news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Мы не отходили от детей двое суток: как врачи Татарстана спасают учеников 175-й гимназии

В Детской республиканской клинической больнице сейчас лежат 15 пострадавших во время стрельбы в школе детей, один ребенок в реанимации, но его жизни ничего не угрожает. Корреспондент ИА «Татар-информ» пообщалась с детьми, которые лечатся в клинике, и их родителями, узнала у врачей РКБ и ДРКБ, как они боролись за жизнь каждого маленького пациента.

Мы не отходили от детей двое суток: как врачи Татарстана спасают учеников 175-й гимназии
news_top_970_100

Несмотря на ранение, помогал однокласснице с более тяжелым ранением

У Расула Исраилова и его одноклассников была физкультура на улице. Дети только построились в шеренгу, а 19-летний преступник начал стрелять по ним из окна. Дальше 10-летний мальчик видел, как ребята прыгают из окон школы.

Учитель физкультуры велел детям бежать в сторону соседнего дома, пуля задела ногу Расула по касательной в области колена.

Несмотря на рану, он рванул в сторону ближайшего дома. Испугаться мальчик даже не успел.

«Рану я завязал футболкой, она у меня была вся в крови. Кровь стекала. Потом приехал спецназ. С этого места я уже поехал в больницу», – рассказал мальчик.

Отправился в больницу Расул уже со своей мамой Фатимой Вараевой. Она рассказала корреспонденту ИА «Татар-информ» – узнала о том, что что-то не так, из родительского чата в мессенджере.

Фатима работает неподалеку от гимназии. Она схватила куртку и выбежала из торгового центра. По пути звонила поочередно учителям своих детей, ее дочка учится в первом классе этой же школы.

Ее успокоили, сказав, что с младшей девочкой все хорошо, а до учительницы старшего сына долго не получалось дозвониться, но когда трубку сняли, мать услышала: «Не переживайте, ваш сын немного ранен».

Фатима испытала страх и ужас, только спустя три дня после нападения на школу у нее перестали болеть ноги.

Мама нашла своего ребенка, в этот момент Расул помогал своей однокласснице, подбадривал и помогал идти, ее ранение было гораздо серьезнее. Сейчас эта девочка в Москве. Всего из их класса в ДРКБ попали четверо ребят.

«Врачи сработали оперативно. Отдельная благодарность врачам. Мало того, что была такая паника. Все в слезах. Я иду, а они пытались с каждым родителем поговорить, успокоить. Огромное спасибо», – сказала Фатима Вараева татарстанским врачам.

Сейчас Расул уже идет на поправку.

«Моему сыну снятся кошмары, как за ним бегут с ружьем»

Ольга Ибрагимова – мама двойняшек из второго класса. 11 мая она, как и многие взрослые, была на работе. Ей позвонила мама одноклассника детей и сказала, что в школе стрельба и ее дочка ранена.

Ольга сорвалась и помчалась к детям. Но на заднем дворе школы их уже не было.

Сказали, что девочку уже увезли на «скорой» в ДРКБ. Мама направилась туда. Дочку она нашла, а вот сына в спешке записали неправильно. У обоих ее детей были осколочные ранения от взрыва, который произошел рядом с их кабинетом. Потом дети начали выпрыгивать в окно первого этажа через выбитое ударной волной стекло.

Пока она искала своих ребят, ей многие присылали видео, на котором были ее дети. Она очень рада, что тогда не открыла мессенджер, ведь на видео дети были все в крови, а сын Артем вообще не подавал признаков жизни.

«Они сидели в этой форме, все в крови, перебинтованы. К Милане меня привели, сказали, что раны надо зашивать, обрабатывать. С меня взяли согласие на анестезию, спросили, есть ли аллергия», – рассказала Ольга Ибрагимова ИА «Татар-информ».

Ее сын оказался в соседней палате. Дальше двойняшек ждало лечение.

Сейчас ребята уже очень активные, их мама объяснила, что они пришли в себя только к сегодняшнему дню. До этого они почти все время плакали, ведь их классный руководитель Венера Айзатова погибла. Второклассники очень тяжело переживали эту потерю.

Ребятам в клинике провели все возможные анализы и исследования, чтобы исключить возможные последствия случившегося. У сына Ольги появился звон в ушах – такой, что мальчик не мог заснуть, его отправили в одну из поликлиник города к сурдологу. Мама двойняшек очень благодарна за это медикам, ее дети сейчас идут на поправку, с ними ежедневно работают психологи.

«Артему сегодня сон приснился. В четыре утра ко мне прибежал. Он на плавание у меня ходит. Как будто он пришел на плавание, а за ним с ружьем сначала один гонится, потом он убежал, другой с таким же ружьем», – рассказала Ольга. 

Таких трагедий не было

«Таких масштабов трагедии не было», – однозначно утверждает заместитель главного врача Детской республиканской клинической больницы по медицинской части Лилия Басанова.

Дети поступали не только с тяжелыми ранениями и травмами, но и с сочетанными повреждениями. В ДРКБ работали в шести операционных, в медицинские бригады входили по несколько ассистентов, хирургов, реаниматологов.  

Лилия Басанова признается, что «скорая» сработала прекрасно, фельдшеры сообщали в приемное отделение больницы всю нужную информацию, доезжали очень быстро. И школьника, сердце которого останавливалось, благодаря медикам неотложки доставили в больницу, поддерживая все его жизненно необходимые функции, а татарстанские врачи смогли заставить сердце ребенка биться вновь.

Сейчас этого ребенка перевезли на лечение в Москву.

Врачи в один голос говорят: «Дети были в крайне тяжелом состоянии». Не только тяжелые ранения и травмы были этому виной, но и огромный стресс.

