон начался на днях. Везде у нас используются “электропастухи”. В Нижнем Таканыше это устройство люди приобрели еще пять лет назад, когда они только еще появились. А до этого обычно нанимали пастуха, оплачивали в складчину его работу. Это было дороже, а главное – трудно было найти желающих наняться. Правда, с «электропастухом» тоже не расслабишься – надо следить за животными. Утром надо отводить коров, вечером забирать. Но все же это удобнее, чем целый день самому охранять животных на пастбище».

«Обычно нанимали пастуха, оплачивали в складчину его работу. Это было дороже, а главное – трудно было найти желающих наняться»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Пасём сами»

Резеда Сафина, глава сельского поселения Старое Абдулово, Тукаевский район:

«У нас в поселение входят шесть деревень, в двух из них к лету сформировалось стадо из домашних животных. В Старом Абдулово на пастбище выходят примерно 50 голов, в соседнем Мрясево, насколько я знаю, чуть больше 80 голов домашнего скота. У нас обычно коровы и овцы пасутся вместе.

В наших краях пасти животных выходят сами жители, каждая семья по очереди. Мы так привыкли. Никогда пастухов не нанимали. За одну корову или бычка работаешь один день. Обычно очередь подходит один раз в полтора месяца, это 3-4 раза за сезон. Ничего, нам не сложно. Летом на природе пасти коров – это само по себе удовольствие.

Сейчас уже никто на своих двоих за коровами не бегает. У всех техника. И на иномарках ездят, а кто-то на мотоцикле. Это как на природу, на пикник выехать – включаешь музыку, жаришь шашлыки. Получается своеобразный отдых».

Несмотря на небольшое количество животных, выведенных на выпас, в Старом Абдулово поголовье домашнего скота довольно внушительное. На шесть деревень – 465 голов крупного рогатого скота, около 300 овец, есть также и козы.

«У нас в Мрясево расположено СХП им. Сайдашева. Это крепкое хозяйство. За счет паевых земель выдает населению фураж, сено, так что у людей есть возможность держать скот. У нас просторные пастбища, есть водоемы», – рассказала женщина.

«В наших краях пасти животных выходят сами жители, каждая семья по очереди. Мы так привыкли. Никогда пастухов не нанимали»

Фото: © «Алькеевские вести»

«Пастуху купили лошадь»

В селе Карамалы Азнакаевского района сезон выпаса начался еще 29 апреля. По словам секретаря сельсовета Зульфии Гумеровой, в предыдущие годы начинали позже, чтобы дать траве немного подняться. Однако из-за прошлогоднего засушливого лета этой весной трава начала всходить позже, поэтому ждать не стали, объяснила сельчанка.

«В личных хозяйствах у нас более 100 голов скота. В некоторых дворах больше десятка коров. Для таких хозяйств, конечно, чем раньше выпускать животных на выпас, тем лучше. У нас есть свой пастух в деревне, наш уважаемый односельчанин, много лет выполняющий эту трудную работу. До этого он пешком передвигался, но в этом году мы, пожалев его, и в знак благодарности решили купить ему коня. Это наш ему подарок. Каждый год перед сезоном мы собираемся с односельчанами, обсуждаем, как организовать это дело. Вот во время такого собрания один из нас предложил купить лошадь пастуху, остальные сразу же согласились. Уже на следующий день собрали 40 тысяч рублей, часть суммы дал он сам. В этом году мы платим пастуху 500 рублей в день, а тот, чья очередь выйти на пастбище, готовит ему еду на день.

У нас есть личные хозяйства, которые занимаются производством молока. Они купили себе “электропастуха”, установили на краю деревни и пользуются таким способом.

Овцы и козы у нас не выводятся на выпас, но такого скота тоже довольно много. В одном из хозяйств, например, 60 голов овец», – рассказала Зульфия Гумерова.

«Конечно, чем раньше выпускать животных на выпас, тем лучше. У нас есть свой пастух в деревне, наш уважаемый односельчанин, много лет выполняющий эту трудную работу»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«С электронным пастухом получается дешевле»

В селе Нижний Куюк Атнинского района тоже отказались от услуг наемного пастуха. Сейчас во всех деревнях, входящих в сельское поселение, пастбища оборудованы «электропастухами». Об этом рассказала жительница села Гульфира Садыкова.

