news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Наиля Зиннатуллина: «По-другому деньги не придут. Это ежегодная борьба»

О новых парках и удобных дворах, городских озерах и набережных, труде архитекторов и перевоспитании вандалов, а также об итогах нынешнего года рассказала руководитель Фонда «Институт развития городов Республики Татарстан» Наиля Зиннатуллина в интервью главному редактору «Татар-информа» Ринату Билалову.

news_top_970_100
Наиля Зиннатуллина: «По-другому деньги не придут. Это ежегодная борьба»
Наиля Зиннатуллина: «Новые проекты будут затрагивать не только общественные пространства, мы будем говорить о средах разного типа»
Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

«Наша команда остается такой же молодой, креативной, быстрой, как и на старте»

Каковы задачи и функции Института развития городов РТ? Для чего он был создан?

Институт был создан еще в 2016 году по инициативе Наталии Фишман-Бекмамбетовой и при поддержке Президента РТ Рустама Минниханова. На тот момент основной задачей института была координация всей работы по развитию общественных пространств – парков, скверов, набережных и т.д. То есть всего, что мы видим в каждом из районов и городов республики. Затем были запущены пилотные программы по развитию общественных пространств, а в 2020 году началась реализация президентской программы «Наш двор».

Также в 2020 году была запущена программа по реализации Стратегии развития реки Казанки. Кроме создания и благоустройства 12 парков вдоль реки, здесь есть еще и другие вопросы: экологические, отведения земельных участков, общедоступности, связанности территорий и т.д. Затем появились социально-культурные проекты, связанные с Национальной библиотекой РТ, Присутственными местами Казанского Кремля. Таким образом, сфера деятельности института систематически расширялась, а команда прирастала новыми членами. Совместно с федеральными коллегами и Минстроем РТ институт также сопровождает федеральный нацпроект «Формирование комфортной городской среды», участвует во Всероссийском конкурсе малых городов и исторических поселений. Наша команда трансформировалась в коллектив, решающий междисциплинарные задачи. Она остается такой же молодой, креативной, быстрой, как и на старте.

Наша основная задача – координировать работу всех ведомств, всех участников процесса, начиная от согласования основных позиций проектов с Президентом РТ, с федеральным Минстроем и заканчивая вовлечением в проекты всех заинтересованных жителей республики.

Над какими новыми интересными проектами работаете сейчас?

Мы расскажем о них в начале следующего года. Новые проекты будут затрагивать не только общественные пространства, мы будем говорить о средах разного типа. В том числе о среде для молодежных сообществ, для братьев наших меньших.

«Есть такое понятие, как “прозрачное поколение”. Это подростки от 12 до 18 лет. Наша задача – посмотреть на наши проекты с их точки зрения»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«В Казани нет такой среды, которой категорически для кого-то не хватает»

На ваш взгляд, чего сейчас не хватает Казани в части общественных пространств?

Казань и республика в целом развиваются достаточно динамично и равномерно. Процесс осознания того, кто является пользователем общественных пространств, в том числе пользователем скрытым, которого мы еще не выявили, идет постоянно, и появляется понимание того, как все должно быть, в каком направлении нужно развиваться. Именно поэтому я говорю о новых направлениях: среде для молодежи, дружественной среде для домашних животных. Есть такое понятие, как «прозрачное поколение». Это подростки от 12 до 18 лет. Наша задача – посмотреть на наши проекты с их точки зрения, их взглядом. Насколько они понятны, полезны, доступны для них. Казань в этом отношении не исключение. Я думаю, что в Казани нет такой среды, которой категорически для кого-то не хватает. Есть понимание, что те объекты, которые появляются, должны быть адаптированы под большой круг пользователей.

Если говорить о других городах, то недавно шло обсуждение генплана Набережных Челнов. Вы как-то в этом участвовали?

Институт не принимает участие в разработке генпланов. Но мы следим за процессом. Я знаю, что сейчас запускается обсуждение мастер-планов по развитию туризма в Лаишево, в Менделеевске. В этом мы, конечно, принимаем участие.

А каким образом планируется развитие туризма, скажем, в Лаишево? Какое участие в разработке этих планов принимал ваш институт?

