news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Память // ЗА ОТВАГУ - ЗА ЛЕНИНГРАД // 29 июнь, №24

Осенью 1942 года над городом нависла смертельная опасность: немцы перерезали единственную артерию по снабжению города – «Дорогу жизни». Наша 224-ая стрелковая дивизия, в составе которой был 160-й стрелковый полк, где я служил разведчиком, в начале декабря получила приказ срочно из Архангельской области прибыть к Ладоге. Темной ночью мы под обстрелом немцев на кораблях от порта Кобоны до порта Осиновца на расстоянии 30 км прорвались в осажденный Ленинград.

После неудачной попытки освободить город в начале 1942 года силами II Ударной Армии, ставка Верховного Главнокомандования готовилась более основательно – был разработан план «Искра» для прорыва вражеской блокады одновременно силами Ленинградского и Волховского фронтов. В начале января 1943 года бойцы из Ленинграда через Неву рванули навстречу атакующим частям Волховского фронта и 18 января, разбив хорошо укрепленные позиции немцев, радостно обнялись с бойцами Волховского фронта. Блокада была разорвана!

В этом историческом сражении активно участвовала 224-ая стрелковая дивизия и ее 160-й стрелковый полк.

Война была страшная! 29 января в полку из 3500 бойцов осталось около сотни, от разведвзвода - я один. Командир полка ввел в бой даже комендантский взвод.

Мне, как снайперу разведвзвода, удалось сбить немецкого корректировщика. Вскоре я получил осколочное ранение в левое плечо и мне наложили тугой жгут в блиндаже командира полка майора Фролова. Он обратился ко мне: «Товарищ разведчик! Мы должны отправить Вас в медсанчасть. Но, как видите, фашисты истребляют остатки полка из шестиствольных минометов. Я прошу Вас вместе со связистом проползти к разбитому танку «КВ» и сообщить координаты немецкой батареи». Мы под огнем немцев доползли до «КВ», и я дал координаты немецкой батареи. Вскоре по моим расчетам наши противотанковые пушки «Сорокопятки» накрыли немецкую батарею. Но и немцы, обнаружив нас, открыли огонь. Я получаю тяжелое ранение в левое бедро – кровь фонтаном! Сосед быстро накладывает двукратный тугой жгут. Через несколько минут опять на нас летят мины, опять взрыв у левой ноги, задеты сидалищные нервы. Вижу: мой связист погиб. Уже некому наложить мне очередной жгут. С трудом связываюсь со штабом и докладываю, что связист погиб, моя левая нога разбита дважды, меня можно вынести только на руках. Вскоре один из уцелевших командиров батальона добрался до танка ползком и, навалив меня на  спину, ползком вынес с поля боя до блиндажа командира полка, который тут же дал приказ штабистам: «За выполнение боевого задания в тяжелораненом состоянии разведчика Мухибуллина представить к медали «За отвагу»».

Как бесценную реликвию я храню медали «За отвагу» и «За оборону Ленинграда».

Нагим Мухибуллин, инвалид

 Великой Отечественной войны    

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2