news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Новый век//ТРАГЕДИЯ НАРОДА//22 июня, №23

К началу июня 1943 года, когда значительная часть территории Северного Кавказа была освобождена от немецких оккупантов, был прекращен призыв чеченцев и ингушей в Красную Армию.

А к началу осени того же года в Чечено-Ингушетии были сосредоточены войска численностью до 120 тыс. человек. Мало кто догадывался, какая связь существовала между этими двумя событиями. А между тем, хозяевами Кремля готовилось чудовищное преступление – геноцид - изгнание малочисленных мусульманских народов Северного Кавказа из родных мест в малообжитые, климатически суровые края Средней Азии, Казахстана и Сибири.

Основной причиной для принятия такого решения согласно опубликованному задним числом Указу Президиума Верховного Совета РСФСР от 25 июня 1944 года, является, якобы: “Многие из чеченцев и ингушей... присоединились добровольно к организованным немцами формированиям и выступили с оружием в руках против Красной Армии...” Опровергая лживость этого утверждения, критик Н.Старцева пишет: “Прежде чем проводить задним числом обоснование под сталинские решения, в результате которых погибли сотни тысяч безвинных людей, не худо было бы заглянуть в карты военных действий на Кавказе в 1942-1944 годах и увидеть, что территория Чечено-Ингушетии вообще не была оккупирована – уже по одному этому не могло быть массового сотрудничества с врагом”. (А. Авторханов. Убийство чечено-ингушского народа. Москва. , 1991, - стр. 3-5).

Говоря словами известного политолога А.Авторханова, причинами уничтожения горцев являются: “1. Постоянная, непрерывная борьба за национальную независимость горцев и фактическое непризнание ими деспотической системы советского колониального режима; 2. Желание Москвы обезопасить Кавказ как тыл в будущих столкновениях с Западом от неизбежного внутреннего общекавказского национального фронта против советской метрополии; 3. {...}; 4. Не только держать Кавказ как стратегическую базу вне внутренней опасности и уязвимости, но превратить его в надежный плацдарм для будущей экспансии против Турции, Ирана, Пакистана и Индии. Таковы недекларированные, но бесспорные мотивы, которыми руководствуются кремлевские владыки в своей политике истребления кавказских народов. Первой жертвой этой волчьей политики и стал один миллион горцев – чеченцы, ингуши, карачаевцы и балкарцы... “ (там же. Стр. 66).

...Операция по переселению началась в 5.00 23 февраля 1944 года. Сталин следил за ходом выселения чеченцев и ингушей. На его имя Берия посылал секретные телеграммы.

Государственный Комитет Обороны

Товарищу Сталину

С 23 по 29 февраля выселены и погружены в ж/д эшелоны 478.479 человек, в том числе 91.250 ингушей. Погружено 177 эшелонов, из которых 157 эшелонов уже отправлены к месту нового поселения... Из некоторых пунктов высокогорного Галанчожского района оставались невыселенными 6 тысяч чеченцев в силу большого снегопада и бездорожья, вывоз и погрузка которых будет закончена в 2 дня... За время проведения операции арестовано 1016 антисоветских элементов из числа чеченцев и ингушей.

Берия, 1.03.44.

Государственный Комитет Обороны

Товарищу Сталину

В проведении операции принимали участие 19 тысяч офицеров и бойцов НКВД (не считая более 100 тысяч военнослужащих, снятых с фронта. – Г.Г.), стянутые с различных областей, значительная часть которых до этого участвовала в операциях по выселению карачаевцев и калмыков и кроме того, будет участвовать в предстоящей операции по выселению беженцев.

В результате проведенных трех операций выселены в восточные районы СССР 650 тысяч чеченцев, ингушей, калмыков и карачаевцев.

Берия, 7.03.44.

(“Вопросы истории”, №7, 1990, - стр.146-148).

Теперь стало известно, что тысячи детей и стариков бериевские палачи сожгли живьем в сараях горных районов (из упомянутых 6 тысяч чеченцев). Только в ауле Хайбах Галанчожского района их сожгли более 700 человек. (Об этом зверстве речь впереди.)

Затем трагическая участь постигла бойцов и командиров чеченской и ингушской национальностей, находящихся в действующей армии. Их сняли с фронта и выслали вслед за своими сородичами. Военных было депортировано 16,5 тыс. человек.

В битком набитых насквозь промерзших товарных вагонах, перевозка в которых длилась 3-4 недели и более, привела к тому, что в пути следования от сыпного тифа, голода и холода погибли десятки тысяч несчастных, преимущественно, детей (они составляли половину всех перевозимых), больных и стариков. Тела умерших не позволяли вовремя убирать, и поэтому приходилось долгое время везти их с собой. Также много погибло молодых женщин и девушек из-за невозможности справлять естественные надобности, т.к. их везли вместе с мужчинами. На новых местах переселенцы оказались без средств к существованию и жилья, что привело их к повышенной смертности (только чеченцев погибло 180 тыс. человек, не считая умерших в дороге). Из-за того, что сосланным народам не предоставлялась возможность обучения на родном языке, перестала развиваться их национальная культура, приостановилось изучение истории, языка, литературы этих народов. Был нанесен значительный ущерб их генофонду.