Прежде всего, нельзя не упомянуть про развитие набережной в Лаишево, территории вдоль берега Камского моря. Это полностью наш проект. Также – экстрим-парк по улице Олега Кошевого в Лаишево. Это объект как для жителей Лаишево, так и для привлечения туристов, приезжающих в город. Инфраструктура экстрим-парков от города к городу отличается, и нужно сказать, что в республике в целом создана среда для развития экстремального туризма. Более подробно о развитии мастер-плана по Лаишево мы сможем сказать после его разработки.

Если говорить в целом о развитии городской среды, как реагируют люди? Они видят изменения, ценят их? Насколько им все это интересно? Или, если бы ничего не менялось, никто ничего бы и не заметил?

Если посмотреть реакцию людей на то, что делается в рамках программы развития городской среды, то мы фиксируем неизменно высокий интерес жителей. И в отношении парков и скверов, и в отношении набережной Казанки, и по другим направлениям. Мы видим реакцию и в социальных сетях: люди фотографируются на фоне объектов, говорят и пишут о них. Это видно и по метрикам, лайкам, комментариям. Так что у нас получается работать строго в соответствии с запросами жителей, и мы попадаем в точку их ожиданий.

«Удалось придумать и применить решения, не влияющие на экологию озера. Это первая и самая главная задача»

Фото: kzn.ru

«Мы не можем закрыть территорию забором. Нет»

Как продвигается проект сохранения и развития систем озер Казани, в том числе реконструкция Голубого озера, а также Стратегия развития реки Казанки?

Голубые озера входят в экосистему реки Казанки. В этом году по согласованию с Президентом РТ нам вместе с Минэкологии РТ удалось провести работы по берегоукреплению. Удалось придумать и применить решения, не влияющие на экологию озера. Это первая и самая главная задача. Следующее – обеспечение правильной антропогенной нагрузки, то есть количества людей, единовременно посещающих озера. Сегодня в летний период эта цифра сильно превышает допустимые пределы. Конечно, мы не можем закрыть территорию забором. Нет. Наша задача – правильно распределить потоки. Получается, что для, к примеру, тысячи людей, единовременно находящихся на территории в 500 кв. м, мы должны открыть разные маршруты, разные точки притяжения, точки показа. То есть они смогут получить определенную информацию, только пройдя некоторое расстояние по некоторому пути, согласованному с экологами.

Когда люди смогут увидеть обновленную территорию?

Ее можно увидеть в любой момент после того, как мы в конце декабря уберем строительные заборы и откроем доступ. Но лучше появляться на этой территории с середины мая, поскольку до этой поры идет гнездование птиц.

«В ЖК “Салават купере” открылся новый парк. Здесь были вопросы с выбором земельного участка»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«В какой-то момент и “Прибрежный”, и набережная Табеева сойдутся в одной точке»

Если говорить в целом, то какие объекты сданы в этом году? Что нового увидели жители республики?

Начнем с парков. В Казани это ЖК «Салават купере», в котором открылся новый парк. Здесь были вопросы с выбором земельного участка. Парк разделен на три части: культурную, спортивную и зону тихого отдыха. В зоне тихого отдыха располагается небольшое озеро, в котором высажено более тысячи растений.  

Нельзя не упомянуть парк «Прибрежный» в Набережных Челнах. Мы постарались внедриться в него минимально. Нам нужно было распределить потоки посетителей, разделить пешеходные и транспортные пути. Помимо основного здесь будет несколько входов, в том числе со стороны набережной Табеева и яхт-клуба. На следующий год мы начинаем работу на набережной Табеева. Все это требует, конечно, немалых финансовых вложений, поэтому начнем с небольшого острова около яхт-клуба. Вторую очередь парка «Прибрежный» мы сдадим на следующий год. На 2024 год планируется и третья очередь, поскольку объект очень большой. По набережной Табеева мы также будем двигаться несколько лет. В какой-то момент и «Прибрежный», и набережная Табеева сойдутся в одной точке.

В Альметьевске обустраивается бульвар Ризы Фахретдина, спускающийся от нефтяного кампуса к каскаду прудов. Нам удалось сохранить на этой улице студенческий дух, молодежный облик. Там есть несколько зон, поскольку мы должны создать понятные пространства для всех пользователей. Ввод второй очереди улицы Ризы Фахретдина запланирован на следующий год.

Много знаковых, но не очень громких проектов в малых городах республики. Например, заканчивается благоустройство территории в Тетюшах, победивших на Всероссийском конкурсе. Это 320 ступеней лестницы, ведущей к горе Вшихе. Лестница находилась в аварийном состоянии. По ней поднимались люди, прибывавшие в Тетюши водным путем. Нам удалось совместно с руководством города и района понять, как должно выглядеть это место, как сохранить эстетику и дух этой локации.