«Назначили одного человека, чтобы следил за работой устройства, оно может разрядиться, тогда коровы убегут. На днях должны привезти еще одного “электропастуха”, это уже будет второй в нашей деревне. Говорят, он будет работать от солнечной батареи.

Использование “электропастуха” обходится дешевле. Расходы были только на покупку и установку, собирали по 1 тысяче рублей с коровы. Столько же мы платили пастуху за каждый выход, а очередь подходила четыре раза за лето», – рассказала сельчанка.

«Использование “электропастуха” обходится дешевле. Расходы были только на покупку и установку, собирали по 1 тысяче рублей с коровы»

Фото: © «Татар-информ»

«На молоке зарабатываем 90 тысяч рублей в месяц»

Эльмира Юсупова – секретарь сельского совета в Нижнем Куюке. Ее семья продает молоко с личного хозяйства и получает около 90 тысяч рублей дохода в месяц. Эльмире ханум приходится вставать в полчетвертого утра, чтобы до работы успеть подоить коров.

«На зиму корма мы покупаем. Даже с этими расходами держать коров для нас выгодно, особенно если цена на молоко хорошая. Зимой подняли до 30 рублей за литр, сейчас начали снижать – собирают по 29 рублей. А в прошлом году в это время уже брали всего по 17 рублей. Сейчас у нас четыре коровы дают молоко, остальные собираются отелиться. По моим подсчетам, получится 45 тысяч рублей за 15 дней, значит, 90 тысяч в месяц.

Свою небольшую ферму мы основали на государственную субсидию. По условиям у нас должно было быть не меньше 8 коров, мы взяли нетелей. Но большинство телят оказались мальчиками. Шесть из них мы вырастили на мясо. Даже с учетом, что мясо тогда стоило 360 рублей за кило, выручили на этом 70-80 тысяч рублей. Сейчас у нас в хозяйстве восемь коров. В бюджетной сфере зарплаты маленькие, без домашнего скота нам не выжить», – рассказала Эльмира Юсупова.

«Электронный пастух» по деньгам выходит дешевле, подтвердила она. Но и с таким устройством коров надо держать под присмотром, поэтому восемь дней за сохранность животных отвечает наша семья, говорит собеседница. «На восемь коров нам пришлось бы нанять двух пастухов. Даже по тысяче рублей за каждую корову, за лето услуги пастуха нам обошлись бы почти в 50 тысяч. А за “электронного пастуха” один раз по 1 тысяче за корову отдали, и всё», – пояснила она.

«Электронный пастух» по деньгам выходит дешевле. Но и с таким устройством коров надо держать под присмотром

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Голодный, под дождем пас коров»

Известному ведущему Фанилю Вакказову в детстве не раз приходилось поработать пастухом, и один случай запомнился ему особенно.

«В обед нам привозили поесть. Как-то целый день шел дождь, мы пытались согреться, разжигая костер, помню, у нас тогда даже одежда подгорела. В тот день обед должен был привезти мой папа, а у него сломалась машина, не доехал. Весь день мы были голодные, замерзли, а носки на костре сожгли. Всех подробностей не помню. Как рассказывают родители, я пришел домой и просто зарыдал от обиды.

С пяти лет я уже считался помощником и наравне со взрослыми выходил на пастбище. Были такие упрямые коровы, сбегали из стада. Если корова вечером не вернется в деревню, то это уже катастрофа. Перед хозяином отвечаешь ты. Как-то мне пришлось пробежать пять километров за коровой, я ее все равно поймал и привел домой. После этого мой авторитет в деревне вырос. Обычно на выпас выходят 5-6 человек из нескольких семей. Те, с кем я выходил, говорили с уважением: “С Фанилем можно идти, он может даже самых строптивых кров вернуть”.

