news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Мягкая сила «железного» Шаймиева: первому Президенту Татарстана — 85

В девяностые годы его не критиковал только ленивый. Ощущение неизбежных и обязательно хороших, как тогда верилось, перемен пьянило разум. «Долой!» – скандировала толпа на казанской площади Свободы в ответ на речи лидеров татарского национального движения и демократических общественников. «Долой партократов и бюрократов!», «Власть народу!»

news_top_970_100

Минтимер Шаймиев заявил в одном из интервью, что «со слабыми нервами во власть ходить нельзя»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

Шаймиев ясно показал, что способен охладить горячие головы, не входя в конфронтацию

На дворе ранняя весна 1990 года. Я, первокурсник университета, оказался в первых рядах многолюдного митинга, которые проходили тогда регулярно и собирали на площади и проспекты разночинных граждан, жаждавших нового мира. Вниманием народа владели фронтмены национального движения: Марат Мулюков, Фаузия Байрамова… После их выступлений, вскидывая вверх сжатую в кулак правую руку, люди с азартом скандировали: «Свобода!», «Татарстану – союзный статус!», «Долой привилегии!» Эти настроения пронизывали всю жизнь республики, определяли ее энергетику.

Многолюдные митинги проходили в начале 1990-х регулярно и собирали жаждавших нового мира

Фото из архива пресс-службы Госсоветника РТ / источник: protatarstan.ru

Первый секретарь Татарского обкома партии Минтимер Шаймиев стоял на трибуне чуть в сторонке. В сером зимнем пальто и черной шляпе. Глаза толпы постоянно посматривали на него. Взгляд перебегал с ораторов на Шаймиева, старясь подметить его реакцию на радикальные и, казалось бы, просто крамольные призывы. Он был напряжен, но спокоен. Ему приходилось, конечно, непросто, но выдержкой он мог бы поделиться с любым из окружавших. Временами казалось, что он один против всех. А дальше митингующие воочию увидели, как можно всех сделать если и не за, то точно не против. Шаймиев терпеливо дождался, когда ему предоставят слово. Подошел к микрофону, начал говорить. Говорил о демократизации, перестройке. О союзном статусе. О задачах на будущее. Его прерывали возгласы из толпы, мешали говорить. Назвать отношение аудитории доброжелательным язык бы не повернулся. Но постепенно шум на огромной площади почти стих. Он завладел вниманием. Спокойная и насыщенная образами речь, ставшая позже его фирменным узнаваемым стилем, подействовала успокаивающе. Шаймиев тогда ясно показал, что не только не избегает общения с народом, но и способен резко охладить горячие головы, не входя с ними в конфронтацию. Это его качество позже характеризовали как центризм. Ну что же, умные поступки можно назвать и так. Да и с нервами у него, как все убедились, было в порядке. Это много позже Шаймиев заявит в одном из интервью, что «со слабыми нервами во власть ходить нельзя». А тогда… Тогда всё было внове.

Старт служебной карьере Шаймиева в руководстве республики дал первый секретарь Татарского обкома КПСС Фикрят Табеев

Фото: tatmsk.tatarstan.ru 

Шаймиев приводил цифру: только 2% предприятий республики относились к ее собственности

Закалка нервов была долгой. Старт служебной карьере Шаймиева в руководстве республики дал первый секретарь Татарского обкома партии Фикрят Табеев. Человек нрава сурового. Требовательный и жесткий. По признанию Табеева, он давно присматривался к молодому и инициативному инженеру мензелинской «Сельхозтехники». В 1967 году Табеев взял 30-летнего Шаймиева в Татарский обком партии. А через два года Минтимер Шаймиев стал министром мелиорации и водного хозяйства – самым молодым министром в республике. Следующие ступени и руководители были не проще. Работа с ними требовала большой внутренней силы. И в то же время – изрядной мягкости, дипломатичности. В середине 1980-х он – председатель Совета Министров ТАССР, а в 1989 году сменил первого секретаря обкома Гумера Усманова у руля республики. Тогда никто не мог и подумать, что буквально через пару лет он станет политиком федерального уровня, а еще спустя время политическим тяжеловесом, «отцом российского федерализма».