«Заканчивается благоустройство территории в Тетюшах, победивших на Всероссийском конкурсе. Это 320 ступеней лестницы, ведущей к горе Вшихе»

Фото предоставлено Фондом «Институт развития городов Республики Татарстан» 

«Дирекция парков может ответить на любой вопрос»

Мы знаем, что ведется постоянный мониторинг объектов, уже введенных в эксплуатацию. Насколько проблемным является их содержание? Понятно, что есть и естественный износ, встречаются, к сожалению, и случаи вандализма. Бывают случаи несогласованности в проведении работ между различными ведомствами уже после благоустройства территорий, когда вдруг начинают рыть траншеи, перекладывать плитку и т.д.

После окончания работ объект благоустройства передается от застройщика через Минземимущество РТ на баланс муниципалитета. Дальше муниципалитет через торги определяет организацию, которая будет в течение года отвечать за обслуживание и сохранность объекта. Но, к сожалению, средств у муниципалитетов для содержания и обслуживания этих новых благоустроенных территорий недостаточно.

С другой стороны, эксплуатация территорий облегчается, если обладать соответствующими компетенциями. Наша задача – научить муниципалитеты, эксплуатантов правильным, хорошо зарекомендовавшим себя подходам, передать опыт Дирекции парков и скверов Казани всем муниципалитетам республики.

Дирекция парков Казани ведет четыре основных направления: обслуживание, работа с предпринимателями, работающими в общественных пространствах, организация и проведение событий или мероприятий, и организация коммуникаций. Дирекция парков – это единое окно входа и для жителей, и для бизнеса, и для ведомств. В Казани все понимают, что Дирекция парков может ответить на любой вопрос в части общественных пространств. На следующий год подобный опыт будет нами транслироваться на все города и районы республики. Конечно же, совместно с Дирекцией парков.

Здорово, что команда, занимающаяся событиями в парках, появилась в Набережных Челнах. В октябре этого года здесь был проведен конкурс на выбор парк-менеджеров. Это небольшая команда, организованная из местных активистов, родившихся и выросших в Челнах, умеющих взаимодействовать с городскими властями, с местными сообществами.

«Суть проекта состояла в том, чтобы вместе с этими ребятами под чутким и четким руководством мастера придумать и создать своими руками арт-объект и установить его»

Фото: prorus.ru

«В Заинске прошла серия событий, именуемых “архитектурный хулиганизм”»

Насколько актуальна тема вандализма? Что делается для предотвращения таких случаев?

Я приведу пример с Заинском. В прошлом году мы начали здесь работу над парком «Молодежный». Если говорить о случаях вандализма, то это, как правило, какие-то действия представителей молодежи, которые некоторым образом реагируют на происходящие вокруг них процессы. В чем это проявляется? Рисуют на арт-объектах, пробуют их на вкус и цвет, на устойчивость, на крепость и т.д. Это не означает, что это плохие ребята, которых нужно собрать в полиции и провести беседу. Так, к сожалению, не работает. А эффективны, на самом деле, два пути. Первый - восстановление каждого объекта вандализма, причем не обязательно руками именно этих ребят. Второй – беседа с ними, в ходе которой нужно показать, сколько денег и сколько человеческого труда стоит возведение объектов. В Заинске нам удалось это сделать в этом году. Там прошла серия событий, именуемых «архитектурный хулиганизм». Были выявлены подростки, определенным образом реагирующие на появление чего-то хорошего в городской среде. Их было около 30 человек. Суть проекта состояла в том, чтобы вместе с этими ребятами под чутким и четким руководством мастера придумать и создать своими руками арт-объект и установить его.

Парк «Молодежный» пока еще не закончен, работы по нему пройдут на следующий год. Но арт-объект, сделанный ребятами, уже стоит на месте. Когда мы их спросили: «Ну как?», они ответили: «Ну нет. Больше мы этим заниматься не будем». Эта практика может быть новой для парков в малых городах, но она точно не новая для таких больших городов, как Москва, Санкт-Петербург, и т.д.

Я думаю, на следующий год мы поработаем вместе с Министерством образования РТ по поводу выявления ребят, некоторым образом реагирующих на арт-объекты, и подумаем над тем, чтобы привлечь их к подобной созидательной работе. Это не сложно, но эмоционально трудно, поскольку все ребята разные. Но мы должны стараться поменять их отношение к обществу путем совместного создания среды.

