news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

«Пациентка заговорила прямо на операционном столе»: как спасают инсультников в РКБ

70-летняя Розалия Носкова проснулась утром и поняла, что не может говорить. Ничего не болело, но рука и нога не слушались. Как выяснилось, у нее случился инсульт. Тромб врачи достали в течение 7 минут. Как не пропустить начало и сколько времени есть, чтобы человек вышел из инсульта с наименьшими потерями, у врачей РКБ узнал «Татар-информ».

news_top_970_100

Розалия Носкова: «Я не поняла, что произошло. Я встала, сделала два шага и тут рухнула…»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Хочу ответить мужу, но не получается произнести ни слова»

70-летняя Розалия Саидовна Носкова проснулась, как обычно, рано, в шесть утра. Большую часть жизни женщина посвятила школьникам, преподавала английский язык. Привычка просыпаться рано осталась.

«Я такой деятельный человек. Просыпаюсь – начинаю сразу что-то делать. Я прошла на кухню, посмотрела в окно. Что-то темно, думаю, что я буду делать? Пошла опять прилегла. Уснула», – вспоминала то утро Розалия Саидовна.

Проснувшись во второй раз, села на кровати, начала искать ногами тапочки, но одна нога почему-то слушалась хуже. И только в этот момент заметила, что с головой что-то не так. Ничего не болело, но ощущения были необычные.  

«Я не поняла, что произошло. Видимо, по привычке надо было делать свои обычные утренние процедуры. Я снова встала, сделала два шага и тут рухнула…» – рассказала Розалия Саидовна.

Упала женщина неудачно – ударилась лбом о дверной косяк.   

Немного оклемавшись, Розалия Саидовна постаралась подняться на ноги. Ноги и руки двигались, но приподняться никак не получалось и по-прежнему ничего не болело. Она дотронулась до места ушиба, почувствовала, как из раны льется кровь.

«Из-за грохота встал муж, из комнаты выходит и говорит: “Роза, что это с тобой?” А я хочу ответить, но ничего не получается», – вспомнила пациентка.

Она еще раз попыталась встать, но попытка вновь не увенчалась успехом. Тогда муж поднял ее с пола, усадил на кресло, вызвал скорую помощь и позвонил сыну. 

Супруг, к слову, сразу же понял, что это инсульт. Он знаком с этим состоянием, потому что два года назад сам лежал в больнице с таким же диагнозом. Тогда быстро помочь ему не удалось, мужчина довольно долго восстанавливался. До сих пор левая рука двигается плохо.

Алиса Зайнутдинова: «По КТ обнаружили, что есть окклюзия магистрального сосуда – тромб мешал крови поступить в отдел мозга, это показание для тромбоаспирации»

Фото: Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Какая операция? У меня же ничего не болит!»

Медики приехали очень быстро. Сделали укол. И постоянно спрашивали: «Как вас зовут?»

«Я смотрю на них в замешательстве. Мне непонятно, почему даже звук какой-то не могу произнести, ни “ай”, ни “ой” – ничего», – поделилась воспоминаниями женщина.

К тому моменту к родителям приехали сын с другом. Они помогли уложить Розалию Саидовну на носилки. На карете скорой ее доставили в Республиканскую клиническую больницу Татарстана.

Лечащий врач пациентки, невролог инсультного отделения РКБ Алиса Зайнутдинова, рассказала, что пациентка поступила в больницу в течение первых двух часов после начала инсульта.

В клинике Розалии Носковой чудились барокамеры, словно из одной ее помещают в другую, в реальности же это был аппарат КТ. Лечащий врач рассказала, что у женщины взяли все анализы, сделали рентгеновскую компьютерную томографию с исследованием сосудов.

У женщины взяли все анализы, сделали рентгеновскую компьютерную томографию с исследованием сосудов.

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Врачи снова и снова спрашивали, как ее зовут. Но произнести ни слова в ответ она все так же не могла.

