news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

«Они убивают мирных людей, это настоящая нечисть»: глава Рубежного о том, чем живет город

Второму подшефному Татарстану городу Донбасса – Рубежному досталось и достается по сей день очень серьезно. В городе очень мало целых жилых домов, обстрелы продолжаются ежедневно. До линии фронта от Рубежного не больше 12 километров. Но даже в таких условиях город потихоньку восстанавливается, и в этом ему помогает Татарстан.

«Они убивают мирных людей, это настоящая нечисть»: глава Рубежного о том, чем живет город
Рубежное так же, как и Лисичанск, теперь под шефством Татарстана
Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

На рубеже войны и мира

Рубежное – город, который входит в агломерацию Лисичанска и так же, как и Лисичанск, теперь под шефством Татарстана. Он находится еще ближе к линии фронта и еще интенсивнее обстреливается сегодня врагом. «Татар-информ» своими глазами увидел, как и чем сегодня живут рубежане.

В Рубежное ехали через Северодонецк, многие километры на подступу к городу сегодня тянутся выгоревшие сосновые леса. Точнее, то, что от них осталось. Видны длинные нити системы блиндажей, воронки от снарядов – бои здесь весной 2022-го шли ожесточенные.

Когда мы только собирались, нам объяснили, что работать в Рубежном нужно быстро, не задерживаться долго на одной точке – безопасность прежде всего. Подумалось тогда: мы приедем, отработаем быстро и уедем, а люди останутся. Так же, как и последние полтора года – не зная, проснутся ли наутро, дойдут ли до нужной им точки…

И, тем не менее, город живет и очень хочет жить.

Евгений Варакин: «Пока мы не можем в Рубежном очень хорошо развернуться. Потому что там военные еще нам не дают это сделать»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Нам повезло, что в Рубежном не был нанесен такой урон коммунальной инфраструктуре, как в Лисичанске. Это нам облегчает работу. Но там больше урон по жилью, которое надо восстанавливать. На сегодня мы уже 150 тонн грузов, в основном это строительные материалы, туда доставили. Пока мы не можем там очень хорошо развернуться. Потому что там военные еще нам не дают это сделать. Говорят: "Ребята, погодите, не торопитесь". Там город чаще подвергается обстрелам. Но мы все равно какие-то работы там ведем», – рассказал в интервью «Татар-информу» вице-премьер РТ Евгений Варакин.

Капитальных ремонтных работ планировать здесь пока не приходится – при такой интенсивности обстрелов просто нет смысла. Но понимая, что лето скоро сменит осень, а за ней и зима, предпринимают хоть что-то, чтобы рубежане не остались один на один с холодом.

«Мы потихонечку будем доставлять туда пленку, шифер, чтобы люди могли входить в зиму не с текущими кровлями. Стекла пока ставить не можем, пустая трата денег: прилетает, взрывается. Но для того, чтобы ветер не задувал в квартиры, эту работу мы начали и ведем ее», – объясняет Евгений Варакин.

«Мы написали Книгу смерти Рубежного»

Заезжаем в социальную столовую. Как рассказывает ее основатель Василий Попов, она работает уже больше года. Здесь кормят тех, кому поесть негде и не на что. Кормят и маломобильных горожан – еду для них забирают соцработники, которые за ними ухаживают. Здесь же кормят и рабочих предприятий. Не отказывают никому из тех, кто приходит сюда. Каждый день здесь готовят 900 порций еды, съедается все.

Каждый день в социальной столовой готовят 900 порций еды, съедается все

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

В мирной жизни Василий был простым строителем, но все изменилось с началом СВО.

«Начались боевые действия, 14 марта случился первый обстрел Рубежного. У меня был отец, он сгорел за 11 дней. 25 марта под обстрелами я его похоронил и после этого хотел ехать в эвакуацию. Но когда приехал в эвакуационный пункт, понял, что надо помогать людям. Мы занимались тут медициной, был волонтером по медицине, за что я позже получил награду за спасение жизней. Пасечник мне вручил. Люди уезжали, много осталось пенсионеров, которые сами не могли выехать. Эвакуацией раненых занимались, похоронным делом – хоронили людей под обстрелами. Вели учет, все в книжечку записывали. Потом нашу эту книжечку назвали Книгой смерти города Рубежный», – рассказывает Василий.