В 1991 году Шаймиев стал первым Президентом Татарстана

Фото из архива пресс-службы Госсоветника РТ / выставка, посвященная 30-летию избрания Шаймиева Президентом Татарстана / Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

События следовали стремительно. Через несколько месяцев после упомянутого митинга Шаймиев избрался председателем Верховного Совета республики, а через год – первым Президентом Татарстана. Развал Советского Союза похоронил и попытки Татарстана повысить статус республики до союзной. Татарстан вынужден делать всё, чтобы отстоять свои позиции, изменить роль в новой России. Этого требовал народ, требовала экономика. Шаймиев тогда приводил унизительную для Татарстана цифру: только 2% предприятий республики относились к ее собственности. Все остальное – союзного и российского подчинения. И это в республике, которая была становым хребтом всей советской сырьевой экономики на протяжении почти трех десятилетий.

Именно последующие два года и колоссальные усилия Шаймиева по изменению отношения к республике как сырьевому придатку и вывели его на российскую политическую авансцену, а Татарстан стал мощным локомотивом построения новой страны. Но для этого пришлось пройти через многое – от самых ожесточенных политических баталий, грозящих непредсказуемыми последствиями, к выработке общего взгляда на будущее страны. Возможно, сегодня это не для всех очевидно, но тогда это стало единственно возможным путем дальнейшего восстановления и последующего укрепления государственности новой России, с трудом выбиравшейся из-под обломков рухнувшего СССР.

Демонстрировать «железный» характер Шаймиеву пришлось особенно в период проведения в 1992 году республиканского референдума о суверенитете Татарстана

Фото: © Рамиль Гали

Твердость и готовность к компромиссу – отличительные черты Шаймиева как политика

В этот ключевой период ему не раз пришлось демонстрировать «железный» характер, особенно в период проведения в 1992 году республиканского референдума о суверенитете Татарстана. Некоторые в федеральном центре, тот же Руслан Хасбулатов, грозились тогда привезти руководство Татарстана в «железной клетке» в Москву. Как оно могло все обернуться, тогда никто не знал. Однако принципиальная позиция Шаймиева и в то же время его умение договариваться с Президентом России Борисом Ельциным сыграли определяющую роль. Умение заставить себя слушать, убедить, притушить эмоции, так ярко проявившее себя на митингах, работало и в ходе переговоров в высоких кабинетах.

Как оно могло все обернуться, тогда, в 1992-м, никто не знал

Фото из архива пресс-службы Госсоветника РТ / выставка, посвященная 30-летию избрания Шаймиева Президентом Татарстана / Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

«Откуда этот упрямый парень у вас взялся, где он воспитывался?» – так Шаймиев рассказывал в одном из интервью о вопросах, которыми озадаченно задавались федеральные политики в Москве. Но одним упрямством дороги не вымостишь. Твердость и готовность к компромиссу – отличительные черты Шаймиева как политика. В результате долгих переговоров в феврале 1994 года между Москвой и Казанью был заключен Договор о разделении полномочий и делегировании предметов ведения. Это был первый договор, за которым последовали и другие регионы. Устоявшееся позже мнение о том, что Шаймиев – один из отцов российского федерализма, пошло отсюда. Это много позже с уважением отметил и Президент России Владимир Путин.

В феврале 1994 года между Москвой и Казанью был заключен Договор о разделении полномочий и делегировании предметов ведения

Фото из архива пресс-службы Госсоветника РТ / выставка, посвященная 30-летию избрания Шаймиева Президентом Татарстана / Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

Формируя новое государство, Татарстан становился по сути его соучредителем

Способность Шаймиева сгладить ситуацию, увести от черно-белого осмысления действительности иллюстрирует и один весьма красноречивый факт, ставший позже байкой. После заключения Договора депутат Госсовета Александр Штанин задал Шаймиеву прямой вопрос: «Минтимер Шарипович, ответьте прямо: Татарстан теперь в составе России или нет? Да или нет?» Шаймиев задумался на секунду и ответил: «Я думаю, так нельзя ставить вопрос», вызвав оживление в зале. Лукавство? Нет, если задуматься, он был прав. Формируя новое государство, Татарстан становился по сути его соучредителем. Это был адекватный и соответствующий текущей политической ситуации подход, ведь Татарстан всегда отстаивал российскую государственность. Упрекнуть республику в этом отношении не за что. Хотя некоторые злопыхатели и стараются, выдергивая слова из контекста, выдавая мнение некоторых радикальных общественных деятелей за позицию Татарстана. Однако фактом является то, что Татарстан поначалу выступил самым последовательным сторонником сохранения СССР, а затем строительства новой России.  