«Парк “Манзара” будет находиться на территории будущей мечети, территории “Чаши”, а также спортивного парка»

Фото: kazanka.tatar/manzara 

«Все горожане ждут строительства парка “Манзара”»

Вернемся в Казань. Как идет реализация программы «12 парков на берегах Казанки»?

В этом году мы поработали на Голубых озерах. На следующий год мы сюда возвращаемся. Появятся тропы, о которых мы говорили. Появится навигация, из которой можно будет узнать много интересного. В этом году началось устройство велопешеходной дорожки, соединяющей территорию около «Чаши» на Сибгата Хакима с проспектом Ибрагимова, фестивальной площадкой с выходом под дамбой на улицу Пролетарскую. На следующий год там появятся арт-объекты, разметка, разделяющая пешеходов и велосипедистов.

Конечно, все горожане ждут строительства парка «Манзара», которая будет находиться на территории будущей мечети, территории «Чаши», а также спортивного парка. Это очень сложные инфраструктурные проекты, в которых парк – это последнее, что там должно появиться. Мы должны решить вместе с властями Казани, Минстроем, Минэкологии, другими ведомствами вопросы по обустройству очистных сооружений, расчистке русла реки Казанки, проекту планировки мечети и прилегающих к этой территории объектов и т.д. То есть мы все должны синхронизировать наши планы. Поэтому мы не торопимся. Проекты очень масштабные и дорогостоящие, чтобы просто прийти, разбить парк, а потом опять начать копать территорию.

Но когда все-таки планируется провести и завершить эти проекты?

Я не могу заверить, что до конца 2030 года мы сумеем завершить работы по всем паркам вдоль реки Казанки. Все нужно делать планомерно и очень аккуратно.

«Парк Тысячелетия – это очень большой объект, над развитием которого нужно думать»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

«Парк “Тысячелетие Казани” находится в ожидании»

Как вы смотрите на перспективы развития парка «Тысячелетие Казани»? Он как-то выпадает из среды, благоустраиваемой вокруг озера Кабан.

Парк Тысячелетия находится в ожидании, когда происходящие вокруг изменения захватят и унесут его с собой. Парк обрастает интересантами, расположенными вокруг него. Среди них и IT-парк имени Б. Рамеева. Определенные требования к парку требует и близость к озеру Кабан. В концепции развития озера Кабан парк рассматривался как часть целостной системы. Я думаю, что парк Тысячелетия нужно рассматривать как градостроительный объект от улицы Татарстан до улицы Салимжанова, интегрировать его с инфраструктурой набережной озера, обеспечить понятную пешеходную транспортную связку. Это очень большой объект, над развитием которого нужно думать. Здесь, как и по другим крупным якорным градообразующим объектам Казани, нужно принимать тщательно проработанные решения.

Порою звучат мнения, что в реализуемых проектах развития общественных пространств не учитываются или находят слабое отражение национальные татарские мотивы, смысловые и символические образы истории и культуры республики. Как вы считаете?

Возможно, что такие мнения появляются оттого, то мы недостаточно рассказываем о наших проектах. Во-первых, не каждое пространство должно нести в себе национальную айдентику. К примеру, возьмем озеро Кабан. Оно принято всеми горожанами, независимо от религиозной или национальной принадлежности.

«От того, что мы на Кабане нарисуем на скамейке треугольник, озеро не станет более национальным»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Озеро Кабан – пример того, как пространство можно сделать нейтральным»

По сути, в таком виде оно могло появиться в любой стране. Такой подход был изначально?

Да. Это максимально нейтральная территория, вшитая в ландшафт. Национальная идентичность проявляется не обязательно в тюльпанах, орнаментах, в национальной кухне. От того, что мы на Кабане нарисуем на скамейке треугольник, озеро не станет более национальным. Важно понимать, что культура Татарстана проявляется в толерантности, относительной нейтральности и свободе изъявления. Озеро Кабан – пример того, как пространство можно сделать нейтральным и способным принять любого человека, независимо от разных факторов.

Культура Татарстана заключается и в том, как мы реализуем эти проекты. Недавно у нас были слушатели из программы Архитекторы.рф, и они назвали подходы к развитию общественных пространств в республике культурой Татарстана.