В городе после обстрелов не было ни газа, ни воды. Еду приготовить было невозможно. Василий с единомышленниками организовали две столовые, которые были полностью забиты людьми. Сегодня пока хватает одной столовой, потому что в городе все потихоньку налаживается.

Василий Попов: «Отца похоронил и после этого хотел ехать в эвакуацию Но когда приехал в эвакуационный пункт, понял, что надо помогать людям»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Живу я один. Вот так и живу, отвлекаюсь работой, помогаю людям – из головы все плохие мысли уходят. Тяжело, конечно, тяжело. Чтобы вы понимали, тут фронт в 12 километрах от нас, прилетает постоянно. Тяжело, но живем. Работаем. А что делать? Все вместе мы помогаем друг другу. Страх? Какой страх? О чем вы говорите? После того, что мы пережили, никакого страха нет. Просто не обращаешь внимания уже. Это все неотъемлемый аксессуар нашей жизни: обстрелы, выстрелы. О страхе уже не думаешь. Все под Богом ходим. Низкий поклон нашим военным, мы за ними как за каменной стеной! Постоянно с ними общаемся. Враг сюда не пройдет. Победа будет за нами! Все буде Росія!» – Василий улыбается.

Капитальных ремонтных работ планировать здесь пока не приходится – при такой интенсивности обстрелов просто нет смысла

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«С профессионализмом партнеров из Татарстана мы восстановим город быстро и грамотно»

Сегодняшний глава города – Сергей Хортив в мирной жизни был учителем истории, но судьба сложилась так, что сегодня вместе с рубежанами он пишет новую историю родного города.

«Во всем нашем регионе обстановка сегодня сложнонапряженная. Живем, людей в город добавляется, это радует. К сожалению, война – это сложная штука. Город находится под обстрелом, в прямой зоне. Случается всякое. Живем нормально, будем восстанавливаться», – рассказывает исполняющий обязанности главы администрации Рубежного Сергей Хортив.

По словам главы, сегодня в городе живут порядка 20 тысяч человек, а до СВО жили 35-37 тысяч. То, что делает сегодня для города Татарстан, переоценить невозможно, говорит Сергей Хортив.

«С Республикой Татарстан у нас хорошие партнерские взаимоотношения. Мы начали получать по линии гуманитарной помощи строительные материалы. Выдаем их жителям. Сейчас идет следующий груз, который мы будем получать, в нем шифер, ондулин. Мы потихонечку восстанавливаемся, работаем. У нас хорошие планы на будущее. Скажем так, сегодня мы готовим детализированные планы восстановления нашего жилого фонда. Очень хороший серьезный подход видим со стороны представителей Татарстана. Время у нас сейчас здесь непростое. Рука, протянутая в помощь, это очень много и важно для нас», – рассказывает Сергей Хортив.

Сергей Хортив: «Мы потихонечку восстанавливаемся, работаем. У нас хорошие планы на будущее»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Свет, газ и воду в Рубежном восстановили еще в прошлом году. Восстанавливали своими силами. Очень большую роль, по словам главы города, сыграла самоорганизация населения.

«Мы проводили несколько собраний на территории поселков, там были очень большие разрушения. Выходил, разговаривал с людьми, обращался к ним за помощью – надо было прокопать километр для того, чтобы уложить кабель электрический. Подсоединить две подстанции, от которых питался этот поселок. Люди вышли, дружно взялись, и за десять дней мы прокопали. Это очень большая работа. Как сказал начальник участка, мы за 30 лет так капитально не положили, как сейчас сделали. Люди в поселке находили погрузчики, делали платформы и использовали их вместо подъемных механизмов для натяжки проводов. Нельзя, но от хорошей жизни можно», – улыбается глава города.

