news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

«Он выжил чудом, молитесь за него»: истории Covid-пациентов госпиталя РКБ Татарстана

Коронавирус мутирует, болезнь становится все страшнее и тяжелее, поток Covid-больных растет. Особенности течения болезни в историях пациентов из «красной зоны» РКБ Татарстана.

news_top_970_100
«Он выжил чудом, молитесь за него»: истории Covid-пациентов госпиталя РКБ Татарстана
Врачи и медсестры в один голос говорят, что больных коронавирусной инфекцией становится все больше
Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Во временном инфекционном госпитале Республиканской клинической больницы свободных коек мало. В коридоры из палат доносится сильный кашель, а в самих палатах хлюпающие звуки кислородных масок, когда пациенты их снимают, чтобы снова научиться дышать самостоятельно.

Врачи и медсестры в один голос говорят, что больных коронавирусной инфекцией становится все больше.

«В реальности сейчас пациенты болеют тяжелее, потому что циркулируют мутировавшие штаммы, а они устойчивы к лечению, которое было сформировано за два года. Сейчас довольно-таки часто это лечение не срабатывает», – отметил, заместитель главного врача РКБ по медицинской части, руководитель Covid-госпиталя Марсель Миннуллин.

«У каждой больницы есть коечный фонд, практически на всех наших койках лежат пациенты», – констатировал руководитель Covid-госпиталя Марсель Миннуллин

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

В 98% случаев, по данным врачей, в больницу поступают, жители Татарстана, которые не прошли вакцинацию.

«У каждой больницы есть коечный фонд, практически на всех наших койках лежат пациенты», – констатировал врач.

Страх смерти и слезы в глазах у 22-летнего парня 

Ивану Котлову всего 22 года, сейчас молодой крепкий парень может только лежать, преимущественно на боку и животе и почти постоянно находится в кислородной маске – без нее дышать просто не может. Он говорит короткими фразами, в перерывах жадно вдыхая кислород, долго с ним разговаривать врачи не разрешили.

«Думал, умру», – честно сказал он, старательно скрывая предательские слезы.

Иван не знает, что в самый тяжелый период, поражение его легких было целых 92%, другими словами они были практически полностью повреждены. В палате он лежит со своей бабушкой, она помогает тяжело болеющему внуку, у нее тоже коронавирус, но кислородная поддержка ей не потребовалась, поражение легких небольшое.

Очень много случаев тяжелых форм среди молодых

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Молодой человек считает, что подхватил вирус на работе. 9 сентября он почувствовал себя плохо и с каждым днем ему становилось все хуже и хуже. Когда терпеть не было уже сил, родные вызвали «скорую», его экстренно привезли в РКБ.

Из сопутствующих патологий у мужчины лишний вес. 

«Было хуже, мне помогли врачи. Спасибо им, на ноги поставили», – сказал он корреспонденту агентства. 

Через полгода он обещает привиться. Второй раз через боль и ужас надвигающейся смерти, признается парень, проходить не хочет.

«Болезнь страшная», – напоследок сказал Иван.

Врачи говорят, что парень выжил чудом, но он все еще относится к «тяжелым» пациентам, а значит его жизнь все еще висит на волоске. 

«Молитесь за него», – сказала доктор, когда мы вышли из палаты.

Недавно из РКБ выписали 103-летнюю бабушку. Но случается, что медицина не в силах помочь тем, кому нет и 35 лет

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Руководитель Covid-госпиталя РКБ подтвердил, что все чаще тяжело болеют молодые люди. 

«Вирус настоящего времени затрагивает сейчас и молодых. Очень много случаев тяжелых форм среди молодых. Я не говорю о пожилых людях, они прогностически имеют огромные риски впасть в группу тяжелых пациентов и, соответственно, неблагополучного исхода», – отметил он.

Совсем недавно из РКБ выписали 103-летнюю бабушку, она поступила в довольно тяжелом состоянии, но медики смогли подобрать подходящую терапию, и раннее обращение сыграло свою роль. 

Но случается, что медицина не в силах помочь тем, кому нет и 35 лет.

Covid-19 маскируется под обычное ОРВИ

Фарит Абзалов начал рассказ с того, что болеть не планировал, ведь сделал прививку от коронавируса. Правда, второй компонент он получил в феврале, то есть с момента вакцинации прошло больше полугода. 

По его словам, маску носил даже на работе, но вирус все равно настиг его.