На земли депортированных народов заселялись мигранты из других мест. На землях чеченцев и ингушей, например, по данным на сентябрь 1956 г., проживало около 180 тысяч завербованных из центральной России, Дагестана и других регионов.

Заняв опустевшие жилища изгнанных из родных мест коренных жителей советские колонисты стали обосновываться на “новых землях”. В повести “Ночевала тучка золотая” А.Приставкина есть эпизод о том, как новые хозяева разрушали чеченское кладбище возле аула Дей Чурт (“Могила отцов”). Они выворачивали надмогильные плиты и камни с высечеными арабской вязью именами усопших и ими устилали дорогу, ведущую к обрыву, через который стали строить мост. Выражая свое отношение к такому вандализму, писатель говорит: “... что наступит, придет время - и дети, и внуки тех, чьи имена стояли на вечных камнях, вернутся во имя справедливости на свою землю. Они найдут эту дорогу, и каждый из вернувшихся придет сюда, возьмет камень своих предков, чтобы поставить их на свое место. Они унесут их все, и дороги, ведущей в пропасть (и в прямом, и в иносказательном смысле. – Г.Г.) не станет”.

Пророчество писателя сбылось. Начиная с 1957 года, в годы правления Хрущева, репрессированные народы были реабилитированы, и они стали возвращаться на родину.

АУЛ, У КОТОРОГО

НЕ СТАЛО ЖИТЕЛЕЙ

В Грозненской газете “Республика”, №17, 1994 г. была опубликована статья об уничтожении жителей горного чеченского аула. Она называлась “Хайбах – аул, которого нет”, которую без содрогания и ненависти к сталинско-бериевским палачам читать невозможно.

Приведем отрывок из этой статьи:

“В феврале 1944 года в маленьком горном селении Чечено-Ингушетии войсками НКВД были заживо сожжены несколько сот мирных жителей...

В ночь на 27 февраля 1944 года в горах выпал крупный снег, осложнив и без того трудный путь в высокогорные селения войск, выполняющих специальное задание правительства. Несколько дней назад приведен в исполнение приказ о депортации чечено-ингушского народа. Сложная операция проведена блестяще: почти полумиллионое население равнинной части республики согнали на железнодорожные станции и, погрузив в вагоны, отправили на верную гибель в далекий Казахстан и Среднюю Азию.

В горах, куда не могли добраться “студебеккеры”, оставались люди в древних каменных саклях, которые ничего не знали о событиях на равнине. Как быть с ними? Отправлять с новыми эшелонами? Это сопряжено с огромными трудностями. Кроме того, уже отчитались об успешном выполнении задания. Часть здорового населения решили согнать вниз и отправлять вслед за другими. Оставшихся, кто не может спуститься самостоятельно – больных, детей, престарелых – сжечь...

Через несколько дней колонны войск двинулись в горы. Оставшихся жителей со всех хуторов Нашхоевского округа собрали в селении Хайбах под предлогом формирования транспортной колонны для дальнейшего отправления на равнину.

Утопая по колено в снегу, медленно двигались вереницы людей в сопровождении военных. Жителей собрали в конюшне колхоза имени Лаврентия Берия, которую предварительно подготовили, обложили сеном, соломой, “чтобы до подхода повозок с лошадьми люди не мерзли”. Вместе с больными, детьми и стариками пришли и взрослые, молодые люди, не пожелавшие оставлять близких. Когда все собрались (горцев оказалось более 700 человек) ворота конюшни накрепко закрыли. Возглавлавляющий операцию начальник Дальневосточного краевого управления НКВД полковник Гвишиани скомандовал: «Поджигать!»...

Обложенная со всех сторон колхозная конюшня мгновенно вспыхнула. Когда она оказалась объятой пламенем, огромные ворота рухнули под натиском людей, и обезумевшая толпа хлынула наружу. Жуткие крики детей, стоны, ужас на лицах тех, кто уже успел выскочить из пепла, горящие живые люди, на которых лопается и расползается кожа. Гвишиани хладнокровно скомандовал: “Огонь!”. Из сотен стволов раздались автоматные очереди. Впереди бегущие падали под градом пуль, заслоняя собой выход. Через несколько секунд образовалась гора трупов, которая не позволила никому выйти. Ни один не спасся...

Хатынь, Лидице... К этим печальным названиям следует добавить чеченский аул Хайбах, которого уже на картах нет”.

Садист Гвишиани за это преступление был представлен Берией к правительственной награде и повышен в звании, то есть стал генералом. А Сталин “за успешное выполнение важного правительственного задания на Северном Кавказе” всем участникам операции “Горы” объявил блгодарность.

От автора: В 1943 году в Хатыни (Белоруссия) от рук гитлеровцев погибли в огне 149 чел. Российские СМИ ежегодно отмечают эту трагедию. Но при этом умалчивается сожжение живьем 700 человек своих соотечественников.

Гамир ГАРИФУЛЛИН

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100