Это были хорошие времена… Сейчас я бы с удовольствием сходил пасти коров, пел бы там на просторе, душой бы отдохнул. Но, к сожалению, в деревнях сейчас эта традиция исчезает. Раньше в стаде было по 120 коров, работали по несколько человек. Я рос Сабинском районе, пас коров деревень Кильдебяк и Мартыново… В Кильдебяке вроде бы есть еще небольшое стадо, в Мартыново давно уже домашний скот не выводят, никто уже не держит корову. Сейчас люди отказываются от домашнего скота, потому что все теперь за деньги. У колхоза не своруешь. Раньше люди хоть немного привозили сенажа, соломы колхозной, тем кормили скот. Теперь все приходится покупать, поэтому невыгодно. Дешевле выходит покупать – и молоко, и мясо», – говорит Фаниль Вакказов.

Фаниль Вакказов: «Сейчас я бы с удовольствием сходил пасти коров, пел бы там на просторе, душой бы отдохнул. Но, к сожалению, в деревнях сейчас эта традиция исчезает»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Пекли картошку на костре, собирали ягоды»

Для певца Ризата Рамазанова детские походы на луга и пастбища запомнились как летнее приключение и отдых.

«Пас коров, и овец. С овцами легче, они утром в прохладу кушают, а в дневную жару собираются в кучу и стоят. Овец пасти для нас был как отдых. А с коровами труднее, приходится бегать, к тому же у меня папа и дедушка строгие. В деревенском стаде коров было до 200 голов, приходилось объединяться 3-4 семьям. Кто-то на мотоцикле или машине привозил из деревни вкусный обед, было очень весело. Школьником я даже подрабатывал пастухом, нанимался, например, к бабушкам, чья очередь доходила пасти коров. Небольшие деньги, 300-500 рублей, но для ребенка большая радость. Я покупал на них что-нибудь вкусное.

А сейчас в деревнях удобно – ставят “электропастухов”. В нашей деревне Алан-Елга Сабинского района тоже собрали деньги на него. Одна семья из деревни это устройство обслуживает. Пасти коров уже не надо. Тем более выходить пастухом никому уже не хочется. Молодежь даже за 1,5-2 тысячи рублей уже не соглашается. И коров мало. Сейчас в стаде примерно 20 голов.

Эти времена запомнились как лучшая пора. С мальчишками пекли картошку на костре. Времени там много – взрослые рассказывают интересные случаи из жизни. Собираешь ягоды, грибы, банные веники, загораешь», – рассказал артист.

Ризат Рамазанов: «Выходить пастухом никому уже не хочется. Молодежь даже за 1,5-2 тысячи рублей уже не соглашается. И коров мало. Сейчас в стаде примерно 20 голов»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Коровы заболели…»

Певец Ильсаф вырос в селе Какерли Дрожжановского района. Традиционно жители села нанимали пастухов, однако они работали только летом.

«За эту работу им платили примерно 5-10 рублей. По очереди каждая семья брала пастуха на ночлег, кормила. Осенью в счет зарплаты им давали еще и зерно.

Но наемные пастухи работали только в определенные месяцы. Осенью, с завершением сезона люди уже сами выходили пасти коров, опять же по очереди. Дети тоже выходили, сейчас я вот думаю, как взрослые не боялись доверить нам столько животных, потому что тогда в деревенском стаде коров и овец было очень много.

Запомнился неприятный случай, связанный с этими годами. Осенью мы пасли коров у дороги, а на ней – зерно, которое высыпалось с хлебоуборочных машин. Мы со старшим братом накормили коров и овец этим зерном. Они объелись… Коровы выжили, но в некоторых семьях овец пришлось забить…

Ильсаф: «Наемные пастухи работали только в определенные месяцы. Осенью, с завершением сезона люди уже сами выходили пасти коров, опять же по очереди»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Сейчас в деревне у нас домашнего скота мало, и с выпасом справляется “электропастух”», – рассказал Ильсаф.

По информации Министерства сельского хозяйства и продовольствия РТ, в марте текущего года в республике зарегистрировано более 290 голов крупного рогатого скота. Более 100 тысяч из них – дойные коровы.

intertat.tatar, перевод

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100