Фарит Абзалов маску носил даже на работе, но вирус все равно настиг его

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

15 сентября он почувствовал першение в горле, но значения этому не придал, думал, что обычное ОРВИ, вот и внук тоже с насморком. На следующий день мужчина пошел на работу. К слову, мужчина – один из ведущих специалистов в кардиохирургии, работает в одной из больниц Татарстана.

«Плохо стало. Я отпросился, ушел, ПЦР уже не брали [было поздно], температура на тот момент была уже 38,3. Выпил парацетамол и лег», – рассказал мужчина.

На следующий день все же пошел сдавать ПЦР-тест, посетил инфекциониста, и сдал анализ.

«Еле-еле дошел от остановки, чуть не свалился, поднялся на 7 этаж, благо дворник там был, открыл мне. Пришел домой, только куртку снял и сразу лег. Жена померила температуру – 39,6. Она в шоке, все в шоке. Выпил таблетки, температура снизилась до 38,3», – рассказал мужчина.

Обеспокоенная семья вызвала участкового врача, доктор предположил ОРВИ, но тут пришел результат ПЦР, анализ показал положительный результат. Домочадцы перепугались не на шутку. 

При сезонной ОРВИ температура может держаться максимум три дня. При коронавирусе легче не станет и через пять дней, наоборот, с каждым днем будет становиться все хуже и хуже

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

«Дочь сказала: пошли на КТ, у тебя тяжело началось, тяжело будет протекать. И мы приехали сюда. Быстро сделали КТ: уже было 8% справа и 5% слева легкие повреждены, и все анализы подскочили, очень нехорошие стали. Врачи сказали, лучше госпитализироваться», – рассказал мужчина.

Сейчас пациент постоянно подключен к специальному аппарату – инфозамату, который в кровь впрыскивает гепарин – препарат, разжижающий кровь. 

«Я день и ночь, как собака на привязи. Никуда без него, как чемоданчик ядерный со мной», – шутит пациент РКБ.

Шутки шутками, но на компьютерной томографии в легких мужчины увидели подозрение на образовывающийся тромб, который может в любой момент оторваться, и этот «чемоданчик», который помогает разжижать кровь – его спасение. Сейчас легкие мужчины поражены на 10%.

«Было недомогание, кашель ужасный, будто скребут кошки, особенно вечерами, начиная в 8-9 часов до двух ночи», – отметил мужчина.

Марсель Миннуллин в свою очередь рассказал, что сейчас у больных коронавирусом клинические симптомы появляются быстрее, раньше инкубационный период длился 10-14 дней. Сейчас же первые симптомы появляются через неделю после заражения.

Марсель Миннуллин рассказал, что раньше инкубационный период длился 10-14 дней, сейчас же первые симптомы появляются через неделю после заражения

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

«Сейчас начинается все как ОРЗ. Но по факту это затяжное течение, люди с каждым днем ухудшаются. Развивается пневмония», – рассказал глава ВИГа.

Врач объяснил, что различить болезни можно. При сезонной ОРВИ и гриппе температура может держаться максимум три дня. При коронавирусе легче не станет и через пять дней, наоборот, с каждым днем будет становиться все хуже и хуже.

«Спасибо за все, медики!»

Гульнара Шарипова преподает в одном из казанских институтов, постоянно в контакте со своими студентами и коллегами. Она считает, что подхватила вирус именно на работе, ведь общения там очень много.

«Первым симптомом была слабость, недомогание, к вечеру у меня поднялась температура, кашель был сухой. Это продолжалось три дня, с каждым днем температура была все выше и выше», – рассказала она.

На третий день у Гульнары пропало обоняние, появилась сухость в носу и во рту. Тогда женщина вызвала врача, у нее взяли все анализы, но готовились они очень долго. Гульнара считает, что это из-за большого потока больных.

Гульнара Шарипова назвала Covid-19 чумой 21 века и от всего сердца поблагодарила работников ВИГа за внимательное и трепетное отношение к пациентам

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Температура спала, но потом вновь поднялась – типичное волнообразное течение коронавируса. Опять три дня столбик градусника не опускался, когда температура достигла 40 градусов – это было в воскресенье 12 сентября – сын повез Гульанру в больницу. Сначала в «инфекционку», там принять не смогли, слишком большой поток пациентов, потом в РКБ, женщину госпитализировали.

«В первый день, когда меня привезли, у меня была агония. Сразу меня направили на интенсивную терапию – прокапали, утром мне уже как-то полегче стало. Было страшно. Когда ты лежишь, у тебя температура под 40, тебе кажется, ты в прострации находишься, и не знаешь, на кого надеяться, на себя, на бога или на врачей», – рассказала Шарипова.