«Даже те ребята, которые пытались держаться, у них все равно дрожали руки, тряслось все тельце. Они говорили, что все хорошо, и даже предлагали оказать помощь, например, тем ребятам, у которых были видны внешние поражения, но, тем не менее, они пережили стресс, который не каждому взрослому по плечу пережить», – говорит доктор сквозь слезы.

Все главные врачи – хирурги, реаниматологи не отходили от детей двое суток.

На помощь специалистам Детской республиканской клинической больницы пришли 14 врачей и три ординатора РКБ Татарстана. Им поступила команда ждать массового приезда пострадавших. Врачи взрослой клиники в считанные минуты прибыли в ДРКБ, чтобы помочь коллегам.

Картечью в грудь 14-летнего мальчика

В ДРКБ просили прислать узких специалистов: торакальных и сердечно-сосудистых хирургов и травматологов. Они приехали в соседнюю клинику в течение нескольких минут.

«Конкретно наша бригада торакальных хирургов из РКБ. Мы участвовали в операции с детскими хирургами мальчику 14-летнему с множественными ранениями – это картечь была, ранение грудной клетки с множественными повреждениями правого легкого», – рассказал заведующий торакальным отделением №2 РКБ Евгений Тришин.

Операция прошла успешно, врачи смогли сделать все, что запланировали. Мальчика уже перевезли в Москву. По словам Евгения Тришина, сейчас этот ребенок потихоньку восстанавливается.

Это не первый случай для торакального хирурга, когда приходится извлекать пули из маленького человека. Он делал это и раньше, но не в Татарстане. Оперировать детей, по его словам, не сложнее, чем взрослых, особенность лишь в том, насколько сложное ранение – пули нередко повреждают кости и внутренние органы, и это, по словам врача, всегда катастрофа.

По воспоминанию хирурга, первая мысль, которая мелькнула в его голове, когда поступило сообщение о трагедии, – где находятся его дети в эту минуту. После в течение долгих часов все мысли были заняты пострадавшими школьниками. 

«Чувство страха все равно было. Потом эта большая боль к тем детям, к тем родителям, которые пострадали, тем более погибли. А потом чувств никаких не было, надо было просто работать, спасать детей и помогать», – признался доктор.

Тришину запомнился семилетний мальчик, который «как взрослый мужчина» сказал ему: «Все нормально, не переживайте, передайте маме, что со мной все хорошо». За время нашей беседы доктор повторяет несколько раз: «Детки были большие молодцы».

Самая тяжелая травма для военно-полевой хирургии была у ребенка

Заведующий сосудистым отделением РКБ Александр Максимов рассказал, что конкретно их помощь понадобилась в ДРКБ одному пациенту, его рана была сложнейшей.

«Оказывали помощь ребенку с осколочным переломом нижней трети бедра, который был, по-видимому, получен в результате действия взрывного устройства. То есть это минно-взрывная травма, которая даже в военно-полевой хирургии считается самым тяжелым повреждением», – рассказал Александр Максимов.

Во взрослой клинике есть опыт лечения таких травм. К детским врачам, к счастью, такие пациенты до этого случая не поступали.

У этого мальчика была повреждена не только бедренная кость, но и осколком самой кости и снаряда задело коленную артерию. Это привело к тому, что у маленького ребенка кровообращение в нижних конечностях почти прекратилось.

На благодаря слаженным действиям врачей двух республиканских клиник маленькому пациенту помощь оказали вовремя, омертвения тканей не произошло, кровообращение восстановили, ампутации ноги избежали.

«Ситуация, с которой все столкнулись в этот день, нечто дикое. Честно говоря, видеть военно-полевую хирургию в наших городских благополучных условиях, к счастью, приходится не часто», – сказал Максимов.

А то, что такие ужаснейшие ранения получили дети, по словам врачей, не поддается никакому осмыслению.

Спасаясь от преступника, выпрыгнула с третьего этажа. Жизнь сохранили врачи РКБ и ДРКБ

Совместно врачи больниц работали и над еще одной сложной пациенткой. Ученица 8 «А», которая выпрыгнула в окно, спасаясь от убийцы.

«Трагедия, безусловно, страшная. Но в тот момент хирургу некогда думать, насколько это страшно, некогда эмоции переживать, необходимо просто делать. Переломы тяжелые, и почти все врачи по 5-6 часов находились в операционной, вымотались физически и морально, но при всем этом достойно вышли из ситуации», – отметил заведующий отделением детской травматологии РКБ Руслан Хасанов.

По словам врача, родители пострадавших школьников от страха за своих детей хватали проходивших мимо них врачей за руки, плакали и спрашивали, в каком состоянии их дети. Моментами медик просто не мог ничего ответить, ведь не было даже минуты времени, чтобы успокоить безутешных мам и пап, – в операционной ждали маленькие пациенты.

«Большинство детей были в очень тяжелом состоянии, рыдали, просили, чтобы родители были рядом», – поделился воспоминаниями Руслан Хасанов.

Сталкиваться в мирное время с пулевыми, осколочными – тяжелыми травмами для врача тяжело.

Недетские испытания выпали на долю маленьких казанцев. Самых тяжелых детей перевезли в федеральные медицинские центры, там они продолжают лечение. Остальные, те, кому полегче, находятся в ДРКБ. Здесь они вместе с мамами, с ними каждый день работают психологи, которые помогают им победить страх. А врачи продолжают делать свою работу и очень надеются, что таких ужасных трагедий никогда больше не будет.

news_right_column_240_400_1
news_right_column_240_400_2
news_bot_970_100