Если говорить об очень прямых визуальных элементах среды, то они в этом году реализованы в Агрызе. В Агрызе испокон веков проживают четыре национальности: татары, удмурты, русские и марийцы. Мы благоустроили центральную улицу Агрыза – улицу Карла Маркса. Сейчас улица покрыта брусчаткой в орнаментах всех четырех народов. Была даже идея, исходившая от агрызцев – переименовать улицу Карла Маркса в улицу Дружбы Народов.

Если говорить про колыбель татарской культуры, татарского народа – про город Арск, то нужно упомянуть проект «Старой дорогой по улице Коммуны». Это территория, встречающая людей, приезжающих сюда по железной дороге. Изначально здание железнодорожного вокзала в Арске было деревянным. Мы воссоздали образ этого деревянного вокзала, превратив его в навес, под которым люди ожидают транспорт. Форма навеса напоминает наличники домов, которые создают облик Арска. Арск – это место, где национальные орнаменты можно громко и ярко показывать. Это проявляется в малых архитектурных формах и арт-объектах Арска.

Мне кажется, что нельзя уходить только в прямую трансляцию орнаментов. Материалы, которые мы используем, подходы, с которыми мы работаем, растения, которые Сажаем, – это тоже культура, тоже элементы национальной айдентики.

«Самое главное то, как чувствуют себя люди в новых общественных пространствах и как меняются их взаимоотношения друг с другом»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Чем раньше они придут к согласию со своими соседями, тем раньше начнется работа»

Поговорим о программе «Наш двор». Как идет ее реализация? Что удалось в этом году сделать? Есть свои запросы у населения, свой взгляд у муниципалитетов…

Программа «Наш двор» идет уже третий год, развивается по одним и тем же алгоритмам. Но с каждым годом отношение его участников друг к другу становится все более понимающим. Жители, приходящие на обсуждение схем благоустройства дворов, уже знакомы с планировкой, они знают о ней от своих соседей, друзей, родственников. Люди теперь знают о том, какие виды работ в рамках этой программы возможны, а какие нет. Они понимают необходимость приоритета сохранения зеленых насаждений. Люди понимают, что чем раньше они придут к согласию со своими соседями и управляющей компанией о том, как должен выглядеть их двор, тем раньше начнутся работы по благоустройству пространства.

С этого года стало больше событий, проводимых во дворах и самими жителями, и ТСЖ, и ТОСами, и управляющими компаниями. Наконец-то удалось уйти от парадигмы, что «дворы равно стройка». Никакая программа не реализуется для того, чтобы красиво уложить тонны строительных материалов. Самое главное то, как чувствуют себя люди в новых общественных пространствах и как меняются их взаимоотношения друг с другом. Программа «Наш двор» показывает, что инфраструктура работает точно на это. 91% опрошенных татарстанцев слышали об этой программе, знают ее. Уровень лояльности к ней достиг в этом году 90%. Это очень высокий показатель для такой близкой для каждого человека и в то же время такой сложной программы.

«В условиях плотной городской застройки территорию для выгула собак найти практически невозможно»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Это зона, где владелец учится ответственному владению собакой»

Площадка для выгула и тренировки собак в парке ЖК «Салават купере» – вы позиционируете ее как первую в стране специализированную площадку. Планируется также подобная площадка в Набережных Челнах. Как и почему родилась эта идея? Как вообще планируется решать проблемы с выгулом собак в городах? Такое ощущение, что это тема вечных споров между горожанами…

Это глобальный вопрос, в том числе на уровне федерального законодательства. Это вопрос о невозможности практически повлиять на количество бездомных собак, на негативное отношение к владельческим собакам, которое складывается в том числе и из отношения к бесхозным собакам. Большая часть инцидентов, связанных с собаками, происходит именно с бездомными собаками. Много тысяч лет назад человек приручил это животное, которое тогда не нуждалось в человеке. Сегодня собаки, живущие рядом с человеком и вместе с человеком, нуждаются не только в законодательном, но в средовом регулировании.

На сегодняшний день власти городов как нашей республики, так и других регионов страны заняты выбором территорий для выгула и дрессировки собак. Но существующее законодательство регламентирует расстояние от жилых домов до забора, огораживающего территорию выгула собак, в 40 метров. Это расстояние требуется для уменьшения шумовой нагрузки. В условиях плотной городской застройки такую территорию найти практически невозможно. Это вопрос нормативного регулирования, которым мы планируем заниматься на следующий год совместно с Минстроем России. На следующий год в Минстрое РФ появится также Экспертный совет по созданию среды, дружественной для домашних животных.