Она назвала этот период самым страшным, спустя день ее перевели в обычную палату.

Близкие Гульнары коронавирус не подхватили, лишь ребенок 13 лет, поболел с температурой 37 около недели.

«Мне очень все понравилось и врачи, и медсестры, и технические работники. Все на высшем профессиональном уровне», – говорит пациентка

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Гульнара назвала Covid-19 чумой 21 века. Пациентка от всего сердца поблагодарила работников ВИГа за внимательное и трепетное отношение к пациентам. По ее словам, в клинике работает настоящая команда профессионалов.

«Мне очень все понравилось и врачи, и медсестры, и технические работники. Все на высшем профессиональном уровне. Обеспечение просто отличное. Огромный поклон, спасибо хочу сказать всему персоналу Республиканской клинической больницы», – закончила Гульнара. 

Привезла Covid-19 из Турции

«Слетала в Турцию, заболела. Скорее всего в самолете меры предосторожности не соблюла. Сама виновата», – честно рассказала 31-летняя Эвелина Вагизова.

Когда в самолете стало душно, женщина сняла маску, она и представить не могла, к чему это может привести. По ее наблюдениям, многие пассажиры в салоне кашляли. По приезде, ПЦР-тест показал отрицательный результат, но вскоре самочувствие начало ухудшаться.

Эвелина говорит, что болезнь ее научила – маску нужно носить, как следует, и тщательно обрабатывать руки в общественных местах

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

«Засопливила. Я подумала, что это была аллергия, чуть кошку свою на улицу не выкинула из-за этого. В итоге это оказались первые признаки коронавируса», – рассказала пациентка ВИГа.

6 сентября Эвелине стало совсем нехорошо, дома могла только лежать, температура не спадала, она обратилась в больницу, но КТ показала совсем небольшое поражение легких – 3-4%, ее отправили лечиться дома.

17 сентября женщина вновь поступила в РКБ, поражение было уже 10,7%, последнее КТ показало уже 18%. Сейчас Эвелина принимает гормоны.

6-летняя дочь Эвелины тоже подхватила вирус – несколько дней полежала с небольшой температурой и быстро поправилась, но в этот период девочка побывала у бабушки с дедушкой. И вот в соседней палате лежит свекровь Эвелины, свекор лечится дома.

Эвелина говорит, что болезнь ее научила – маску нужно носить, как следует, и тщательно обрабатывать руки в общественных местах. 

Из больницы женщина по видеосвязи созванивается с дочкой, малышка всеми силами подбадривает маму. Эвелина старается держаться на позитивной волне, она уверена, что настрой поможет ей выздороветь. Скоро у нее еще одна компьютерная томография и очередной ПЦР, после которых врачи решат, можно ли ей вернуться домой.

В «красной зоне» всей семьей

Миляуша (имя изменено – прим. Т-и) заболела десять дней назад. В гости к ним пришла знакомая, как выяснилось позже, она была больна коронавирусом, но в тот момент этого не знала. Спустя время с Covid-19 слегли Миляуша, ее муж и сын.

«В настоящее время это подъем, причем серьезный подъем заболеваемости»

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

У всей семьи началась, будто, обычная простуда, потом состояние ухудшалось, со временем стало тяжело дышать, сил не было даже ходить.

После этого все три члена семьи поступили в РКБ. Миляушу определили в реанимацию. У нее случилась ишемическая атака. Два дня женщина провела в реанимации РКБ, после ее перевели в палату. 

«Сына уже выписали, сегодня я ухожу тоже, муж еще денька на два остается. Ухаживали за нами очень хорошо», – рассказала Миляуша.

В стенах госпиталя члены семьи друг друга очень поддерживали, однако уверена Миляуша, лучше бы им было не болеть вовсе.

«Мы сами хотели сделать прививку, но расслабились. Советую всем вакцинироваться. Оказывается, это действительно нужная вещь. Пока сама не болеешь, думаешь: ладно, само пройдет, нет, не пройдет! Нужно обязательно вакцинироваться. Это от всей семьи нашей совет», – заверила женщина.

Миляуша пообещала, как только антитела после болезни закончатся, они всей семьей дружно пойдут прививаться.

Болезнь не щадит никого, в РКБ поступают целыми семьями

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Доктора подтверждают, что болезнь не щадит никого, в РКБ поступают целыми семьями. Случай Миляуши далеко не единственный.