«По КТ обнаружили, что есть окклюзия магистрального сосуда – тромб мешал крови поступить в отдел мозга, это показание для тромбоаспирации», – рассказала невролог. 

После осмотра врача Розалия Саидовна услышала, что ее отправляют на срочную операцию. Она очень удивилась: «Какая еще операция? Ведь у меня ничего не болит».

Заговорила прямо на операционном столе

Заведующий неврологическим отделением для больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения Ленар Хамматуллин объяснил «Татар-информу», что способа избавиться от тромба в случае этой пациентки было два. Первый, самый простой, – сделать укол, который бы растворил тромб, но у женщины была гематома после падения. При такой терапии кровь из раны хлынула бы вновь, и остановить ее было бы очень трудно. Второй – достать тромб хирургическим методом через маленький прокол под контролем рентгена. На срочном консилиуме было принято решение оперировать.

Ленар Хамматуллин: «Нам удалось с первого подхода провести катетер к тромбу, включить специальное устройство – проще сказать, насос, который высосал тромб и завел его в катетер»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Операцию делали два парнишки: одного я видела постоянно с согнутой спиной, он что-то делал. А второй, в синем, спрашивал: “Как вас зовут, как вас зовут? Вот сейчас вы мне должны сказать, как вас зовут”. Через какое-то время я произнесла: “Носкова”. И сама хлопаю глазами. Он: “Ну вот”. Имя я еще не смогла в тот момент сказать. А потом в третий раз подошел: “Как вас зовут?” Я начала четко выговаривать: “Носкова Розалия Саидовна, 21 августа 19…”. Он мне говорит: “Все, все, все, больше не надо”», – поделилась пациентка РКБ.

Из-за тромба пациентка молчала четыре часа. Заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения №1 РКБ Андрей Терегулов объяснил, что малоинвазивная операция проходит под местным наркозом, именно поэтому врачи могли разговаривать с пациенткой.

«Через бедренную артерию нам нужно осуществить доступ к сосудистому руслу. Мы делаем небольшой прокол в бедре иголкой в миллиметр толщиной, через него заводим катетер, его ведем до сосудов головного мозга. Туда вводим контрастное вещество, которое “подсвечивает” сосуды на рентгене. Мы видим на экране, как сосуды заполняются. Нам удалось с первого подхода провести катетер к тромбу, включить специальное устройство – проще сказать, насос, который высосал тромб и завел его в катетер. Потом мы убрали катетер вместе с тромбом», – рассказал хирург. 

Операция заняла у медиков всего семь минут. Она в РКБ давно отработана. Правда, по словам Терегулова, подходит не всем, тромбоаспирацию можно сделать только в первые шесть часов после начала инсульта. 

Вопросы же медики задают не потому, что хотят познакомиться с пациентом, так они оценивают его состояние. Вопросы специально простейшие: «Как ваше имя?», «Где находитесь?» 

«Когда пациенты отвечают – это победа, потому что ты видишь, что правильные действия всей команды привели к отличному результату», – заметил врач.

Лечащий врач Алиса Зайнутдинова рассказала, что за последний месяц Розалия Носкова вторая пациентка, которая заговорила прямо на операционном столе.

На следующий день из реанимации ее перевели в отделение, но выписывать сразу не стали – врачи объяснили, что надо еще подлечиться

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Когда лежала в реанимации, хотела попроситься домой»

Сутки после операции Носкова провела в реанимации. Там поднимала ноги, чтобы их разработать, наблюдала за происходящим и про себя разговаривала. На следующий день ее перевели в отделение, но выписывать сразу не стали – врачи объяснили, что надо еще подлечиться.

Приехали родственники, чтобы отдать вещи, передать телефон и прочие мелочи. Встречать их Розалия Носкова вышла самостоятельно, без посторонней помощи. Ее близкие были этому несказанно рады. 