Сложнее всего, по словам главы города, было с водой. Но и здесь помог Татарстан. В Рубежное доставили каналопромывочную машину. Благодаря ей в кратчайшее время запустили систему водоотведения.

«Канализация была до такой степени забита, колодцы разрушены, в некоторых местах просто перебито все было – 152-е снаряды прилетали. Сейчас восстановили уже более двух десятков колодцев, буквально все по новой выложили. Когда мы с Евгением Анатольевичем разговаривали, он сказал: “Я понимаю главную боль – это каналопромывочная машина”. Я сказал, что это проблема из проблем для нас. Он в ответ: “Все, поможем”. И действительно, первым делом пришла машина, и мы с ее помощью восстановили водоотведение», – рассказал Сергей Хортив.

Глава города делится планами – в мечтах восстановить школы и другие социальные объекты

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Глава города делится планами – в мечтах восстановить школы и другие социальные объекты. Пока считают, сколько и чего потребуется. Рубежане очень надеются, что фронт отодвинется от них как можно дальше.

«Мы видим, как сложно сегодня приходится нашим бойцам. Стараемся с ними взаимодействовать, помогать всем, чем можно. Победа – это самое главное, что у нас должно быть! И она будет, никто в этом ни секунды не сомневается. И потом уже будем восстанавливать город. Видя профессионализм партнеров из Татарстана, я уверен, что мы это сделаем четко, быстро и грамотно. Для всех жителей Рубежного, я думаю, это будет праздником», – делится планами Сергей Хортив.

«Все мысли у рубежан не о войне, а о жизни»

До войны в здании, к которому мы подъехали, находился строительный магазин. Но по мере возвращения людей, по мере увеличения количества гуманитарной помощи стало понятно, что места не хватает, и складу предложили это здание. Сегодня здесь есть все, ну или почти все.

Оксана Удовина: «Это для деток – молоко, детское питание, памперсы»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Это для деток – молоко, детское питание, памперсы. Уже сегодня вот, например, четыре ребенка до годика получили. Вот только что мама одна приходила, у нее четверо детей. Младшему ребенку пять месяцев всего. Он сегодня заболел, дала жаропонижающее ребеночку. Что есть в наличии, обязательно даем. Вчера закончили выдавать усиленные пайки для рабочих, кто не получает заработную плату. Сегодня приезжает 20 тонн гуманитарного груза. Для каждого человека в городе раз в месяц выдается набор гуманитарной помощи», – рассказывает хозяйка склада Оксана Удовина.

Каждый раз сотрудники склада утверждают с администрацией города, что будет входить в состав гуманитарного набора на ближайший месяц. Список обязательно вывешивается на двери. Те, кто сегодня возвращается из эвакуации в родное Рубежное, тоже могут зарегистрироваться и получать гуманитарную помощь.

Каждый раз сотрудники склада утверждают с администрацией города, что будет входить в состав гуманитарного набора на ближайший месяц

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Вот сегодня была женщина у нас, она привезла старенькую бабушку 1936 года рождения. Мы выдали для нее памперсы, человек маломобильный. Они в свое время уехали в эвакуацию, а сейчас хотят быть здесь. Они зарегистрировались у нас здесь, получили талон, теперь будут в списках», – объясняет Оксана.

Сама Оксана всю жизнь живет в Рубежном. Никуда не уезжала, только маму эвакуировала – она с кардиостимулятором, ей были жизненно необходимы лекарства, которых здесь не было. Но отвезла маму – и сразу же назад.

«Почему не уехала? Честно? У меня огромная собака овчарка. Везти ее с собой куда-то было нереально, поэтому и не могла уехать. Из-за мужа и собаки вернулась назад. Сейчас стало гораздо легче. И настроение у людей меняется. В плане гуманитарном у нас все есть – всем хватает. Некоторые даже отказываются, например, от гречки. Есть некоторый запас у них уже», – улыбается Оксана Удовина.