«Крайне необходима вакцинация, что пожилым, что молодым. Это должно быть тотально и когда сформируется иммунитет и 60-70% жителей будет охвачено вакцинацией – сформируется коллективный иммунитет и стабилизируется текущее состояние дел. Но в настоящее время это подъем, причем серьезный подъем заболеваемости», – подчеркнул заместитель главного врача РКБ Марсель Миннуллин.

«На себе прочувствовал, как трудно болеть»

Альберт тоже готовится к выписке, он уже считает минуты до отъезда в родное село в Сабинский район. В клинике он провел 12 дней.

Как заразился, мужчина даже представить не может, но прибыл в больницу уже в запущенной стадии.

Альберт не хочет вспоминать о страхе, который испытывал, когда только прибыл в больницу. Радуется лишь, что сейчас с ним все хорошо

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Температура 39 держалась три дня, сбить ее никак не удавалась, постоянно болела голова. Поражение легких было очень большое. Из районной больницы его экстренно направили в РКБ.

Альберт не хочет вспоминать о страхе, который испытывал, когда только прибыл в больницу. Радуется лишь, что сейчас с ним все хорошо.

«Меня дома ждут мои ребята. С ними всегда был на связи», – сказал мужчина.

Татарстанцам он посоветовал меньше контактировать с людьми, чтобы поберечь себя. 

«Вирус есть. Я верю. На себе узнал, как трудно болеть», – добавил пациент.

Врачам пациент пожелал крепкого здоровья, не болеть самим и помогать другим пациентам, как помогли ему.

«Врачи – лучшие», – без сомнения сказал Альберт.

В ВИГе работают 320 сотрудников, они трудятся посменно, смена длится четыре часа.  

«Из нас в отпуска никто не ходили. Мы круглосуточно в огромном напряжении, огромнейший поток идет пациентов»

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

«График сформирован. Но просто сейчас люди работают с огромной перегрузкой, что врачи, что средний, что младший медицинский персонал. Мы это проходили, это было и в первые волны, когда огромное количество поступало. Но следует отметить, что это не те пациенты, которые были полтора года назад, это люди с более тяжелой, серьезной, выраженной клиникой», – подчеркнул глава ВИГа 

Миннуллин поделился, что второй год персонал инфекционного госпиталя работает в постоянном напряжении.

«Из нас в отпуска никто не ходили. Мы круглосуточно в огромном напряжении, огромнейший поток идет пациентов. Никто так не видит эту болезнь и эти трагические истории людей, как медики», – отметил Марсель Миннуллин.

Среди умерших вакцинированных нет 

В реанимации временного инфекционного госпиталя РКБ лежат 24 пациента, отделение заполнено полностью. На этом этаже тишина, звуки издает лишь медицинская техника – ИВЛ, НИВЛ, кислородные маски, аппараты, считывающие состояние пациента. 

В реанимации временного инфекционного госпиталя РКБ лежат 24 пациента, отделение заполнено полностью

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Здесь никто не может рассказать, как он начал болеть, где заразился, и что думает об инфекции. Наблюдать за тем, как сложно человеку дается простейшее дыхание и движение, очень сложно.Почти все лежат на боку или на животе. 

«Неверующих в вакцину бы в ВИГ сводить, думаю, сразу изменилось бы представление и, соответственно, они поняли бы крайнюю необходимость вакцинации», – отметил руководитель Covid-госпиталя Марсель Миннуллин.

В РКБ сталкиваются не только с самим коронавирусом, но и с патологиями, которые он несет, с его осложнениями. Такие проблемы требуют помощи самых разных специалистов, все они заходят в «красную зону».

«К себе люди могут наплевательски относиться, могут считать себя неуязвимыми, и думать, что никогда не будут болеть. Это неправильно. Они обязательно заболеют – сто процентов, но какая форма их настигнет и в какой раз мутированный штамм. Останутся они живы или, не дай бог, умрут – вопрос…», – сказал он.

«Неверующих в вакцину бы в ВИГ сводить, думаю, сразу изменилось бы представление», – отметил руководитель Covid-госпиталя

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Но самое страшное, по словам врачей, что такие люди представляют огромную опасность для окружающих – заболев, они заражают большое количество людей, в том числе и пожилых.

Заместитель главного врача по медицинской части призвал прислушаться к мнению врачей и привиться.

«Среди умерших вакцинированных нет!», – констатировал глава ВИГа.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100