«Мне позвонила школьная подруга, ей тоже 70 лет, она такая же живая, как я. Она мне сказала: “Ты чего это нас пугаешь?”», – рассказала с улыбкой пациентка.

Своих учеников учительница пугать не стала, сообщение в общую группу о том, что в больнице, не написала.

Женщина не понимает природу своего инсульта – давление у нее выше 130 не поднималось

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«После выписки поеду за новогодними подарками» 

Женщина не понимает природу своего инсульта – давление у нее выше 130 не поднималось. После операции длительного восстановления женщине не потребовалось, только лекарственная терапия.

Розалия Саидовна очень благодарна всем врачам и медсестрам РКБ. По ее словам, коллектив работает слаженно: один выполняет манипуляции, сразу же передает другому, каждый знает, что он должен делать, и выполняет это быстро и слаженно. К слову, лечащий врач сказал, что на этой неделе нашу героиню планируют выписать.

«Сын сказал мне, что после выписки я буду сидеть дома. Я ему отвечаю, что дома сидеть не смогу. Впереди Новый год – поедем за подарками», – поделилась Розалия Носкова.

По словам специалистов, в случае с инсультом счет идет даже не на минуты, а не секунды

Фото: ©  Владимир Васильев / «Татар-информ»

С инсультом счет идет на секунды

Врачи напоминают, что не всем так везет, как нашей героине. Далеко не все выходят из больницы после инсульта на своих ногах. К сожалению, чаще всего к врачам попадают запущенные пациенты. Из-за этого им требуется серьезное восстановление после операции, они заново учатся ходить, держать ложку в руке, разговаривать. 

«Чем быстрее пациентов доставляют, чем меньше времени проходит от начала инсульта до попадания в больницу, тем эффективнее помощь. Если пациент попадает к врачам в течение 3-4,5 часов с того момента, как инсульт начал развиваться, то исход может быть благоприятным», – рассказала невролог Алиса Зайнутдинова.

По словам специалистов, в случае с инсультом счет идет даже не на минуты, а не секунды.

Заведующий неврологическим отделением для больных с инсультом Ленар Хамматуллин рассказал, что сейчас все его отделение занято пациентами с инсультами и предынсультными состояниями, их почти 90 человек. Способствует увеличению пациентов и погода, поэтому люди с гипертонией должны быть начеку и следить за своим давлением. При малейшем ухудшении состояния нужно обращаться к врачам.

В среднем в месяц через РКБ проходят порядка 70 пациентов с инсультом, из них 50 – с ишемическим инсультом. Большинство этих пациентов сталкиваются с сосудистой катастрофой впервые.

Ленар Хамматуллин добавил, что 70% из этих больных после выписки могут себя обслуживать сами. Остальным необходима помощь родных.  

Андрей Терегулов добавил, что чаще всего с инсультом сталкиваются пожилые люди, а с ними нередко проводят время их внуки. Детям, как и взрослым, необходимо знать симптомы инсульта

Фото: ©  Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Про симптомы инсульта надо рассказывать в школах»

«Если развивается слабость в конечностях с правой или левой стороны, если нарушается речь, появляется головокружение, шаткость в ходьбе, головокружение, если меняется речь и походка неустойчива – это развивается инсульт. Причем людей с инсультом часто воспринимают как пьяных», – перечислила симптомы инсульта Алиса Зайнутдинова.

При появлении таких тревожных симптомов надо срочно вызывать скорую или самим ехать в больницу. В первые часы все еще обратимо. 

Рентген-хирург Андрей Терегулов добавил, что чаще всего с инсультом сталкиваются пожилые люди, а с ними нередко проводят время их внуки. Детям, как и взрослым, необходимо знать симптомы инсульта.

Учительница, которая почти всю свою жизнь проработала в школе, вторит врачам. Она согласна с ними – эти знания необходимо давать школьникам: «Мне кажется, надо ученикам объяснять признаки инсульта, чтобы человек человеку мог помочь своевременно. Ситуации разные бывают, мне вот очень повезло».

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100