Помощь сюда идет из всех регионов. На складе все рассортировано по уму – вот, например, детская одежда на все сезоны. Отдельно шапки, отдельно жилеты и так далее. Для детей есть все – от распашонок и бутылочек до взрослой одежды.

«Татарстан приезжал, привезли нам 20 новых колясок»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Татарстан приезжал, привезли нам 20 новых колясок. Родители малышей приходят – папы с мамами – и выбирают себе понравившуюся коляску», – рассказывает хозяйка склада.

Самое главное, на что обратила внимание Оксана, люди сегодня заняты обычными житейскими проблемами.

«Да, конечно, стреляют, люди ночами не спят, нервничают. Но все мысли у них не о смерти, а о жизни, о жизни дальше», – подытоживает Оксана Удовина.

«Они бьют туда, где нет ни одного военного объекта, поверьте»

Глава Рубежного с уверенностью говорит, что люди готовы вернуться в родной город. Но для этого им нужна работа, чтобы кормить семьи.

«Вот тут просто гражданских убивало посреди площади. Бьют куда ни попадя!»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Нужно восстановить промышленные предприятия градообразующие. Я на это очень сильно надеюсь. С Евгением Анатольевичем Варакиным говорили на днях, он мне сказал: “Сергей Иванович, все это сделается, все это будет работать, город будет жить. Не волнуйся”. Я думаю, что с Татарстаном не один год будем сотрудничать, дай Бог. Во всяком случае, мне бы этого очень хотелось. От себя лично, от жителей города Рубежного я хочу сказать слова благодарности Татарстану», – улыбаясь, рассказывает глава города Сергей Хортив.

В Рубежном до военных действий было несколько крупных химических предприятий. В прошлом мае финишной стадией освобождения города стало установление полного контроля за химпредприятием «Заря». Бежав оттуда, нацисты оставили там порядка 50 тонн взрывчатки. Они планировали подорвать цистерны с химикатами. Катастрофу удалось предотвратить российским военным.

Сегодня «Заря» тоже ждет своего восстановления, как и картонно-тарный комбинат, трубный завод, завод по производству полипропиленовых тканей и тары и другие предприятия Рубежного.

Главное сегодня – как можно дальше отодвинуть линию фронта.

«Куда они бьют? Вы знаете, я могу с февраля прошлого года рассказать точно, куда они били! Когда вот тут просто гражданских убивало посреди площади. И вот поверьте мне, военных объектов здесь не было ни одного! Бьют куда ни попадя! Как можно сыпать кассетные заряды по мирному городу, по Кременной? Сегодня утром буквально это было, стоял слушал, что происходит. Они говорят одно, но, к сожалению, делают всегда другое. Это фашизм!» – негодует Сергей Хортив.

«По нам бьют, а мы сядем с мамой, обнимемся и ждем, когда закончится»

Ответ на вопрос, по каким объектам бьют нацисты, жители Рубежного знают точно – целых жилых домов здесь очень мало. За два дня до нашего приезда ВСУ сравняли с землей автовокзал, благо время было позднее и людей в здании не было.

ВСУ сравняли с землей автовокзал, благо время было позднее и людей в здании не было

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Жительница Рубежного Анжела из города не уезжала совсем. Ее взрослые дети эвакуировались, а она осталась со старенькой мамой.

«Никуда не выезжала. Конечно, было и страшно. С мамой сидела, в укрытие не спускались, сидели в коридоре – обнимемся и сидим, ждем, когда закончат стрелять. По воду бегали, занимали очереди, наберем пятилитровые бутыли на два дня, потом опять по новой. Костер возле подъезда был, готовили на печке маленькой», – рассказывает Анжела.

Рубежанка Анжела: «С мамой сидела, в укрытие не спускались, сидели в коридоре – обнимемся и сидим, ждем, когда закончат стрелять»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Сегодня главная забота жителей дома, где живут Анжела с мамой, успеть до дождей и холодов покрыть дом новой пленкой. Крыши у их многоэтажки нет и пока не предвидится.