Что касается площадок в Набережных Челнах и ЖК «Салават купере», то это площадки не для дрессировки, а для выгула, для игры. То есть это зона социализации животных. Это зона, где владелец учится, в том числе ответственному владению собакой. Горожане, не имеющие собак, также начинают более спокойно относиться к владельческим собакам.

«Можно подумать, что раз такая страшная “текучка”, то там очень некомфортно»

Команды архитекторов – как выстраивается работа с ними?

Разведем три категории проектов. Первая – это проект «Наш двор», в котором работают архитекторы-градостроители. Из года в год здесь заняты практически одни и те же специалисты. Это признак устойчивости программы, когда, несмотря на все трудности, команда готова продолжать работу на следующий год.

Вторая – программы по развитию общественных пространств. Здесь есть определенная ротация, которой мы, честно говоря, рады. Например, из бюро «Архитектурный десант», которое было создано в 2016 году специально под эту программу, за это время «выпустились» более 90 человек. Сейчас численность «Архдесанта» - 15 архитекторов. С одной стороны, можно подумать, что раз такая страшная «текучка», то там очень некомфортно. На самом деле, «Архдесант» был создан, чтобы учить кадры и отправлять их учить других. То есть такой конвейер.

Что происходит? Ребята, вышедшие из «Архдесанта», организуют свои небольшие архитектурные бюро. Они работают уже под своим именем, становятся узнаваемыми. Они умеют работать с госзаказом, а это более сложная вещь, нежели частный заказ.

Третья группа – это специальные проекты, к примеру, проект развития реки Казанки. У нас есть разработчик проекта – питерское архитектурное бюро. Но под каждое отдельное пространство Казанки мы выбираем бюро уже из республики, которое умеет работать с подобного рода средой.

Если говорить о проекте развития Присутственных мест Казанского Кремля, то здесь происходит прицельный отбор, поскольку специфика объекта диктует и определенные требования к прошлому опыту коллег.

«Главное – не памятник, не огромный фонтан, не качели. Главное – человек»

Фото предоставлено Фондом «Институт развития городов Республики Татарстан»

«Люди стали больше осознавать свое право на город, право влиять на его облик»

Поговорим про деньги. Каковы масштабы финансирования проектов?  Соотношение республиканских и федеральных средств?

Если мы говорим про парки, то есть три программы, по которым финансируется развитие общественных пространств. Первая – это собственно региональная программа развития общественных пространств. В этом году в ее рамках выделено около 900 млн рублей. Вторая – программа «Формирование комфортной городской среды» в рамках федеральных приоритетных проектов. Здесь источник финансирования на 81% - федеральный, на 19% - региональный. В целом это около полутора миллиардов рублей. И есть также отдельный третий источник финансирования – федеральный конкурс среди малых городов и исторических поселений. В этом конкурсе мы ежегодно принимаем участие, на три месяца уходя в него с головой вместе с городскими властями, с архитекторами. По-другому деньги не придут. Это ежегодная борьба. На данный момент Татарстан является лидером по всей России по качественным и количественным параметрам участия в данном конкурсе. Этот конкурс стартовал в 2018 году, и сейчас у нас уже 38 победных заявок. В конце года ожидаем решения по двум заявкам – это Альметьевск и Мамадыш. Общая сумма грантов шести победителей этого года составляет 510 миллионов рублей. С 2018 года в республику в виде федеральных грантов пришло около 2,5 млрд рублей.

Как вы считаете, как нас всех, и простых жителей, и руководителей, поменяли эти программы?

Я думаю, что люди стали больше осознавать свое право на город, право влиять на его облик, трассировку дорог, развитие территорий. Я надеюсь, что у людей поменялось чувство эстетики по отношению к среде. Мы не за то, чтобы в общественных пространствах появлялось декоративное, искусственно насаженное озеленение. В природе это так не растет. Мы за разнотравье, за рассредоточение посадок, чтобы это выглядело так, как будто парк пророс через деревья и травы, а не наоборот.

И хочу еще раз сказать, что архитектурный прием создания нейтральной среды позволяет сделать человека главным в этой среде. Главное – не памятник, не огромный фонтан, не качели. Главное – человек. Чем среда нейтральнее, тем громче и ярче он звучит.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100