Фактом является то, что Татарстан поначалу выступил самым последовательным сторонником сохранения СССР, а затем строительства новой России

Фото: © Султан Исхаков / ИА «Татар-информ»

С начала 2000-х годов в условиях быстро изменяющейся внешней ситуации, когда Россия вновь начала серьезно укреплять государственную власть, формировать единое правовое поле, Шаймиев стал одним из политиков, оказавших новому лидеру страны заметную политическую поддержку. Страна вступила на новый этап развития, обусловленный политическими, экономическими обстоятельствами, международной обстановкой, различными вызовами. Были ли противоречия? Конечно. Но мягкость силы Шаймиева и умение находить компромиссы стали и залогом сохранения темпов развития Татарстана, ознаменовались грандиозным 1000-летием Казани, сохранением программ федеральной поддержки республики.

Оценивая роль Шаймиева в новейшей истории России, Владимир Путин заявил: «Имя Минтимера Шариповича Шаймиева прочно связано с развитием и укреплением российской государственности»

Фото: shaimiev.tatarstan.ru

Много позже, оценивая роль Шаймиева в новейшей истории России, Владимир Путин заявил совершенно недвусмысленно: «Имя Минтимера Шариповича Шаймиева прочно связано с развитием и укреплением российской государственности. В том, что Россия выстояла на крутом историческом переломе, сберегла суверенитет и единство своего многонационального народа, стала мощной, открытой миру державой, есть и его личная большая заслуга».

Фонд «Возрождение» успел совершить много масштабных дел, которым нельзя найти прецедентов в стране

Тем временем в стране поменялись поколения региональных руководителей. Ушли с политической арены и многие коллеги Шаймиева как из числа федеральных, так и региональных политиков. Пример Татарстана в этом плане стал уникальным. Шаймиева сменил во главе республики политик, воспитанный в его команде и в то же время очень быстро и уверенно набравший серьезный политический вес федерального масштаба. Татарстан иначе и не может себя позиционировать, такая логика заложена всей его историей, в том числе и постсоветской, которую формировал как раз таки Шаймиев. Возглавивший республику Рустам Минниханов повел Татарстан вперед без остановок.

Шаймиева сменил во главе республики политик, воспитанный в его команде и очень быстро и уверенно набравший серьезный политический вес федерального масштаба

Фото: © Султан Исхаков / ИА «Татар-информ»

Уже больше десятилетия Шаймиев на заслуженном отдыхе, однако этот отдых весьма условный. За это время возглавляемый им фонд «Возрождение» успел совершить много зримых и масштабных дел, которым нельзя найти прецедентов в стране. «Железный» характер проявил себя и в этом. Сейчас вспоминаю, что как-то после интервью с ним, еще в пору его президентства, наш фотограф попросил пять минут времени для фотосессии. «Пять минут?» – лукаво улыбнулся тогда Шаймиев. – «Да за пять минут знаете, сколько можно сделать?!» Каждый тогда подумал о своем, и все дружно рассмеялись. Ситуацию после долгого интервью он разрядил как профессиональный психолог. Энергия и настрой на постоянную работу – этих качеств у Шаймиева не отнять, как и редкого профессионального долголетия.

Как-то спустя пару лет после его отставки с поста Президента республики мне довелось брать у него интервью. Он вошел в зал бодрый, с хорошим настроением и, сев за стол напротив, первым делом налил из графина воды в фужер. «Я же теперь уже не Президент, значит, могу и выпить с утра», – рассмеялся он. У всех присутствующих вмиг спало все напряжение, и разговор начался совершенно по-домашнему. Обаяние – просто уникальное, перед нами сидел человек, за которым не чувствовалось груза колоссальных нагрузок и напряжения воли в прошлом. Железный характер, в котором уже никто не сомневался давно и бесповоротно. Мягкая сила Шаймиева, которая не раз оказывалась гораздо убедительней и эффективней, чем все прочие арсеналы политиков такого масштаба.

Уже больше десятилетия Шаймиев на заслуженном отдыхе, однако этот отдых весьма условный

Фото: © Рамиль Гали / ИА «Татар-информ»

В эти дни мы с полным правом также поднимаем фужер за его здоровье, и не обязательно с водой!

Фото на анонсе: из архива пресс-службы Госсоветника РТ / источник: protatarstan.ru

#Шаймиеву-85

Фоторепортаж: Рамиль Гали
news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100