«В марте 2022 года в крышу нашего дома прилетело. Все живы, но крыши нет. Половина людей из дома повыезжали. Мы с мамой живем на втором. На пятом этаже течет, на четвертом этаже у нас стоят тазики, ведра, бегаем и выливаем. Там квартиры пустые, благо, что у нас ключи от них есть. На зиму своими силами перекрыли пленкой, людей нанимали. Зиму перезимовали. Но из-за того, что пленка плохо переносит солнце, опять у нас крыша голая. Опять будем заказывать пленку и в октябре полезем все вместе, будем перекрывать», – рассказывает Анжела.

«Каждый день прошу Бога, чтобы все это прекратилось»

Есть в Рубежном пункт временного размещения жителей. Здесь сегодня живут 55 человек – все местные. Это бабушки-дедушки, кому около 70 и старше. Все они из-за обстрелов остались без крыши над головой, и пойти им больше некуда. У кого-то близких нет совсем, чьи-то эвакуировались.

Роман Кунченко: «Мы работаем как волонтеры, не за зарплату, ради помощи людям»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Мы работаем как волонтеры, не за зарплату, ради помощи людям. Солдаты нам помогают, волонтеры везут помощь. Армия нам помогла очень. В марте прошлого года мы увидели, что появились люди, которым негде было жить, мы решили этим заняться. Начали им помогать», – рассказывает заместитель коменданта ПВР Роман Кунченко.

В одной из комнат живут две родные сестры: старшей вот-вот исполнится 85, младшей – 82. Когда-то до войны каждая из них жила своим частным хозяйством.

«Был обстрел, вынесло окна, вынесло двери, газа нет, воды нет, света нет. Пришлось сюда идти. Жила одна, семьи уже нет. Как переживали обстрелы? Глаз потеряла я», – рассказывает старшая из сестер Клавдия Александровна и плачет.

Клавдия Александровна: «Как переживали обстрелы? Глаз потеряла я»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Младшая сестра очень плохо слышит, в разговоре не участвует. Старшая рассказывает и за себя, и за нее.

«У сестры разнесло все – крышу снесло, полдома снесло, гараж лежит, кухня лежит, три воронки во дворе. Своими силами, конечно, не восстановит она ни за что. Я ей помогла, я много лет работала, копейку заработала. Ей крышу закрыли, простенок заделали. Ну хоть вода в дом не течет. И утром, и вечером прошу Бога только об одном, чтобы это все прекратилось. Чтобы домой попасть, в свой уголочек, вот этого хочу», – рассказывает Клавдия Александровна.

«Сволочи они, лупят куда попало, потом рассказывают ерунду всякую»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Это не война, это – истребление нечисти!»

Сергей Иванович, есть ли у жителей Рубежного паника?

Да нет, паники нет, ну какая паника? Уже больше полутора лет мы тут живем и будем жить назло врагу!

Страшно другое: иду по улице, подхожу к песочнице, а там три-четыре маленьких ребенка сидят играют, и в этот момент сердце начинает стучать бешено. Вот это страшно!

Сволочи они, лупят куда попало, потом рассказывают ерунду всякую. Ну ничего, каждому воздастся…

Последний вопрос…

Крайний (смеется).

– Последний вопрос…

– Крайний (смеется).

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Что значит жить на границе с войной?

Я не воспринимаю это как войну, это истребление нечисти. Я их видел, и видел очень много, а нечисть нужно уничтожать. Это нечисть, и поверьте, они нам не оставили права жить свободно, спокойно, растить детей. Их надо просто уничтожить – вырвать с корнем и забыть. Мы не сможем сосуществовать ни с какой Украиной, которая будет находиться рядом. И будет «демилитаризована»… Это чушь собачья! Они как стреляли, убивали, так и будут стрелять и убивать. Это их жизненное кредо. Самое главное, им за это платят, а кто платит, мы все это знаем.

Фоторепортаж: Михаил Захаров
autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
autoscroll_news_right_240_400_3